О ПРОЗЕ ЛЕННОНА - Джон Леннон НЕОБЬЯТНОВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ С МИСС ЭНН ДАФФИЛД

"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"

   
Внимание!!! Все замеченные опечатки НЕ должны быть
   испpавлены!!!


О ПРОЗЕ ЛЕННОНА

Никита Кривцов (сокр.)

печатается по изданию:  "Родник" N12,1988 г.


Джона Леннона - композитора,  автора песен,  музыканта вряд ли  стоит  представлять.  Но о Ленноне-писателе несколько слов сказать нужно.  Им написаны две книги  небольших  рассказов  и стихов  (впервые  изданы  в  1964  и  1965  годах),  сцена для авангардистского спектакля  Кеннета  Тайнена    Калькутта!", предисловие  к  книге  Йоко  Оно  "Грейпфрут"  - это не считая сборников интервью, журнальных статей и т. д.
  
Характерная черта рассказов и стихов Леннона - юмор.  Чисто английский, может даже, чисто ливерпульский.
  
В одном из интервью Леннон так раскрыл природу этого юмора: "Север - это где  делали  деньги  в  1800-х  годах.  Там  были солидные  люди  с  денгами,  но  там  и презираемые люди были. Сейчас город (Ливерпуль - Н.К.) становится все  беднее.  Очень бедный  город,  но стойкий.  И у людей там есть чувство юмора, потому что у них всегда столько боли!  Вот почему  они  всегда шутят..."

 У Джона Леннона гибкий,  прозрачный, и вместе с тем простой слог.  Он  держится  канонов  "бессмыслицы",  однако  с точным чувством  стихии  своего  родного  языка.  Нелегко,   поэтому, поддается  передаче  на другой язык вся стилистическая природа рассказов Леннона:  она состоит из нарушений, присущих данному языку в его бытовом обиходе.
  
Так слово suddenly (вдруг) превращается в "сидни" (Сидней); а  фраза "Она была хорошей женщиной" - благодаря использованию омонимов переводится и как "Она была хорошей потаскухой".
  
Те же  приемы  встречаются  и в его песнях.  Так,  название одной из песен на пластинке "Умственные игры" можно  перевести и  как  "Люди Фриды",  и как "Дайте свободу народу",  а Утопия Томаса Мора на той же  пластинке  превращается  в  собственную страну Леннона "Нутопию".
  
Полные омонимы у Леннона редки,  больше - примерных;  замен частей слов. Так и рождаются "необьятновенные" слова-гибриды.
  
Аналог есть и в русской литературе -  вспомним  Лескова.  У него в "Левше" - "мелкоскоп",  "нимфузория",  и обрзованное от "СПЕРТЫЙ воздух" - "потная спираль"
  
Любовь Леннона  к  неологизмам  роднит язык его рассказов с языком Льюиса Кэррола - любимого писателя Леннона.  А в  песне "Продолжающаяся  история  Бунгало-Билла"  тоже  есть что-то от "Алисы в стране чудес".  Кстати,  в самом  имени  Бунгало-Билл нетрудно    усмотреть    намек    на   имена   легендарных   и полулегендарных   героев   -   Буффало-Билла,   Элефант-Билла, Пекос-Билла.   Точно   также   в  публикуемом  здесь  рассказе знаменитый  английский  преступник   Джек-Потрошитель   то   в Потравителя, то в Погубителя...
  

Рассказ взят   из   второй   книги   Леннона   "Испанец   в мастерских".  Он представляет собой пародию.  На кого - это уж очевидно! Знаменитый сыщик, вероятно, рекордсмен по количеству подражаний и пародий. Но это - пародия особого рода.
  
В небольшом рассказе  Леннон  обыгрывает  чуть  ли  не  все штампы Конан Дойля и наиболее избитые фразы, которые вставляет в самых неподходящих местах. Первый абзац вообще почти дословно воспроизводит  начало  рассказа  "В  сиреневой сторожке",  а в названии нетрудно увидеть переиначенный заголовок первой части этого  же  рассказа  "Необыкновенное  происшествие  с мистером Джоном Скотт-Эклсом".
  
