Анархизм в Африке: Интервью с Майклом Шмидтом из ZACF (анархо-коммунистической Федерации Zabalaza, ЮАР)

"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"


Анархизм в Африке: Интервью с Майклом Шмидтом из ZACF
(анархо-коммунистической Федерации Zabalaza, ЮАР)


Все мы пристально следим за активностью анархического движения в США и Европе, но мало кто знает, что на африканском континенте также существуют организации, борющиеся за свободу рабочего класса и пропагандирующие анархо-коммунистические идеи. В этом интервью читателю предлагается ознакомиться со спецификой, проблемами и успехами одной из них.

ZACF является наиболее активной либертарной организацией в южной части Африканского континента. Для того, чтобы понять роль федерации в жизни южно-африканского общества и ознакомиться с ее деятельностью, Alternative Libertaire в 2007г. взяла интервью у одного из ее членов  Майкла Шмидта.

A.L.: Не мог бы ты рассказать нам вкратце, при каких обстоятельствах и в каком контексте была сформирована первая ячейка Zabalaza, а позже ZACF?

М.Ш.: Предпосылки к возникновению ZACF можно найти в борьбе против апартеида 80-х и 90-х гг., с образованием двух ячеек будущей федерации – одной в Йоханнесбурге и другой в Дурбане, в анархо-панк-движении. Таким образом, первоначальными условиями были, с одной стороны, гражданская война малой интенсивности между  «белыми» и  «черными» националистическими организациями и, с другой,  – организованные анархисты, которые приняли бескомпромиссную позицию против неофашизма, национализма и воинской повинности. Из этой среды вышли работники WSF (Workers Solidarity Federation), образованной в 1995 году (через год после первых демократических выборов). Таким образом, WSF стала первой анархистской организацией на континенте. Федерация разработала комплексную платформу позиции по таким вопросам, как раса, класс, пол, империализм и т.д., большинство из которых остаются сегодня главной идейной составляющей нашего движения. В составе WSF было большое количество членов профсоюзов, соотношение чернокожих и белокожих было 50 на 50. В 1999 году, когда Африканский национальный конгресс [правящая партия ЮАР, определяет себя как «дисциплинированная левая сила» – прим. ред.] стал склоняться «вправо», федерацию по тактическим соображениям было решено реорганизовать. В то же время, до создания ZACF, в 2003 году, в Йоханнесбурге была создана независимая рабочая библиотека-музей с целью распространения агитационных материалов. Подъем радикальных новых социальных движений, начиная с 2000 года, обусловлен в том числе и развитием этого проекта как важной части борьбы. Сначала через форум против приватизации, а затем через ZACF мы принимали непосредственное участие в общественных активистских движениях. По сути велась полулегальная для профсоюзов деятельность, в зависимости от объективных условий в рабочей среде.

A.L.: Какие проекты играют ключевую роль в вашей сегодняшней деятельности?

М.Ш.: Сегодня ключевым пунктом нашей деятельности является организация внутренней политики обучения и стратегии, в то время как главной внешней – то, что мы называем «Красно-черный форум». Это публичные семинары/форумы, которые способствуют анархо-коммунистическому анализу событий. В предыдущие годы в мероприятиях принимали участие всего несколько активистов и их друзей. Сегодня количество участников порой доходит до 70 человек, особенно в бедных и отдаленных районах, таких как Себокенг или Соуэто на юге. Другое отличие от того времени состоит в том, что теперь, вместо того, чтобы приглашать людей на наши встречи, мы в течение двух дней организовываем форум в пригороде, в самовольных поселениях – таких,  как, например, Орандж-Фарм.

Наряду с этим мы принимаем участие в демонстрациях в поддержку народа Ирака и Палестины; были проведены кампании против репрессий в штате Оахака (Мексика) и в поддержку заключенных Испании и Германии. Также мы держим связь с активистами, живущими в условиях диктаторского режима Свазиленда [королевство в Южной Африке – ред.] и предоставляем им полную практическую и идеологическую поддержку. То же самое было сделано для анархистских товарищей, живущих в условиях диктатуры в Зимбабве. В декабре прошлого года ZACF провел публичную кампанию солидарности с молодежью Зимбабве в Йоханнесбурге.

A.L.: Что, по твоему мнению, сегодня входит в политические и социальные приоритеты в Южной Африке?

