Сталинизм в Испании Убийство Андреу Нина

"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"

Сталинизм в Испании

Убийство Андреу Нина

                   
Кто такой Андреу Нин?

Андреу Нин родился в 1882 году в Вендрелле (Таррагона). В 1914 году он приехал в Барселону, где начал зарабатывал на жизнь журналистикой. Заодно погрузился в политику и синдикалистскую деятельность. Он вступил в CNT (Confederación Nacional de Trabajo) – анархо-синдикалистский профсоюз, который в ту пору контролировал большую часть каталонского рабочего движения, – и добился, вопреки сопротивлению анархистского крыла, присоединения этой организации к III Интернационалу, родившемуся из русской революции 1917 года (все же очень скоро CNT вышел из III Интернационала).

Девять лет, с 1921 по 1930, Андреу Нин жил в Москве и работал в III Интернационале, где общался с российскими профсоюзными деятелями, с Лениным, Троцким, Бухариным, Зиновьевым. Он женился на молодой русской коммунистке Ольге Тареевой, и у них родились две дочери – Ира и Нора. Нин бегло говорил и писал по-русски и был почитателем русской классической литературы.

До 1924 года он жил в России без проблем. Но потом объявил себя сторонником левой оппозиции, возглавляемой Троцким, и, когда оппозиция была разгромлена, был изгнан из страны.

Вернувшись в Испанию, он занимается переводами на каталонский и испанский Толстого, Достоевского, Тургенева и Чехова. Кроме того, он написал несколько теоретических работ на политические темы (на каталонском языке). Самые важные среди них – «Диктатуры в наши дни» и «Движения национального освобождения». В Барселоне он сразу начал критиковать поворот СССР к сталинизму. Он создал движение Левых коммунистов (Izquierda Comunista) – испанское подразделение Международной левой оппозиции, возглавляемой Троцким. Потом, разойдясь с Троцким, он принял участие в создании POUM (Partido Obrero de Unificación Marxista – Рабочая партия марксистской унификации).

После военного мятежа в июне 1936 он становится лидером этой партии. Кроме того, он занимает пост министра юстиции в правительстве Каталонии (обладавшей тогда сильной автономией).

В августе 1936 года, когда в Испанию дошли первые известия о новой волне репрессий в Москве, он выразил свою солидарность со старой большевистской гвардией, что навлекло на него и его партию гнев Сталина. Под давлением испанской (PCE) и каталонской (PSUC) компартий его изгоняют из правительства. 16 июня 1937 года, после майских событий в Барселоне с участием POUM, агенты НКВД по приказу Александра Орлова похищают Андреу Нина и через несколько дней убивают.


Что случилось в мае 1937 года?

Чтобы понять события в Барселоне в мае 1937 года, в разгар гражданской войны, надо посмотреть, что им предшествовало и какие силы составляли республиканскую армию.

В ответ на победу в выборах Народного фронта – коалиции республиканских и левых партий – в июле 1936 года вспыхнул военный мятеж, возглавленный генералом Франко. В крупных городах, Мадриде и Барселоне, он был подавлен. Но страна оказалась разделенной на два лагеря. «Националисты» опирались на большую часть армии и на поддержку Германии и Италии, «республиканцы» вынуждены были срочно организовывать нечто, похожее на войско, из рабочей милиции, созданной при синдикатах и партиях. Единственным государством, которое решило поддержать республиканцев (не считая ограниченной помощи, которую смогла предоставить Мексика), был СССР. Однако эта помощь, заключавшаяся в военных поставках и советниках, во многих случаях была привязана к политике Сталина. III Интернационал, управляемый из Москвы, поощрял создание интернациональных бригад, но в то время как добровольцы из разных частей мира самоотверженно сражались против фашизма, истинные цели многих советских «советников» в Испании были довольно темны. Надо напомнить, что на это время выпадает кульминация сталинских чисток, которые практически покончили со «старой гвардией». Эти чистки отразились и на Испании.

Две основных силы оказали сопротивление франкистскому мятежу.

С одной стороны – буржуазные республиканские партии, большая часть социалистов (PSOE), синдикат UGT и ортодоксальные коммунисты (PSUC и РСЕ). В это время Сталин продвигал идею объединения рабочих партий с «мелкой буржуазией»: все должно служить победе в войне. Поэтому же внутри этого сектора делалось все, чтобы ввести дисциплину любой ценой и создать войско, способное противостоять восставшим военным. Считалось необходимым распустить милиции, которые были созданы каждой партией и синдикатом в первые месяцы войны.

С другой стороны – анархисты, сгруппированные в CNT и FAI (Federación Anarquista Ibérica), и коммунисты левого крыла POUM. Они были категорически против только что описанной политики. Этот сектор, чьи основные силы были сосредоточены в Каталонии, считал, что одновременно с борьбой против мятежников надо «делать революцию» и что за введением дисциплины скрывается намерение покончить с революцией. Поэтому они защищали рабочий контроль на производстве, коллективизацию в сельском хозяйстве и рабочии милиции.

