Ги Дебор о “Красных бригадах”

"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"


Ги Дебор о “Красных бригадах”

 



...Можно наблюдать, как разрастается фальсификация, словно липкий туман, сгустившийся над повседневностью. Мы видели, как возвели в абсолют.. технический и полицейский контроль, над людьми и природой.. Мы видели как развилась в себе и для себя государственная ложь, забыв о правдоподобии настолько, что теперь она может позабыть и о самой себе, изменяясь ежечасно. Италия имела возможность наблюдать, как работает вся эта техника в связи с событиями вокруг похищения Альдо Моро и его убийства, однако и эту, взятую ныне высоту, со временем превзойдут...

Версии итальянских властей (скорее ухудшенной сотнями поправок комментаторов) не верили ни секунды. Однако, ее задача состояла не в том, чтобы в нее поверили, а в том, чтобы быть единственной на ветрине, и чтобы о ней потом легко забыли, как забывают о плохой книге. Все это было похоже на какую-то мифологическую оперу, поставленную с широким размахом, где герои-террористы превращаются то в лис, чтобы хитростью поймать свою добычу, то во львов, не ведающих страха (покуда жертва находится в их руках), то в баранов, с тем, чтобы все их действия не причинили ни малейшего ущерба режиму, с которым им предстоит помериться силами. Говорят, например, что террористам посчастливилось иметь дело с самой недееспособной секретной полицией в мире, и поэтому они сумели беспрепятственно проникнуть в самые высокие сферы. Однако, в таком объяснении мало диалектики.

Подрывная организация, члены которой внедрены в органы госбезопасности и преспокойно выполняют там правительственные задания [1] в течение ряда лет, вплоть до того момента, когда станут нужны для террористической операции, такая подрывная организация должна быть готова к тому, что ее манипуляторами тоже, время от времени, кто-то будет манипулировать и ей следует отказаться от олимпийской уверенности в собственной безнаказанности, столь характерной для руководства “красных бригад”.

Но итальянское государство, ко всеобщей радости его сторонников, поступило еще лучше. Оно, как и любое другое государство, задумало внедрить агентов своих спецслужб в сеть подпольщиков, где так легко сделать карьеру и занять место в руководстве, устраняя собственных начальников. Подобным образом действовал Малиновский, обманувший даже ушлого Ленина или Азеф, возглавивший боевую организацию партии эсеров..

До сих пор секретные службы никогда не прекращали своей деятельности, как не может, к примеру, прекратиться загрузка гигантского танкера в прибрежных водах.. Сохранив свои архивы, доносчиков и действующих сотрудников, они, всего лишь, сменяют имя. Так, итальянская Служба военной информации (SIM), действовавшая при фашистском режиме и прославившаяся саботажем и заказными убиийствами за рубежом, при режиме христианских демократов стала Оборонной службой информации (SID).

SID, омытая кровью, тоже официально подверглась роспуску, ведь именно эта служба, начиная с 1969 года была прямым исполнителем длинной серии массовых убийств, как признает post festum само итальянское государство; как правило, но не всегда, это были взрывы, которые приписывали то анархистам, то неофашистам, то ситуацианистам. Теперь, когда ту же самую работу, в кои-то веки с большей продуктивностью выполняют “красные бригады”, SID не может с ними справится; не может, поскольку она распущена [2].

В Секретной службе, достойной этого названия, все секретно, даже ее ликвидация, и, таким образом, теперь невозможно разобраться, какой процент содеянного приписывать почетной отставке (SID), а какой “красным бригадам”. Невозможно стало определить, что именно было тайно уничтоженно самим итальянским государством. Ясно одно: отныне оно без колебаний будет убивать сыновей Брута, чтобы заставить уважать свои законы. Непреклонный отказ государства пойти на малейшие уступки ради спасения Альдо Моро в конце концов стал доказательством незыблемых добродетелей республиканского Рима.