М.Ш.: Двумя крупнейшими социальными проблемами в ЮАР (и на континенте в целом) на сегодня являются а) сексуальное насилие и б) проблема с ВИЧ /СПИДом. Медлительность властей при выявлении причин ВИЧ привела к созданию организаций, активно работающих с людьми на низовом уровне, таких, как Treatment Action Campaign, которая использует комбинацию правовых действий и уличных протестов, чтобы заставить правительство принимать хоть какие-то меры. ZACF не принял никаких конкретных действий в отношении противодействия СПИДу, (и это, конечно, наша неудача), но достаточно много приложил усилий для преодоления сексизма в активистской среде. Тем не менее в нашей организации очень мало женщин. Насильственные преступления, особенно в отношении женщин и детей, достигли масштабов эпидемии, и преступниками, особенно в бедных районах, часто объявляются африканцы из других стран.

В ЮАР находятся миллионы беженцев из Сомали, области Великих озер, Зимбабве и т.д. Ксенофобия стала чаще использоваться в качестве популистского приема властей: таким образом они смещают гнев рабочего класса на представителей других национальностей. Следует сказать, что эти преступления являются результатом крайней нищеты в нашем регионе; государственный капитализм откажется что-либо менять, потому что он полагается на дешевую рабочую силу, «вкладывает перья в свое гнездо».

A.L.: Каковы связи ZACF с общественным движением в целом?

М.Ш.: Природа наших связей с широким социальным движением значительно изменилась за эти годы. В WSF большинство из нас были организованы в профсоюзы, были представители на своих рабочих местах. Сегодня климат изменился: в ячейке, к которой я принадлежу, произошло ЧП, и я больше не являюсь ее членом. Первые наши связи с местными общинами налаживались через профсоюзы рабочих, но теперь наши контакты происходят непосредственно с самими общинами.

Социальные инициативы оказались более плодотворными. Мы проделали много работы, например, поддержали сотрудников интернациональных мастерских в Соуэто, работа велась в том числе в лоне бедных общин. Мы пытались создавать сообщества садов для выращивания еды в Motsoaledi и Дламини (жилой район Соуэто) и Себокенге. Параллельно этому в Motsoaledi развивались библиотека и детский сад, в то время как в Дламини сад был уничтожен головорезами из молодежной секции АНК; в Себокенге так ничего и не получилось.

Это проекты были разработаны для достижения автономии рабочих: на практике бедные имеют набор навыков, которые можно использовать для коллективного решения своих проблем, не прибегая к помощи государства – во всяком случае, по очень небольшому ряду вопросов.

Мы имеем прямые связи с тюрьмами (создана сеть помощи заключенным-повстанцам), через наш АЧК и антирепрессивные акции мы снабжали заключенных едой.

В более широком контексте совместно с «Движением безземельных», насчитывающим около 100 тыс. членов, нами были проведены акции против приватизации в городских общинах. Хотя социальные движения и являются успешными, тем не менее они находятся в обороне, в основном из-за плохой практики (сексизм, оппортунизм, авангардизм и т.д.). В основном из-за обилия троцкистов и левых популистов, которые преобладают во многих направлениях социальной деятельности.

Мы считаем, что среди нас есть много честных и надежных людей, но оцениваем активистов по тому, что они делают, и не столько по тому, что они говорят.

A.L.: А что можете сказать по поводу Конгресса южноафриканских профсоюзов (COSATU)?

М.Ш.: Конгресс очень важен для нас, потому что с его 1,8 млн. членами он является крупнейшей организацией рабочего класса. Речь идет о планах проведения всеобщей массовой забастовки с требованием повышения заработной платы. Забастовка будет проходить при участии ФЕДУСА, НАКТУ и других независимых профсоюзов – это является важной демонстрацией единства федерации, т.к. они были разделены идеологией и ООН.

Идеологи COSATU [сотрудничают с АНК – ред.] считают, что с 2002 года они сумели переломить неолиберальный правый дрейф АНК. Но это еще предстоит выяснить через наблюдение за политикой АНК. Во всяком случае, в прошлом году COSATU  начал давать сигналы, подтверждая необходимость работать в партнерстве с общественными движениями.

Это положение обусловлено как изменением воинственности Союза из-за отсутствия реальной поддержки властей  и высокая доля безработных (40% рабочей силы в соответствии с источниками Союза), которые также могут быть мобилизованы, если мы будем работать вместе.

