"Международная Коммунистическая Партия" - PARTI COMMUNISTE INTERNATIONAL

"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"




"Международная Коммунистическая Партия"

PARTI COMMUNISTE INTERNATIONAL
(Лион, ФранцияМилан, Италия)
Международная Коммунистическая партия (или Инт.Ком.Партия) является одним из представителей того течения в Коммунистической Левой Европы, которое еще именует себя "бордигистским" в честь своего основателя-теоретика итальянского левого коммунизма Амадео Бордиги (1889-1970). МКП возникла в 1952 году, после того как А. Бордига вместе со своими сторонниками покинул ряды Интернационалистской Коммунистической партии, руководимой О. Даменом. Раскол между даменовцами и бордигистами был вызван разногласиями по целому ряду принципиальных вопросов. В частности:

1.     Социально-экономическая природа СССР. Дамен настаивал, что советский государственный капитализм является той новой, более высокой формой капитализма, которая вскоре разовьется повсюду и что, следовательно, СССР находится в авангарде этой исторической эволюции.

Бордига, напротив, утверждал, что СССР отстал от стран Запада в своем капиталистическом развитии. Он считал, что правильнее говорить о "государственном индустриализме" и "тенденции к государственному капитализму" в СССР, подчеркивая, что значительная часть экономики страны - сельское хозяйство, в котором занято большинство населения - находилась в отсталом состоянии с своим большим сектором мелкого производства (собственно госкапиталистический сектор - совхозы - был очень малочислен). С приходом хрущевских реформ эволюция СССР к госкапитализму, по мнению Бордиги, оказалась прерванной, и в их результате российские предприятия неизбежно освободятся от государственной опеки, чтобы прийти к западной модели, где государство играет большую роль в экономике, но не прямым, а косвенным образом.

2.     Империализм. В отличие от даменовцев, Бордига, считал Советский Союз второстепенной империалистической державой по сравнению с США - врагом № 1 мировой революции. По его мнению, последняя невозможна до тех пор, пока рабочий класс США не восстанет против первой империалистической державы; СССР же распологал меньшими конрреволюционными возможностями на международной арене, что, однако, не означало того, что Россия сможет вновь стать центром международной революции, - отсталость в экономическом развитии, сопряженная с опустошительными последствиями сталинской контрреволюции, являются объективными факторами, препятствующими российскому пролетариату вернуть себе роль авнгарда мирового пролетариата, утверждал он.

3.     Национально - колониальный вопрос. Даменовцы считали борьбу национально-освободительных антиколониальныхдвижений однозначно реакционной. Бордигисты же признавали, напротив, эти движения буржуазно-революционными.

4.     Профсоюзы. Даменовцы пришли к заключению, что роль профсоюзов сводится к сохранению капиталистических отношений и что, следовательно, коммунисты не могут вести работу по овладению ими. Бордигисты, напротив, признавали возможность и необходимость работы в профсоюзной среде. Разных мнений придерживались даменовцы и бордигисты и по вопросу об участии в выборах; расходились они также по вопросу о том, следует ли выдвигать на передний план теоретическую борьбу или практическую активность и др.

После размежевания с даменовцами бордигистская организация также продолжала называть себя "Интернационалистской компартией", имея свои особые органы печати. Нынешнее свое название МКП обрела в 1964 -1966 годах в ходе ряда расколов в ее рядах. В эти годы Бордига боролся с двумя противоположными уклонами в рядах своей организации: "активистским" течением "практиков" и "академическим" течением "теоретиков"; последние были противниками всякой внешней деятельности "до наступления революционной ситуации".

Вскоре после смерти Бордиги в МКП выявились серьезные разногласия по профсоюзному вопросу. Большая группа активистов встала на точку зрения, что современные профсоюзы остаются классовыми и их следует защищать. Другие, наоборот, утверждали, что структура этих профсоюзов прочно слилась с государственным аппаратом, который является основным источником их финансирования. Коммунисты должны вести работу в этих профсоюзах, - говорили последние, - поскольку они объединяют трудящихся, при этом, однако, твердо зная, что бесполезно задаваться целью однажды овладеть ими и начать руководить. В результате дебатов профсоюзная группировка откололась и создала отдельную организацию. Сегодня она занимается пропагандой идеи выхода рабочих из традиционных профсоюзов и создания ими новых классовых профсоюзов - "красных синдикатов", вернувшись тем самым к старой идее Германской Левой 1920 годов.