Джорджо Бокка, прослывший лучшим аналитиком среди итальянских журналистов.. написал книгу МОРО - ИТАЛЬЯНСКАЯ ТРАГЕДИЯ, где он поспешно заглатывает все расхожие мистификации, с тем, чтобы немедленно изрыгнуть их обратно, объявив превосходными. Он подходит к сути дела лишь однажды (естественно, ставя все с ног на голову), в следующем пассаже: “имея за собой террор красных бригад, горстки рабочих-экстремистов могут противостоять или пытаться противостоять политике профсоюзов. Те, кто присутствовал на собраниях рабочих, на таких заводах, как Альфо-Ромео в Арезе, могли наблюдать, как группам экстремистов, насчитывающим не более сотни участников, удавалось разместиться в первом ряду и выкрикивать обвинения и оскобления, а коммунистической партии пришлось с этим смириться”. [3]


Нет ничего более ясного, чем ситуация, когда революционно настроенные рабочиие оскорбляют сталиниистов, при почти единодушной поддержке своих товарищей. Это естественно, раз уж они собрались делать революцию.. Неужели же им, наученным горьким опытом не известно, что для начала надо прогнать сталинистов со всех собраний? Из-за того, что рабочие не смогли в свое время этого сделать, потерпела поражение в 1968 году революция во Франции, а в 1975 году - в Португалии. Было бы, однако, полным безумием.. полагать, что “горстки рабочих-экстремистов”, смогут поставить дело так, чтобы за ними пошли террористы. Как раз наоборот, из-за того, что большинство рабочих уклонилось от вербовки в профсоюзы и сталинистскую партию, заработали “красные бригады”, чей терроризм может лишь помешать рабочим.. Бокка намекает на то, что сталинисты вынужденны сносить оскорбления.. потому что террористы грозят им расправой. Но это всего лишь грязные инсинуации, ведь до сих пор, и всем это известно, “красные бригады” последовательно воздерживались от расправ над сталинистами. И какую бы видимость не создавали бригадисты, периоды их активности не случайны и жертвы они выбирают не как им заблагорассудится. Такой климат делает возможным рост мелкого открытого терроризма, который власти более менее контролируют и пока терпят, из него как из рыбного садка всегда можно выловить и подать на блюде нескольких виновных; но ударные силы “красных бригад” состоят из профессионалов; об этом свидетельствует каждая деталь их стиля.

Различные фракции итальянского капитализма и обслуживающего его правителственного персонала значительно расходятся во мнениях по вопросу жизненно важному и в высшей степени туманному- вопросу касающемуся использования сталинистов. Некоторые современные сектора крупного частного капитала поддерживали и по сей день решительно поддерживают эту идею, другие, связанные с финансовым руководством и с предприятиями с долей государственного участия, настроенны враждебно по отношению к сталинистам. Высшие государственные чиновники имеют значительную свободу действий: ведь когда корабль получает пробоину, решения капитана становятся важнее мнения судовладельца, - однако и в их рядах нет единства в данном вопросе. Будущие же каждого клана зависит от того, насколько ему удасться навязать свою линию всем остальным, подтвердив ее практикой. Моро верил в “исторический компромисс” [4], то есть в способность сталинистов окончательно разгромить революционное рабочее движение.

Представители другого направления, те, кто в настоящее время командуют руководителями “красных бригад”, не верили в это или считали, что не стоит беречь сталинистов ради их жалких услуг, что их надо грубее подстегивать, чтоб не наглели.. Похищение Моро стало ударом по “историческому компромиссу”, а сталинская партия продолжала прикидываться, что верит в независиимость “красных бригад”. Заложнику сохраняли жизнь, до тех пор пока верили в возможность продолжать и дальше унижать его друзей.. С ним тут же расправились, когда сталинисты показали зубы и заговорили о “темных делах”; Моро умер в разочаровании. На самом деле, у “красных бригад” гораздо более широкие функциии и интересы, они состоят в приведении в замешательство и дискредитации пролетариев, реально поднявшихся против государства и, возможно, даже в ликвидации некоторых из них, наиболее опасных..

