"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"


АНАТОЛИЙ РЯСОВ

Анатолий Рясов писатель, поэт, эссеист, музыкант, перформер. Родился в Москве в 1978 г., окончил филологическое отделение ИСАА при МГУ.
Автор романов «Три ада» (М., 2003), «Прелюдия. Homo innatus» (М., 2007) и "Пустырь" (СПб., 2012). Лауреат литературной премии «Дебют» (2002 г.) в номинации «Крупная проза» за роман «Три ада». По роману «Прелюдия. Homo innatus» был поставлен музыкальный спектакль «Расслоение», либретто к которому опубликовано на русском и английском языках. В 2010 г. рок-сюита "Расслоение" была издана на трех компакт-дисках. Роман "Пустырь" вошел в лонг-лист литературной премии "Большая книга", художник Наталья Красильникова нарисовала иллюстрации к тексту.
Стихи, рассказы, статьи и эссе неоднократно публиковались в периодике и сетевых изданиях.

Кандидат политических наук, востоковед, автор двух политологических монографий («“Левые” на Арабском Востоке: ливийский опыт» и «Политическая концепция Каддафи в спектре “левых взглядов”»).

С 2003 по 2008 гг. – сценарист и вокалист авангардного рок-театра «Кафтан Смеха», неоднократно принимавшего участие в международных арт-фестивалях, таких как «SKIF», «InProg», «Baltic Prog Fest», «Пустые холмы» и других.
C 2010 - выступает с курсами лекций об Антонене Арто и Франце Кафке (Московский философский колледж, Саратовский Государственный Университет, книжный магазин "Гилея").

С 2008 – основатель (совместно с Анной Чекасиной) и участник музыкальных программ и театральных постановок арт-проекта «Шёпот». Соавтор постановки "Голодарь" по новеллам Франца Кафки.


АНАТОЛИЙ РЯСОВ

«ЛЕВЫЕ ВЗГЛЯДЫ» В ПОЛИТИКО-ФИЛОСОФСКИХ ДОКТРИНАХ XIX-XX ВВ.: ГЕНЕЗИС, ЭВОЛЮЦИЯ, ДЕЛЕГИТИМАЦИЯ

 

 

 

1. «Левые взгляды» в европейской философской традиции: становление и развитие

 

Точкой отсчета разделения политических взглядов на «правые» и «левые» принято считать годы, непосредственно предшествовавшие Французской революции. Эти термины первоначально имели буквальный смысл. В Генеральных штатах, созванных в 1789 г., на левых от короля скамьях сидели представители третьего сословия – сторонники социальной реорганизации, а справа – монархисты. Тот же принцип сохранился и на заседаниях Конвента времен Французской революции, где левую сторону занимали приверженцы социального равенства. В дальнейшем эта тенденция к поляризации взглядов стала все больше прослеживаться в политической мысли: различные стили мышления развивались в центробежных направлениях. Со временем левыми стали именовать социалистов, противников частной собственности и сторонников радикального преобразования государственного устройства, а правыми – консерваторов, ревнителей традиций абсолютистского государства. В центре же оказались либералы – поборники частной собственности и парламентской демократии.

Для осмысления факта оформления «левых взглядов» необходим и анализ исторического контекста их появления и развития. К началу XIX в. политико-правовые доктрины либерализма, базировавшиеся на наследии французского просвещения, стали утрачивать свой революционный пафос. Сложившиеся в противоборстве с консервативным мировоззрением, эти убеждения, опиравшиеся на политэкономию классической школы, сформировали новые властвующие элиты, новое политическое сознание, постепенно вырождавшееся в либеральный консерватизм. Этическое обоснование необходимости реализации либеральных взглядов, все больше вытеснялось политическим прагматизмом и принципами экономической эффективности. Период начала XIX в. отличался существенными изменениями в экономическом развитии европейских стран, инициировавшими формирование индустриального общества, переворот в промышленности, и как следствие – урбанизацию и внедрение наемного труда, вызвавшие радикальные общественные преобразования. Развитие рыночных отношений разрушало формировавшиеся на протяжении столетий традиционные социально-политические институты, в первую очередь, сельскую общину.

Политические теории «левых» возникли как резкое неприятие доктрин либерализма, рассматривавшегося, прежде всего, в качестве основной идеологической составляющей формировавшейся капиталистической системы. Взгляды либералов и их реализация в политике колониализма и индустриализации стали подвергаться жесткой критике со стороны приверженцев зарождавшейся «левой мысли», провозгласивших социальное равенство и интернационализм. В итоге возникли новые модели политического устройства, предлагавшие иные пути политической модернизации. Французская революция дала резкий импульс этим воззрениям, а идеи, в дальнейшем составившие фундамент «левых ценностей», были впервые озвучены. Родиной «левой мысли» принято считать Францию, однако в первой половине XIX в. эти идеи за несколько десятков лет сумели распространиться по всей Европе.