Наиболее серьезный кризис МКП пережила в начале 1980-х годов, после того как в середине 1970-х резко возросла ее численность и окрепла международная сеть. Многие активисты в партии ожидали наступления новой волны мировой революции, надеялись превратить МКП в настоящую партию революционного действия, занялись наращиванием слабых до этого связей с рабочим классом, завязали отношения с некоторыми национально - освободительными и протестными движениями в разных странах. При этом многие действовали стихийно и не согласованно между собой. В свою очередь, во время израильского вторжения в Ливан в 1982 г. международное руководство МКП обнаружило свою неспособность давать четкие и связные политические директивы отдельным секциям. В результате начался отток активистов из МКП. Большинство из них считало, что причиной кризиса стала чрезмерная теоретическая, политическая и тактическая жесткость бордигистского течения и надеялось самостоятельно добиться большего успеха, развернув революционную деятельность в рядах национально-освободительных и протестных движений. Однако все эти попытки не увенчались успехом. С другой стороны, в очередной раз проявила себя и антиактивистская фракция. Некоторые партийные деятели предлагали довольствоваться изучением и распространением программы, пропагандой политических и теоретических установок бордигизма в ожидании, пока сложатся объективные условия для складывания революционной партии; таким образом, они стали на путь ликвидаторства.

Борьба с ликвидаторской тенденцией породила последний крупный раскол в Международной Коммунистической партии: возникли, по существу две параллельные МКП с более-менее общими идейно-теоретической базой и программными установками, но с разными взглядами на историю бордигизма. Одна группа, объединившая активистов, сплотившихся вокруг газет "Пролетарий" (Лион, Франция) и "Коммунист" (Милан, Италия) и издающая совместно журнал "Коммунистическая программа" на французском языке (возобновлен в 1987 году) выступила за критический подход к итогам развития бордигистского течения. Другая группа, объединившись вокруг миланской зазеты "Коммунистическая программа" на итальянском языке - старого партийного органа - сочла безусловно вредным любое "подытоживание" и объявила себя единственной преемницей верной партийной линии.



Идейные принципы организации.

МКП известна в Коммунистической Левой своей приверженностью партийному авангардизму. От ленинской концепции партии бордигистов отличает лишь замена принципа "демократического централизма" на "централизм органический", ввиду того, что по их мнению "демократический принцип" составляет часть буржуазной идеологии". Исходя из "органического централизма", члены МКП, в частности, придерживаются анонимности при написании статей, которые, таким образом, считаются творениями всей партии, а не отдельных личностей.

Программа МКП (перевод с итальянского).

"Международная Коммунистическая Партия учреждена на основе следующих принципов, установленных в Ливорно в 1921 г. при образовании Коммунистической Партии Италии (секции Коммунистического Интернационала):

1.     В современном капиталистическом обществе развивается постоянно растущее противоречие между производительными силами и производственнми отношениями, что приводит к антагонизму интересов и классовой борьбе между пролетариатом и господствующей буржуазией.

2.     Современные производственные отношения защищаются мощью буржуазного государства. Каковы бы ни были форма представительной системы власти и использование выборной демократии, буржуазное государство всегда представляет собой орган защиты интересов капиталистического класса.

3.     Пролетариат не может ни сломать, ни изменить систему капиталистических производственных отношений, из которых проистекает его эксплуатация, без насильственного свержения буржуазной власти.

4.     Необходимым органом революционной борьбы пролетариата является классовая партия. Коммунистическая партия, объединяющая в себе самую передовую и решительную часть пролетариата, соединяет и направляет усилия трудящихся масс - от повседневной борьбы за групповые интересы и частные, временные результаты до всеобщей борьбы за революционное освобождение пролетариата. Задачей партии является распространение в массах революционной теории, организация материальных средств действия, руководство борьбой трудящегося класса, обеспечивающей историческую преемственность и международное единство движения.