В соответствии  с  канонами  пародии у Леннона изменены (но так,  чтобы узнавались) имена героев.  Однако как  изменены...Шэмрок  дословно  переводится  как  "трилистник",  но  "шэм" - "притворяющийся", "симулянт", "мошенник". Уоппер означает либо "громадина"  (вспомним  комплекцию  Уотсона!),  либо - "наглая ложь".
  
Леннон берет   довольно   распространенные  у  Конан  Дойля ситуации,  но вводит их  до  абсурда.  Логические  построения Холмса   с  его "дедуктивным  методом"  сжимает  до  предела, оставляя лишь место для посылки и  -  готового  ответа  Холмса "Элементарно!"...  В  этом  смысле  рассказ  представляет собой пародию  на  весь  детективный  жанр.  Многие  детективы   так запутаны  и  длинны,  что  читателю  остается  в  конце концов неясным, а почему именно такой-то оказался преступником, зачем то или иное лицо введено в действие... Так и у Леннона - ... А впрочем, судить вам!
  





Джон Леннон

НЕОБЬЯТНОВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ С МИСС ЭНН ДАФФИЛД

(C) "Родник" N 12 1988 г.

Я нашел  запись  в моем блокносе,  что было это в брачный и ветренный день в концерте марта 1892  года  со  дня  Торжества Крестова в Мат-Блэддере, городе Северного Света. Шэмрок Уомлбс получил телеграмоту,  когда мы сидели за завтрюком.  Он ничего не сказал,  но дело уже засело у него в голове,  потому что он стоял с задымчатым лицом у огня, куря свою трупку и поглядывая иногда на послание. Совершенно неожидинбург, без предубеждения он повернулся ко мне с луковой икоркой в глазах.
  
- Элементарно,  мой  дорогой Уоппер!  - усмахнулся он потом резко. - Догадайтесь, кто бежал из тюрьмы, Уоппер!

В уме   я  стал  мгновенно  вспопыхать  всех  преступников, которые бежали недавно из "Уорми Скэбз".

1

- Эрик Морли! - сказал я наугад.
  
Он покачал голубой.

- Оксо Уитни? - с сомнением сказал я.

Он кивнул с неопредельным видом.

- Райго Харгрейвз? - прошептал я очередное вымя.


2

- Нет,  мой другой Уоппер.  Это ОКСО УИТНИ!  - проревел он, будто  я  был  в другой комнате,  но на самом деле меня там не было.

- Как   вам   удалось   узнать,   Уомлбс?   -  прошептал  я экскриментально.

- Эллифицджерально, мой даровой Уоппер.

В тот же монумент  высокий,  довольно  костлявый  худощавый человек постучал в дверь.

- Судя по всему, это должен быть он, Уоппер.

Я изумился его проницательности.

- Но откуда же вы знаете, Уомлбс? - спросил я.

- Гаррибелафонтально,  мой  дармовой  Уоппер,  -  он  начал выбивать трубку о свою широкую кожаную штанину.

Вошел знамаститый Оксо Уитни, совершенно не пострадавший от червей.

- Я  беглый  папоржник,  мистер  Уомлбс,  -  грохотал   он, неистово мечась по комнате.

- Упокойтесь, мистер Уитни! - интерполировал я. - Или у вас будет нервный припадонок.


- Вы,  должно быть,  доктор Уоппер?  - начал он.  Мой  друг вынимательно  смотрел  на  Уитни  со  странным  ворошением  на нетерпком лице:  сжатые  губы,  дрожащие  ноздри,  нахмуренные тяжелые брови пучками - вырождение, которое я так хорошо знал.

- Горра сигги, Оксо, - сказал Уомлбс быстро. Я посмотрел на своего   колледжу,   надеясь  найти  ключ  к  обьяснению  этой неожиданной вспышки,  но он не подал мне никакого знака  кроме легкого движения ноги,  которым он свалил Оксо Уитни на пол. - Горра сигги, Оксо, - повторил он почтительно истерично.

- Что же вы делаете,  мой дорогой Уомлбс,  - взмолился я. - Умоляю вас, прекратите, пока вы не поранили этого бреднягу!

- Закрой свое лицо, ты, вытик, - кричал Уомлбс как человек, находящийся в полном возбуждении, и обрушил на Уитни несколько мощных  удавов.  Это  был не Шэмрок Уомлбс,  которого я раньше знал. В замешательстве я задумался над нежножданной перменой в моем старом друге.