Начало нового столетия характеризовалось попыткой объяснить вселенную и все явления мира при помощи естественнонаучного метода. Это была эпоха расцвета точных наук, рождения нового мировоззрения. В европейской философии также происходила переоценка ценностей, рождались новые теории и целые школы, видоизменилась и проблематика художественной литературы. «Левая мысль» в собственном смысле этого словосочетания возникала как раз в этот исторический период, оформляясь в спектр взглядов, представленных в научных трактатах, философских и исторических трудах, публицистических статьях и художественных романах.

Попытка фиксировать в историческом потоке зарождение какого-либо направления мысли или политического движения всегда связана с риском и означает пренебрежение предшественниками этого движения. Действительно, предпосылки появления этих воззрений можно обнаружить в политическом радикализме Ж.Ж.Руссо, утопиях Т.Кампанеллы и Т.Мора, теоретических построениях Л.М.Дешана,Ж.Мелье, Морелли и др.[1], но политико-философские модели социалистов XIX в., при всем многообразии их взглядов, существенно отличались от предшествовавших «протосоциалистических» концепций по своей методологии, содержанию и программным требованиям. Это были первые попытки создания цельных доктрин и общественных систем из разрозненных социалистических идей. Да и само слово «социализм» (от лат. socialis – общественный) вошло в употребление в Европе только в начале XIX в.[2] Стимулом к возникновению этих теорий было резкое имущественное расслоение общества и ухудшение положения наемных рабочих в результате промышленного переворота, экономических кризисов и безработицы.

Оформление «левого спектра» европейской политической мысли в первой половине XIX в.: полемика с консерватизмом и либерализмом

 

Первыми попытками систематизации «левых взглядов» стали труды англичан У.Годвина, Р. Оуэна и французов А.К.Сен-Симона, Ш.Фурье. В своих работах эти теоретики подвергли критике современные им способы производства и распределения, форсированную индустриализацию и разрушение общинного землевладения. Политическая мысль этих теоретиков в целом характеризовалась стремлением, не уничтожая капиталистического строя, постепенно видоизменять его путем формирования ассоциаций, основанных на социалистических принципах, все они были сторонниками мирной пропаганды. В 40-е гг. XIX в. своеобразным «преемником» этого направления стал получивший распространение во Франции легальный социализм , одним из представителей которого выступил историк Л.Блан. В то же время следует назвать Г. Бабефа и О. Бланки, выступивших родоначальниками теории и практики революционного заговора , конспиративно-заговорщицких форм подготовки государственного переворота с целью установления революционной диктатуры . Философами, подвергнувшими резкой критике и рыночную экономику, и государственный контроль над производством, стали теоретики анархизма француз П.Ж.Прудон и немец М.Штирнер.

При всем разнообразии «левых взглядов» первой половины XIX в. можно, тем не менее, выделить их очевидные общие черты. Подавляющее большинство мыслителей были социалистами и в той или иной форме порицали развивавшиеся капиталистические отношения и наемный труд, подвергая критике политэкономию классической школы (в первую очередь труды Д.Рикардо и А.Смита) и политико-правовые доктрины консерватизма и либерализма.[3] Многие придавали большое значение промышленному перевороту, однако, предлагая иные методы политической модернизации, подчеркивали, что внедрение машин в производство создало совершенно новое общество и подготовило условия перехода к строю коммун (ассоциаций), преобразования экономических отношений с целью уничтожения социальных противоречий и установления имущественного равенства (требование равенства переставало ограничиваться областью политических прав). Теории Э.Кабэ, Р.Оуэна, П.Ж.Прудона и А.К.Сен-Симона были основаны на идее развития экономики, становления нового промышленного общества – общества производительных ассоциаций.

В этот исторический период появились принципы распределения благ по труду и по потребностям; идея бесклассового общества; определение роли пролетариата; тезис о необходимости децентрализации производства; принцип самоуправления; осуждение разобщенности наций и интернационализм – идеи в дальнейшем воспринятые большинством «левых» идеологов. В то же время у многих мыслителей стали заметны разные представления об идеалах и способах их достижения, и уже на этом этапе определились противоречивые, порой прямо противоположные взгляды.

Так, например, социалисты разделились на приверженцев мирных методов социально-политических преобразований и сторонников революции. Среди сторонников мирной пропаганды выделилось движение, в дальнейшем получившее название реформизма ,выступившее за государственные реформы, осуществляемые правительством, в качестве единственного средства на пути построения социалистического общества. Это направление получило широкую поддержку и одновременно подверглось нападкам со стороны многих «левых». «Можно ли бессмыслицу реформировать так, чтобы она обрела смысл или следует просто отказаться от нее?»[4] – этот тезис М.Штирнера предвосхитил многие разногласия в «левом лагере». В этот же исторический период прослеживалось четкое разделение на государственников и анархистов, и, как следствие этого, на централистов и федералистов, разделение так и не нашедшее компромисса за всю историю развития «левой мысли».

