Рудольф Рокер - Синдикализм и его задачи

"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"




Рудольф Рокер

Синдикализм и его задачи



Из: “Синдикалист”, № 41, 1924 года

Революционный синдикализм является классовым движением и, как таковой, стоит на позициях классовой борьбы и прямого действия. Его задача двойная: он, с одной стороны, стремится на сколько возможно улучшить положение трудящихся в рамках капиталистического общественного порядка и защитить труд от нападок эксплуататоров и государства посредством революционных средств борьбы, таких как стачки, бойкот, саботаж и т. п. С другой стороны, он считает своей главнейшей задачей создание и практическое претворение нового общественного порядка, при котором управление всей экономической и общественной жизнью будет находиться в руках самого трудового народа. Именно эта задача накладывает на революционный синдикализм особый отпечаток и делает его исторически значимым для будущего. Ибо только в исполненной революционного духа экономической организации рабочих может быть подготовлена и обрести в нужный момент конкретные очертания реорганизация общества. Это идейное и заинтересованное сообщество одновременно, оно принципиально отвергает всякий дуализм в рабочем движении, который стремится придать умственным стремлениям рабочих и и преследованию их экономических и общественных интересов особые организационные формы.

Что касается повседневной борьбы, постоянно происходящей между капиталом и трудом, то ясно, что она может вестись только экономическими организациями рабочих, а не политическими партиями. Общественное значение этой борьбы, обусловленной капиталистической экономической системой, не стоит недооценивать, как это часто делается про-партийно настроенными рабочими. Это – чрезвычайно ошибочное мнение, когда утверждается, что так называемая борьба за лучшую оплату труда, по сути, не выполняет своих задач, когда со стороны предложения посредством повышения цен у рабочих изымается то, чего они как производители отвоевали у предпринимателей.

Даже если правда то, что современный пролетарий как наёмный работник никогда не сможет заработать достаточно, чтобы покинуть свою социальную позицию, но не менее верно и то, что общий средний уровень жизни пролетариев может быть весьма разным. Существуют огромные различия между общим положением пролетариата в начальную эпоху капитализма и сегодня. Рабочий в то время работал по четырнадцать или шестнадцать часов в день и едва зарабатывал на самое необходимое для своей нищенской жизни; сегодня же у пролетария совсем другие потребности, которых он раньше и не знал, соответственно, у него и другие претензии к жизни. Лишь своим экономическим организациям он обязан тем, что он смог поставить свой жизненный стандарт на более высокий уровень посредством постоянной борьбы.  Всякая завоёванная позиция в этой борьбе должна была и всё ещё должна постоянно защищаться от скрытных и открытых нападок предпринимателей, которые всегда стремятся к тому, чтобы опустить жизненный стандарт рабочих на самый низкий уровень. Наглядным примером тому служит актуальная отчаянная ситуация немецких рабочих, живущих ещё при довоенных условиях. В то время как промышленные и аграрные предприниматели ничем не гнушаются, используют каждую возможность, чтобы во время войны и после неё получать за счёт всего немецкого народа громадные прибыли, социал-демократическая идеология совратила немецких рабочих к безумной идее, что ввиду созданного проигранной войной критического положения следует, по возможности, избегать всякого улучшения жизни пролетариата, чтобы не подвергать опасности экономическую стабилизацию страны. Результатом этого было то, что практически без боя предпринимателям были сданы все позиции, а немецкий рабочий был унижен до обычного подёнщика.

Но постоянная борьба за завоевание насущного хлеба и улучшение общего уровня жизни обладают и иным значением, придающим им высокую этическую ценность. Они являются наилучшей школой воспитания для рабочих, для практического применения и углубления социального чувства и личной инициативы в рамках взаимной помощи и совместных солидарных действий. Так, профсоюз становится местом воспитания для постоянного развития умственных и этических способностей пролетариата и полем для развития его наилучших общественных и индивидуальных качеств. Экономическая организация становится, таким образом, рычагом в его постоянной борьбе против сил эксплуатации и угнетения, и в то же время – мостом, по которому рабочие смогут выйти из ада капиталистической государственной системы и попасть в царство социализма и свободы.


Ибо и для социалистической реорганизации общества экономическая боевая организация служит единственным основанием, в то время как партия оказывается в этом смысле совершенно незначительной и ни к чему не способной. Чрезвычайные события, произошедшие за последние пять лет в России и в Средней Европе, уже показали, что политические партии, находящиеся под влиянием старых традиций буржуазной революции, хотя и в состоянии завоевать государственную власть, но что они совершенно неспособны к экономической и социальной реорганизации общественного организма. Ведь социальные движения и новые порождения общества не создаются посредством государственных декретов и указаний сверху; они могут развиться в лоне масс, из свободного действия всех творческих сил народа, которые тормозятся и постепенно совсем удушаются в их естественном развитии настроенной на шаблонную работу и мёртвую механистичность правительства, каким бы революционным ему не хотелось казаться.

Как раз Россия в этом отношении подаёт нам тревожный пример, трагические последствия которого уже сегодня заметны во всём международном рабочем движении и всех его отдельных частях. Тем, что там так называемая диктатура одной партии либо насильственно разрушила все естественные органы общественного строительства, как это случилось с обширной сетью артелей, либо сделала другие, как это было с профсоюзами и советами, обычными институтами нового государства, она в то же время искусственно упразднила все предпосылки для создания социализма и всё более вынуждена сегодня возвратиться на пути капиталистического хозяйствования. Диктатура хотя и оказалась способной создать политическую систему подавления, отодвинувшую деспотизм царистского режима в тень, но она доказала свою полнейшую неспособность, когда речь зашла о творческой реорганизации экономики.

Политике государства и партий революционный синдикализм противопоставляет экономическую политику организованных рабочих, разлагающей деятельности профессиональных политиков – конструктивную административную деятельность экономических организаций. В этом смысле следует уже сегодня начинать социалистическое воспитание масс. Речь идёт не о том, чтобы научить рабочих путям и средствам, которые кажутся нам необходимыми для того, чтобы сделать одну определённую партию хозяйкой над властью в государстве, а о том, чтобы научить их как управлять предприятиями, как реорганизовать производство согласно новым задачам и упразднить существующий конфликт между промышленностью и сельским хозяйством. Одним словом: не о захвате предприятий и земли с почвой.

Революционные синдикалисты придерживаются мнения, что всякая новая форма хозяйствования влечёт за собой новую политическую организацию, что она может воспрянуть и развиться только в рамках этой новой полит ческой формы общественной жизни. Так, система гильдий Средневековья обладала своим политическим выражением в вольном городе, феодализм и система крепостничества – в абсолютной монархии, форма капиталистического хозяйствования – в современном представительством государстве.  Посему ясно, что и социалистический экономический порядок должен создать и развить свою особую политическую организационную форму, если он не желает с самого начала быть обречённым на бесплодие. Но эта новая форма политической организации будущего не может быть ни позаимствована в прошлом, ни произвольно скопирована с настоящего. Она должна быть непосредственным результатом перераспределения всей экономической жизни и естественным образом обосновываться и опираться на последнюю. Вместе с системой экономических монополий и эксплуатации масс должна исчезнуть и основанная на ней система политической опеки и власти над массами, или, говоря вместе с Сен-Симоном, искусство правления над людьми должно смениться искусством управления вещами.