   
*  *  *

   Мэри Эткинс прихорахоривалась перед зеркалом, проводя рукой через свои  кустые  светлые  волосы.  Ее  узкое  платье  имело вольшой  вырез,  обнажающий  три  или  четыре угря,  тщетельно вычищенных на ее груди.  Она добавила последние штрихи в своем макиящике  и  прочно  вставила зубы.  "Он явно захочет быть со мной сегодня вечером",  - подумала она и представила себе  его крысивое лицо с черными кудрями. Она нетерпелениво просмотрела на часы и подошла к окну, затем рыгнула в свое любимое кресло. Подняв  газету,  она  пробежала взглядом по заголовку.  "Новые чернокосые  в  Конго"  -  гласил  он.   Так   оно,   наверное, действительно и было.  Но глаз ее остановился на "Стоп-Пресс": "Джек-Потравитель действует снова".  Она  аж  вся  похолодела, потому что вошел Сидниз и оставил дверь открытой.
  
- Привет,  любовница!  -  сказал  он,  шлепая ее по заднему тесту.

- О,  ты меня девствительно напутал,  Сидниз,  - прокричала она, смеясь отчасти искусственно.

- Я  ведь  всегда  делаю  так,  моя любимая,  - ответил он, прыгая на всех четырех.  Она последовала  его  примеру  и  они помчались галлошем вниз к понятому кэбу.
  
- Следуй за этим кэбом,  - тявкнул Сидниз, показывая грубым пяльцем.
  
- Это парень с Уайт-хора! - сказал кэбмэн.
  
- Зачем мы преследуем этт куб,  Сидниз?  - поинтересовалась Мэри светски.
  
- Он может знать, где находится склеент, - обьяснил Сидниз.
  
- О, я понимаю, - сказала Мэри, глядя на него.
  
Поездка проходила   довольно   удачно,   а  Сидниз  и  Мэри показывали предводителю  кэбы  такие  достопримелькательности, как  Букингчертов  Ларец,  Знание Парламента,  измену караула. Одним  из  наиболее  интересных  мест  была  статуя  Эрика  на Пиканнини-Серплас.3
  
- Говорят,  что если постоять здесь  достаточно  долго,  то встретишь друга,  - сказал Сидниз со званием дела.  - Конечно, если тебя не задавят.
  
- Боже,   храни   королев!  -  проорал  кубмэн,  когда  они проезжали мимо Ларца уже, вероятно, в четвертый раз.


*  *  *

   - Джек-Потравитель,  - сказал Уомлбс,  глупоко дыша в  свою трубку,  - не только порочный упийца,  но и текстуальный маньк самого ницшего сорта,  - потом мой  увлажаемый  коллека  вновь зажег  трубку  и  подошел  к окну своей знаменитой квартиры на Баггер-стрит4 в Лондоне,  где все это происходило.  Мормент  я размышлял  над  его  заявленью,  а потом,  резко повернувшись, сказал: "Но откуда вам известно, дорогой Уомлбс?"
  
- Алибабально,  мой  дуракой  Уоппер,  Я  видел фильм.5 – Я знал, что он прав, так как сам читал только комиксы.
  
В этот вечер у нас был неожиданный кость,  инспектор Бэзил, я узнал его по выдающей его униформе.
  
- А,  инспектор Бэзил, mon her ami, - сказал Уомлбс, тут же его  опознав.  -  Что  привело  вас  в  наше  богатое   шумное занудение?
  
- Я пришел сюда  в  интересах  тысяч,  -  сказал  инспектор спокойно, начиная свою операцию.
  
- Мне кажется,  я знаю,  почему вы здесь,  Бэзил.  – сказал Уомлбс,  гладя себе ногу. - Это по поводу Джока-Погубителя, не так ли?
  
Инспектор обсмехнулся, улыбаясь.
  
- Как вы догадались? - спросил я в недоумении.
  
- Алекгинесально,  мой домовой Уоппер.  Грязь на левой ноге инспектора, и к тому же пуговица на его желете оторвана.
  
Инспектор выглядел ошеломленным и нервно ерзал из стороны в сторону.
  
- Вы никогда не перестанете удивлять меня, мистер Уомлбс.
  
- Выпивку,  генитальмены?  - осмелился спросить я. – Прежде чем мы займемся телом рука об руку?
  