Не проявлялось единства и в вопросах, касавшихся религии. Одни философы видели в религии исходные положения этики и морали и отводили ей значительную роль в формировании нового общества (появились христианские социалисты: Ф.Ж.Бюше, Ф.Р.Ламенне и П.Леру), другие считали ее неотъемлемым атрибутом реакции и помехой научному прогрессу. Вопрос о собственности на этом историческом этапе также не оказывался решенным. Многие выступали за отмену лишь крупных форм частной собственности и за имущественное равенство (А.К.Сен-Симон, П.Ж.Прудон), а некоторые вообще не подвергали критике институт собственности (Ш.Фурье, М. Штирнер).

Позднее К.Маркс объединил большинство этих философов в одну группу, назвав их учения «утопическим социализмом». Не в последнюю очередь К.Марксу это требовалось для легитимации собственной концепции, которую он представил как «научный социализм». Тем не менее, во всем «левом движении» начала XIX в. твердо обозначилась тенденция поиска закономерностей общественного развития, научного осмысления промышленного переворота и стремления создать социальную науку, более того, можно с уверенностью сказать, что научные основы социализма были заложены именно в этот исторический период.[5]

Что действительно отличало этих мыслителей от последующих идеологов «левого движения» – это то, что они даже в теории не указывали на необходимость создания массовой организации для противостояния капитализму. Вместе с тем, взаимовлияние теории и практики уже на этапе становления «левых» доктрин становилось определяющим для оформления соответствующего комплекса взглядов. Поэтому «левые взгляды», выкристаллизовываясь в среде интеллектуальной элиты, уже в этот период неизбежно начали получать определенный общественный резонанс и утрачивали свой «эзотерический» характер. Число социальных слоев, из которых рекрутировались носители «левых взглядов», стремительно росло, и эти идеи оказывали непосредственное воздействие на зарождение рабочего движения в Европе начала XIX в.

«Левые взгляды» во второй половине XIX в.: взаимодействие теории и практики

 

Европейская «левая мысль» второй половины XIX в. характеризовалась стремлением ее идеологов создать политические теории, максимально приспособленные для эффективной реализации на практике. В этот период развитие промышленного капитализма вело к росту численности и организованности класса наемных рабочих. Ряд влиятельных публицистов и теоретиков притязали на выражение и защиту интересов этого класса; на основе этих притязаний складывались доктрины, программная часть которых предусматривала коренное изменение общественного устройства; пролетариат в доктринах европейских «левых» постепенно превращался в основного субъекта революционного процесса; в связи с развитием рабочего движения по всей Европе зазвучали призывы к созданию массовой политической организации. Одним из первых с такими идеями выступил Ф.Лассаль, родоначальник германской социал-демократии ,создавший в 1863 г. «Всеобщий германский рабочий союз».

В 40-е гг. XIX в. в Европе широко распространилась философия Г.Гегеля, последователи которого разделились на «правых» и «левых» гегельянцев. «Левые» видели центр учения этого философа в изменчивости форм общественной жизни, что подтверждало их революционные взгляды и восприятие современной им эпохи как отживающей. Среди «левых» гегельянцев можно выделить в первую очередь Б.Бауэра, К.Маркса, М.Штирнера, Ф.Энгельса.

Особую нишу в «левой» философской традиции, несомненно, заняли труды К.Маркса. Обозначив свою теорию термином коммунизм ,он стал первым «левым» мыслителем, попытавшимся создать цельную идеологическую систему, объяснявшую развитие общественной жизни во всех ее проявлениях. Учение К.Маркса, представленное как «научный социализм», отличала попытка синтеза предшествовавших концепций и включения их в логически связанную доктрину. Основными положениями теории К.Маркса стали учение о смене общественно-экономических формаций и прогрессе – исторический материализм (переработанная теория Г.Гегеля о диалектическом развитии, перенесенная в сферу экономики и социологии); тезис о базисе (совокупности производственных отношений) и надстройке (совокупности идеологических отношений и взглядов); положения о классовой сущности государства и права, классовой борьбе и социальной революции, в результате которых одна общественно-экономическая формация сменяется другой, – социальная революция, по мнению К.Маркса, должна была произойти в момент, когда постоянно развивающиеся производительные силы придут в противоречие, в конфликт с устаревшей системой производственных отношений (базисом общества). Единственным способом разрешения противоречий между растущими производительными силами и тормозящими их рост капиталистическими производственными отношениями, в соответствии с теорией К.Маркса, являлось выступление пролетариата – класса, который путем социальной революции должен захватить власть и при помощи своего авангарда установить временную форму государственности (диктатуру пролетариата), позволяющую осуществить переход от капитализма к социализму и коммунизму – строю, при котором должно произойти отмирание института государства.