Все эти печальные факты известны многим итальянцам, как и многое другое, они тотчас вышли на поверхность во время событий. Именно здесь, в этой точке, мы получаем возможность проанализировать зрелищную политику терроризма. И дело вовсе не в том, что террористы действуют только ради того, чтобы о них заговорили, как это пытаются представить профессора и журналисты. В Италии сейчас как в зеркале, отражаются глобальные противоречия.

Существует объединенный Священный карательный союз правящей буржуазии и тоталитарной бюрократии, союз, который открыто действует во всем мире при поддержке практически всех государств; хотя здесь и не обходится без споров и сведения счетов по-итальянски . Италия, будучи сегодня страной, наиболее продвинувшейся в деле пролетарской революции, одновременно является самой современной лабораторией международной контр-революции. (январь 1979 г.)

Примечания:

[1] “Подрывная организация, члены которой внедрены в органы госбезопасности”- в итальянской печати, после похищения и убийства боевиками “красных бригад” председателя правящей христианско-демократической партии Альдо Моро появились публикации, из которых следовало, что бригадисты якобы сумели внедрить своих сторонников в аппарат итальянских спецслужб и таким образом им удалось собрать достаточно информации о маршрутах следования и охране Моро, чтобы подготовить данную операцию. Причем некоторые из этих двойных агентов якобы играли роль лояльных сотрудников спецслужб в течение ряда лет и только перед самим похищением были активизированы.
[2] Спецслужбы Италии (SID) осуществляли в 60е 70е годы множество террактов, среди которых взрывы в общественных местах и убийства некоторых политиков. Таким образом, осуществлялась так называемая “стратегия напряженности”- поддержание в обществе непрерывной истерической напряженности, связанной со страхом перед террором. Из просочившихся в печать сведений стало ясно, что спецслужбы и связанные с ними фракции капитала и бюрократии таким способом подготавливали общественное мнение к возможности военного переворота в 1971 году и одновременно убирали неугодных им политиков от имени левых или анархистов. Противники военного переворота из числа олигархов и бюрократии добились роспуска SID.
[3] Имеется в виду рост влияния самоуправляющихся пролетарских фабричных организаций, отвергавших партийное, бюрократическое и профсоюзное влияние, имевших влияние на таких огромных предприятиях, как Фиат, Альфа-Ромео и др. С конца 60 х годов и до конца 70 х, в Италии активно действовало множество подобных групп, более известных под именем операисты (от итальянского иль операйо - рабочий), автономисты, базисные комитеты и т.д. Пожалуй, в 70 е годы Италия была едва лии не единственной страной в мире, где существовала возможность самоорганизованной пролетарской революции.
[4] “Исторический компромисс” - компромисс между крупнейшей левой партией Италии - сталинистской ИКП, и подконтрольными ей профсоюзами с итальянской буржуазией и государством. Правящие классы Италии с помощью компартии, сохранявшей долгое время большое влияние на рабочий класс этой страны, удерживали пролетариат в рамках буржуазной логики тред-юнионизма и парламентаризма, предотвращая, таким образом, саму возможность антикапиталистической радикализации. Альдо Моро, ведущий политик правящей партии христианских демократов был решительным сторонником “исторического компромисса” вплоть до участия компартии в правительстве.
Таким образом, он пытался стабилизировать ситуацию в стране, путем создания правящей коалиции двух крупнейших партий и заодно добиться полной лояльности коммунистов правительственной политике и заставить их более решительно обуздывать требования радикальных пролетарских групп. Этот курс находился в противоречии с логикой некоторых фракций итальянского капитала и бюрократии, которые не были заинтересованы в подобной коалиции, и последние сделали ставку на “стратегию напряженности” и “красные бригады”.