Оба кивнули  головами  в  знак  косогласия,  и  я  пошел  в кладовку.
  
- Что вы предпочитаете, Бэзил, миски 1883 года или?..
  
- Или... - ответил инспектор, который был дурманом.
  
После выпивки   Уомлбс   поднялся   и   стал  прохаживаться туда-сюда, туда-сюда, прохаживаясь.
  
- Почему вы прохаживаетесь по  полу  туда-сюда,  туда-сюда, прохаживаясь, милый Уомлбс? - поинтересовался я.
  
- Я размышляю вслух,  мой дурной Уоппер.  - Я посмотрел  на инспектора и понял, что он тоже не слышит Уомлбса.
  
Догадайтесь, кто  бежал  из  тюрьмы,   мистер   Уомлбс,   - неоженевно   сказал   инспектор.   Уомлбс  посмотрел  на  меня взглядом, который говорил, что он знает.
  
Эрик Морли?  -  спросил  я.  Они покачали головами.  – Оксо Уитни?  - высказал я  бредположение,  но  они  снова  покачали головами. - Райго Харгрейвс? - прошептал я.
  
- Нет,  мой доногой Уоппер,  ОКСО УИТНИ! - закричал Уомлбс, подпрыгивая на одной ноге.  Я смотрел на него, восхищаясь этим великим человеком все нутро.

*  *  *

   Тем временем на освещенной газетными фонарями улице в Челти человек, закутанный в темный плащ, со страшным оружием в руках крался с целью отомстить  уличным  женщинам  за  то,  что  они преподнесли  ему  ужасные  V.D.6  "Я убью их всех,  женщину заженщиной" - цедил он сквозь зубы.  Он был похож на черную тень или  негра  в  немую  темную  ночь,  в  то  время как он искал украдкой свою следующую  жертву.  Его  воспоминания  уносились назад к детству,  и он вспоминал то одно, то другое, например,
мат и отца, и как они били его за то, что он сьел сеструп. " Я - сумасшедший",  - сказал он, сдерживая свой лексикон. "Мне бы следовало сидеть дома в такую ночь,  как эта".  Он  свернул  в темный пассаж и увидел свет.
  
Мэри Эткинс прихорахоривалась перед зеркалом, проводя рукой через  свои  пустые  светлые  волосы.  Ее  узкое  платье имело большой вырез,  обнажающий три или четыре новых  угря,  тщетно вычищенных  на ее груди.  Последнее время дела шли плохо,  что было резульплатой за хромоту. Она жадно проглотила грыжовник и открыла  дверь.  "Ничего  удивительного  в том,  что дела идут плохо",  - заметила  она,  поймав  отражение  своего  горба  в зеркале  в прихожей.  - "Мои слова подтверждаются".  Осторожно
напевая фальцетом,  она выскользнула на улицу и  поймала  кэб, чтобы  отправиться  на  свое  счастливое место гроботы.  "Этот Сидниз  -  всего-навсего  сводник,  живущй  за  мой   счет   и бездельничающий все дни напролет,  - подумала она, - а я здесь должна тянуть свою лямку".
  
Она вышла  как  обычно  у "Нес-кафе" и заняла свою позицию. "Меня даже и не увидишь в этом тумане",  -  пробормотала  она. Как  раз  в  это  время  мимо  проходил проклятый полицейский. "Проклятый полицейский",  - заорала она, но на счастье, он был глухим.  "Проклятый глухой полицейский,  - орала она, - Почему ты не выполняешь свою работу!"
  
Она не знала,  что отвратительный Аджик-Удушитель находился всего на расстоянии нескольких улик от нее.  "Я надеюсь,  этот проклятый   Джек-Потравитель   не   находится   на  расстоянии нескольких улиц от меня,  - сказала она.  - у него ведь  не  в порядке с головой".
  
- Сколько, леди? - поразил ее голос из дверей "Нес". На его счастье,  как раз выло бремя распропажи, и вскоре они достигли соглашения.  "Джентельмен очень высокого класса",  -  подумала она,  когда  они  быстро  зашагали  вместе  по ныне знаменитой Каррингто-Аверидж.


*  *  *
  
- Я говорю вам,  она была очень  хорошей  женщиной,  мистер Уомлбс, сэр, - мказал Сидниз Аспинел.
  