Попытка коммунистов и социалистов, в союзе с республиканцами, взять власть в свои руки, в ущерб рабочим милициям, вызвала сопротивление анархистов, особенно в Каталонии, где их профсоюз CNT обладал большим весом. Противостояние вылилось в вооруженный конфликт на улицах Барселоны, когда в мае 1937 года правительство, поддерживаемое коммунистами, захотело взять под свой контроль телефонную станцию, находившуюся в руках милиции CNT. Анархисты вступили в уличное сражение. Сопротивление было задушено, и коммунисты, за спиной которых стоял СССР, мало-помалу стали хозяевами положения.

То, что POUM была замешана в майских событиях, а также единственная в Испании говорила в полный голос о московских процессах, стало причиной ее преследований. Она была поставлена вне закона, а многие ее руководители брошены в тюрьму.


Операция «Николай»

В таких обстоятельствах осуществляется операция «Николай» – так было названо похищение и последующее убийство Андреу Нина, лидера POUM.

В одном документе, посланном в Москву, Эрно Гере (Gerö) – венгр, делегат коминтерна и советник PSUC – анализирует события мая 1937 года и утверждает, что главную роль в них сыграла POUM, которую он характеризует как «троцкистскую» партию (несмотря на то, что на самом деле она отмежевалась от тезисов Троцкого), сотрудничающую с фашистами. Со своей стороны, Александр Орлов, агент НКВД в Испании, стряпает фальшивые доказательства причастности POUM к франкистской шпионской сети, раскрытой секретными службами республики.


Генеральный директор службы безопасности, коммунист Антонио Ортега, вооружившись «представленными доказательствами», отдает приказ задержать руководителей POUM. 16 июня Андреу Нин схвачен в Барселоне полицией Специальной Бригады из Мадрида и отвезен в тюрьму в Алькала-де-Энарес. Там его несколько раз допрашивают, а потом перевозят из тюрьмы в находящийся неподалеку особняк и там пытают, чтоб вырвать  признание. Цель – заполучить предлог, оправдывающий репрессии против его партии. Не добившись ничего, его убивают.

Архивы НКВД, купленные каталонским телевидением во времена советской «перестройки» у КГБ, позволили уточнить, что Андреу Нин был убит между 21 и 24 июля 1937 года. Документы подтверждают версию, котоую давно уже защищали сами члены POUM, хотя им не были известны имена убийц.

В 1992 году каталонское телевидение показало документальный фильм  Марии Долорс Женовес «Операция Николай». В нем фигурирует письмо Орлова в вышестоящие органы от 24 июля, в котором он называет имена тех, кто присутствовал при убийстве: Орлов, Юзик (псевдоним бразильца Хосе Эскоя, агента НКВД), венгра Эрно Гере и трех испанцев. Хосе Эской был автором фальсифицированного текста, в котором говорилось о связи POUM и Фаланги – испанской фашистской партии.

Орлов был вызван в 1938 г. в Москву и, опасаясь за свою жизнь, бежал с женой и детьми в Штаты. Напомним, что многие политические, военные, дипломатические советники, вернувшись из Испании в СССР, были казнены: консул в Барселоне Антонов-Овсеенко, посол Розенберг, генералы Горев и Берзин…

После убийства Нина был запущен слух, будто бы его освободили немецкие агенты гестапо. Джордж Оруэлл упоминает об этом в своей книге «Homage to Catalonia». Английский писатель, сражавшийся в составе колонны POUM, рассказывает о своем ужасном чувстве, когда он наблюдал, как поумовцы воюют против франкистов, а в это время в тылу руководителей их партии преследуют и бросают в тюрьмы как «фашистов». Когда исчез Нин, на стенах Барселоны стал появляться вопрос: «Где Нин?» Сталинисты отвечали клеветой: мол, в Саламанке или в Берлине (Саламанка была резиденцией франкистского правительства).

Репортаж каталонского телевидения подтвердил то, что подозревали все: Андреу Нин закончил свои дни не в Саламанке и не в Берлине, а в канаве возле Алькалы-де-Энареса, городка недалеко от Мадрида.

На основе вышеназванных обвинений, позже был подготовлен процесс над руководителями POUM. Он был завершен в октябре 1938 года. Перед трибуналом, называемым Специальный центральный трибунал по шпионажу и государственной измене, предстали главные руководители партии. Такие выдающиеся политические деятели, как социалист Ларго Кабальеро и анархистка Федерика Монтсень, отвергли обвинения в пособничестве фашистам, выдвинутые в адрес POUM. Трибунал в конце концов отверг эти абсурдные обвинения, но все-таки вменил в вину поумовским руководителям их действия во время майских событий в Барселоне. Процесс был точным отражением сталинских чисток: многие коммунистические активисты среднего звена подливали масла в огонь. Джордж Оруэлл утверждает в своей книге, что никогда не слышал на фронте, чтобы член каталонской компартии обвинял поумовца в сотрудничестве его партии с врагом: там все сражались локоть к локтю. Некоторые из руководителей испанской и каталонской компартий – вот кто превратился, под влиянием русских «советников», в инструмент сталинских репрессий.



В 1989 году в газете каталонской компартии «Treball» было опубликовано заявление о том, что, оставляя в стороне возможность разных интерпретаций барселонских событий мая 1937 года, газета признает ошибочной любую клевету против Андреу Нина и POUM, которая прозвучала с ее страниц.