5.     После свержения капиталистической власти, пролетариат сможет организоваться в господствующий класс, только разрушив старый государственный аппарат и установив свою собственную диктатуру, то есть лишив буржуазию всех прав и исключив любую политическую деятельность отдельных членов буржуазного класса, пока они сохраняются в обществе, и создав органы новой власти исключительно на основе класса производителей. Коммунистическая партия, отличительной чертой программы которой является проведение в жизнь этой основополагающей цели, представляет, организует и руководит безраздельно пролетарской диктатурой. Необходимая защита пролетарского государства от всяческих контрреволюционных посягательств может быть обеспечена только путем лишения буржуазии и партий, враждебных диктатуре пролетариата, любых средств политической пропаганды и агитации, а также путем вооруженной организации пролетариата для отражения любого внутреннего и внешнего нападения.

6.     Только сила пролетарского государства сможет систематически осуществлять все последовательные меры по вмешательству в социально-экономические отношения, которые обеспечат замену капиталистической системы коллективным управлением производством и распределением.

7.     В результате этих экономических преобразований и, как следствие, всей жизнедеятельности общества будет устранена необходимость в политическом государстве, аппарат которого постепенно сократится до рационального администрирования человеческой деятельностью.
Позиция партии перед лицом ситуации в капиталистическом мире и в рабочем движении после второй мировой войны основывается на следующих положениях:

8.     На протяжении первой половины двадцатого века капиталистическая общественная система развивалась в экономической области на фоне возникновения союзов предпринимателей, объединяющих работодателей с монополистической целью, а также попыток контролировать и руководить производством и обменом в русле центрального планирования, вплоть до государственного управления целыми отраслями производства; в политической области - на фоне увеличения полицейского и военного потенциала государства и тоталитарных форм правления. Все это не является новыми типами общественной организации, характеризующими собой переход от капитализма к социализму, еще менее - возвратом к до буржуазным политическим режимам; напротив, это - ясно выраженные формы еще более прямого и исключительного управления властью и государством со стороны наиболее развитых сил капитала.

Этот процесс исключает пацифистские, эволюционистские и прогрессистские истолкования развития буржуазного режима и подтверждает марксистское предвидение сосредоточения и антагонистического выстраивание классовых сил. Для того чтобы революционная энергия пролетариата могла быть усилена и сосредоточена с соответствующей мощью, он должен отвергнуть любые требования и агитацию за возврат к демократическому либерализму, как и требования гарантий легальной деятельности; он должен исторически покончить с методом временных союзов классовой революционной партии как с буржуазными и мелкобуржуазными партиями, так и с псевдорабочими партиями с реформистской программой.

9.     Мировые империалистические войны наглядно демонстрируют, что кризис распада капитализма неизбежен, поскольку он окончательно вступил в период, когда его расширение более не стимулирует рост производительных сил, но обуславливает их накопление чередой все больших разрушений. Эти войны породили неоднократные глубокие кризисы внутри всемирной организации трудящихся, так как господствующим классам удалось навязать им национальную и военную солидарность с тем или иным враждующим лагерем. Единственной исторической альтернативой, которую можно противопоставить данному положению дел, является возобновление классовой борьбы внутри каждой страны вплоть до гражданской войны трудящихся масс с целью свержения власти всех буржуазных государств и мировых коалиций при одновременном восстановлении международной коммунистической партии как независимой силы перед лицом всех политических властей и военных организаций.

10. Пролетарское государство, поскольку его аппарат является средством и оружием борьбы в исторически переходный период, не выводит силу своей организации из каких-либо конституционных установлений и представительских схем. Наивысшим историческим выражением такой организации являлись до сих пор Советы трудящихся, которые появились в ходе русской Октябрьской революции 1917 года, в период вооруженной организации рабочего класса под руководством большевистской партии, завоевание полноты власти, роспуска Учредительного Собрания, борьбы по отражению внешних нападений со стороны буржуазных государств и подавлению внутреннего мятежа свергнутых классов, средних слоев и мелкой буржуазии, а также оппортунистических партий, которые в решающие фазы неизбежно являются союзниками контрреволюции.