- Я вполне верю вам,  мистер Астерпол.  В конце концов,  вы знали ее лучше, чем я и мой верный друг, старина Уоппер. Но мы здесь не для того,  чтобы обсуждать ее достоинства - со знаком минус или со знаком плюс.  Мы здесь для того, мистер Асронавт, чтобы получить как  можно  болше  информации  о  несчестной  и несвоевредной смерти Мэри Эткинс,  - Уомлбс посмотрел человеку в лицо, не прилагая никаких усилий.
  
- Мое имя Аспинел, начальник, - сказал несчастный человек.
  
- Я осведомлен о вашем имени,  товарищ Астрахань,  - сказал Уомлбс с таким видом, будто он собирался его ударить.
  
- Ну,  раз вы знаете, - сказал Аспинел, думая в этот момент о том, как хорошо было бы отправиться в "Safely, safely Sunday strip".7
  
Уолмбс взял  у  Аспинела  показания так быстро,  как только мог, и я видел, что они явно не были настроены на одну волну.
  
- Над чем я ломаю себе голову,  Уолмбс, - сказал я, - какая тут связь с Оксо Уитни?
  
Уолмбс посмотрел на меня понимательно,  и я мог видеть, как работает  великий  мозг,  потому   что   его   брови   пучками нахмурились,   сильная   челюсть   выдавилась  вперед,  ноздри расширились, морщины на лбу поморщились.
  
- В  этом-то  весь  и  вопрос,  Уоппер,  -  сказал он,  а я восхищался величием этого человека.
  
На следующее  утро  Уолмбс  встал  на  рассвете 8  и даже не посмотрел утробные газеты.  Как обычно,  я накрыл  завтрак  из йогурта,  бутылки пива,  имбирманского пряника, трех яиц, двух ломтиков Бэкона,  чащи дробленого  риса,  свежего  грэйпфлота, шампеньюаров, нескольких жареных помитортов, картины фруктов и чашки чада.
  
- Завтрак готов,  - закричал я.  - Он на стле. - Но к моему удивлению, он уже ушел.
  
- Вы ведь только подшучиваете надо мной,  Шэмрок,  - сказал я, вспоминая о его привычке прятаться в шкафу.
  
Это был  очень  беспокойный  для меня день,  так как я ждал новостей от моего дорогого друга. Я стал очень раздражительным и  ничем  не  мок  заняться.  Это  было не в привычках Шэмрока оставлять меня здесь одного наедине с собой:  без него  я  был совершенно свободен.  Я позвонил наибольно близким друзьям, но они тоже не знали, где Уолмбс. Даже инспектор Бэзил не знал, а если  кто-нибудь  вообще  и  должен был знать,  так это именно инспектор Бэзил, потому что он - Полиция.
  
Неделей позже  я  увидел  его  снова,  и  я был поражен его внешним видом. Он был взьерошенным, небритым бродягой.
  
- Боже мой,  Уомлбс!  - закручал я.  - Боже мой,  где же вы пыли?
  
- Все в свое время,  Уоппер,  - ответил  он.  -  Подождите, когда я переведу дыхание.
  
Я пошнуровал кочергой в  огонии  и  подгорел  ему  копченую сельдь.  В  то  время  как он делал мимикюр,  он рассказал мне истерию,  которую  я  по   сей   день   не   могу   вспомнить.

______________________________________________________________
 1 переводится  как  "червивые  струпья".  Название лондонской
тюрьмы "Уормвуд скрабз".
 2 имена  персонажей  расказов  "Человек с рассеченной губой",
"Обряд дома Месгрейвов"  Айза  Уитни  и  Реджинальд  Месгрейв.
Кристофер  Морли - редактор и автор предисловия самого полного
издания рассказов о Шерлоке Холмсе.
 3 статуя Эроса на Пиккадили-Серкл
 4 баггер (bugger) - "гомик"
 5 эта фраза также переводится как "Я видел досье"
 6 Два значения аббревиатуры:
    Валентинин День  (14  февраля),  когда влюбленные посылают
друг другу открытки с признанием в любви
    Veneral Desease  - венерические заболевания
 7 Спокойное  воскресное  путешествие  -  типичная  фраза   из
рекламы автобусных турпоездок
 8 переводится также как "проснулся от скрипа двери"
______________________________________

Перевод с английского НИКИТЫ КРИВЦОВА