ZACF приветствует сближение с этими силами до тех пор, пока они остаются на линии классовой борьбы и социальных движений и не идут на компромисс с союзником в правящей партии (в профсоюзе есть много тех, кто резко критикует АНК).

ZACF продолжает обсуждать возможность создания федерации профсоюзов в существующих рамках по крайней мере в двух областях: в университете Витватерсранда [ведущий вуз ЮАР  – ред.] и «Независимой газете».

A.L.: Каковы основные проблемы современного анархо-коммунистического движения в Южной Африке?

М.Ш.: Наша главная задача состоит в борьбе против «черной» националистической идеологии АНК, которая распространяет миф о «национально-демократической революции» в народе.

К счастью, с течением времени, безработные и сельскохозяйственные рабочие начали понимать, что эта «революция» АНК позволила выжить «капитализму белых» в обмен на некоторые привилегии для «черных» во власти.

Таким образом, мы сознательно называем ZACF анархо-коммунистической организацией  в попытке объяснить истинную базу коммунизма, чтобы показать его отличие от приближенной социал-демократической версии – Южно-Африканской коммунистической партии (ЮАКП). Но даже сейчас ЮАКП имеет гораздо больше ресурсов, чем мы.

Это подводит нас к нашей самой большой существующей в наших краях проблеме – крайней нищете. Даже среди наших членов много тех, кто ежедневно сталкивается с голодом, а у организации недостаточно средств, чтобы прокормить их (отсюда возникла идея заняться садоводством, но это вызвало другие проблемы: члены общины на базе садов организовывают маленькие магазины). Мы не благотворительная, а политическая организация.

Трудно действовать в таких условиях. Представители рабочего класса, особенно из беднейших слоев, становятся добычей эзотерических сект, эксплуататоров, ростовщиков и политиков-демагогов, которые обещают  "лучшую жизнь"  (лозунг АНК).

A.L.: Вы говорите, что анархические идеи в настоящее время распространяются: как это выглядит для тебя лично?

Майкл Шмидт:  Мы видим это каждый раз, когда нам встречается черный человек в гетто; человек, который сам себя описывает как «анархист», не попадался нам ни разу;

Мы видим это в результатах, полученных от проведения нашего «Черно-красного форума», мы получаем приглашения и дальше их проводить (мы даже получили приглашение вмешаться в Союз радикальных шахтеров в провинции Лимпопо на самом севере страны);

Мы видим это в реальном присутствии анархистов в Зимбабве, Свазиленде, Кении и Марокко; люди из Судана, Кении, Уганды и Демократической Республики Конго выходят с нами на связь с просьбой помочь в организации собственных либертарных инициатив;

Наконец, мы видим присутствие многих известных африканских профсоюзов на Всесоюзном съезде в Париже.

Африканские работники стремятся к четкой социально-политической модели, которая не столь коррумпирована, как «африканский социализм».

A.L.: Наконец, каковы ваши контакты с другими либертарными и анархо-коммунистическими организациями в Африке и во всем мире?

М.Ш.:  Исторически сложилось, что рабочие из Движения Солидарности (WSM, Ирландия) оказывали нам самую последовательную поддержку, и на протяжении многих лет к ним присоединились  как идеологически, так и практически,  родственные организации, такие как SAC (Швеция), ВКТ (Испания), CNT (Франция), Ф. (Франция), WSA (США) и ART (Новая Зеландия).

В последние годы мы также находимся в тесном контакте с NEFAC (США / Канада), FDCA (Италия), CIPO-RFM (Мексика), OCL (Чили), FAG и FARJ (Бразилия) FAU (Уругвай), AKI (Турция), ОАЭ (Греция), АСТ (Ливан) и другие.

Мы выражаем поддержку  практике «социальной интеграции» организации «Especifistas» в Южной Америке.  Мы горды и рады, что нашими товарищами, не считая соратников с черного континента, являются анархоактивисты  ВТЭК (кубинские эмигранты), Пакистана, Ирана, Ирака и других мест, где это очень трудно организовать. Ну и, конечно, мы продолжаем сотрудничество с Alternative Libertaire, вместе с которым ведем проект Anarkismo.Net

Интервью Международного Секретариата  Alternative Libertaire, 2007г.
http://www.alternativelibertaire.org
Перевод А.Л.