11. Защита пролетарского строя от опасности перерождения, которая содержится в возможных неуспехах и отступлениях в деле социальных и экономических преобразований, полное осуществление которых немыслимо в пределах одной страны, может быть обеспечена только постоянным координированием политики рабочего государства, с единой борьбой пролетариата всех стран против собственной буржуазии и ее государственного и военного аппарата, борьбы, не прекращающейся ни в мирное, ни в военное время и ведущейся через посредство политического и программного контроля мировой коммунистической партии над аппаратом того государства, в котором рабочий класс завоевал власть".

Следует отметить, что вышеприведенная программа, которую, очевидно, разделяет большинство бордигистских групп, не отражает идеологическую специфику каждой их них в отдельности, а также не освещает некоторые важные теоретические вопросы, по которым ведутся дискуссии в среде Коммунистической Левой.

Так, одним из важных положений бордигизма, отличающим, например, МКП от МКТ и КРО, является концепция "двойной революции" в России - "Капитализм в экономике, коммунизм в политике".

Великий Октябрь, утверждает МКП, был социалистическим лишь в политической области. Социальным же содержанием Октября, в отличие от его политической формы, "могла быть лишь "революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства" именно потому, что она определялась условиями России", - пишут они в одной из своих брошюр, - "Его "социальное содержание" было содержанием буржуазной революции, доведенной до конца, т.е. радикальным разрушением всех докапиталистических форм и отношений, но вместе с тем, благодаря пролетарскому государству, руководимому коммунистической партией, общество было направлено через капитализм к коммунизму".
Введение большевистской партией НЭПа бордигисты считают оправданной мерой, критикуя в этой связи оппозицию этому со стороны "ультралевых" в РКП(б). Деятели русской "Рабочей оппозиции", по их мнению, "не понимали, что целью НЭПа было удержание политической власти, а не подъем производства в России. Большевики не считали развитие российской экономики самоцелью…"

Провозглашение И.В.Сталиным "строительства социализма в одной отдельно взятой стране" бордигисты называют "подлинной контрреволюцией". "Это тем боле верно, что, для того, чтобы действительно осуществить ее, сталинизм не сможет удовлетвориться лишь тем, что политически устранить старую большевистскую гвардию, но должен будет устранить ее физически, в ходе показательных процессов и расстрелов без суда и следствия", - добавляют они, - "Речь идет лишь о политическом перевороте. Однако по мере осуществления этого переворота, его было достаточно для того, чтобы лишить СССР какого бы то ни было социалистического характера, поскольку его "социализм" всегда был исключительно политическим".

Однако "по отношению и непосредственному экономическому и социальному содержанию русской революции сталинизм, безусловно, не был контрреволюционным", - заявляют бордигисты далее, - "Политическое и физическое устранение большевиков" - это ликвидация пролетарских барьеров на пути бурного развития капитализма: как только их устранили, это развитие началось".


Как уже отмечалось выше, МКП отказывается признавать сталинский государственный монополизм в промышленности государственным капитализмом: "Русская экономика была еще далека от госкапитализма, который является категорией экономической, а не юридической, хотя в результате бегства и экспроприации буржуазии собственность на крупные предприятия и оказалась в руках государства". "Капитализм нуждался в этой государственной опеке именно потому, что он был слишком слабым и неразвитым. Он не выдержал бы прямого столкновения с мировым капиталистическим рынком, он не выдержал бы сопротивления рабочего класса, он не выдержал бы свободной рыночной конкуренции; он не смог бы развиваться столь быстро, если бы давление государства не обеспечило бы рост производства любой ценой", "русский капитализм был еще ниже того порога, при котором его функционирование обеспечивается свободной игрой экономических законов, потому что необходимо былофорсировать общие темпы первоначального накопления капитала с тем, чтобы как можно быстрей достичь этого порога", - делает вывод МКП и заключает: "развитие экономики в России следовало общим законам капитализма…Само это развитие довело государственное вмешательство до такой стадии, когда ему уже было необходимо заботиться о рентабельности каждого предприятия и каждой части капитала; стадии, при которой кажущаяся целостность "государственной промышленности" должна была разрушиться, конкуренция между различными секторами экономики и отдельными предприятиями должна была открыто проявиться для того, чтобы можно было обеспечить максимальную рентабельность и бороться с понижением нормы прибыли, чтобы устранить менее рентабельные предприятия и таким образом взять курс на действительную концентрацию и централизацию капитала".