К.Марксу принадлежал фундаментальный тезис о диалектическом взаимодействии теории и практики. Согласно учению К.Маркса, революционная теория могла представлять собой исключительно функцию становления. Тем самым, К.Маркс отказывался от точного определения цели: «Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразовываться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние. Условия этого движения порождены имеющейся теперь налицо предпосылкой».[6] К.Маркс стремился создать отличавшуюся исключительным динамизмом и действенностью теорию, которая могла бы быть наиболее эффективно осуществлена на практике[7], поэтому, например, он считал, что многие средства борьбы с властью капитала могут оказаться успешными только в совокупности, и выступал как за легальные средства борьбы (захват рабочими партиями власти в парламенте), так и за нелегальные (социальную революцию).

Учение К.Маркса оказало колоссальное влияние на дальнейшее развитие «левой мысли», стало источником множества споров, средством укрепления авторитета и даже предметом политических обвинений. Марксистами стали называть себя самые разные представители социалистических взглядов, а приятие как легальных, так и нелегальных методов политической борьбы способствовало равному распространению теории К.Маркса и в среде радикалов, и в среде реформистов.

Радикальное неприятие иных концепций социализма и глубокие философские расхождения со многими «левыми» теоретиками не стали для К.Маркса (интернационалиста, убежденного в невозможности построения социализма в отдельно взятой стране) препятствием в попытках поиска компромисса с целью создания массового международного рабочего объединения. «Международное товарищество рабочих» (Первый Интернационал) – организация, основанная в 1864 г. в Лондоне, стала первым опытом коалиции «левых сил» Европы: анархистов, бланкистов, лассальянцев, марксистов, оуэенистов, сен-симонистов и др. Организация образовалась на федеративной основе, а ее «Манифест» был составлен К.Марксом. Первый Интернационал, несомненно, сыграл значительную роль в распространении «левых политических взглядов». Его секции возникли во многих странах и активно способствовали развитию массового рабочего движения во второй половине XIX в. Но в 1872 г. противоречия между сторонниками К.Маркса и М.А.Бакунина привели к расколу Первого Интернационала. М.А.Бакунин основал свой собственный антиавторитарный («анархистский») Интернационал, а «Международное товарищество рабочих» с 1872 г. фактически стало придерживаться марксистского политического курса и просуществовало до 1876 г. Бакунинский Интернационал продолжал свою автономную деятельность до 1880 г. Распад «Международного товарищества рабочих» заложил «традицию» одновременного сосуществования нескольких массовых интернациональных «левых» организаций.

Разработку основных принципов государственного социализма продолжил Ф.Энгельс, ближайший сподвижник и соавтор К.Маркса. Однако Ф.Энгельс скорее стремился «достроить» марксизм, а не развить его: в первую очередь сделать диалектический материализм универсальным методом гносеологии и придать учению К.Маркса вид законченной идеологической концепции – «научного коммунизма» («единственного научного социализма, который когда-либо существовал»).[8] В ряде своих произведений в строго систематизированной, зачастую тезисной форме теоретических обобщений он попытался изложить марксизм как цельное мировоззрение, что способствовало превращению этого учения в признанную политическую силу. При участии Ф.Энгельса, убежденного в необходимости социальных преобразований во всех странах Европы, в 1889 г. был создан Второй Интернационал. Борясь за гегемонию идеологии «научного коммунизма» и превращения его в официальную доктрину рабочих партий Европы, Ф.Энгельс предпринял немалые усилия для того, чтобы инициатива созыва международного конгресса оказалась в руках марксистов, в противовес анархистским и реформистским (соответственно крайне «левым» и крайне «правым») течениям социалистических сил.

Однако реформистские установки в «левом движении» в конце XIX в. стали своеобразной тенденцией в эволюции взглядов ряда идеологов. Среди первых реформистов, помимо Л.Блана и Ф.Лассаля, можно выделить французского историка Ж.Жореса, с 1893 г. примкнувшего к группе умеренных социалистов. Одним из основных тезисов реформистов был принцип сотрудничества пролетариата с буржуазией, одобрительное отношение к вступлению социалистов в правительство.[9] Несмотря на неприятие революционных установок, принадлежность реформистов к «левым» характеризовало негативное отношение к политике милитаризма и колониализма, а также серьезное внимание к проблемам социальной дифференциации, поощрение профсоюзов. Но фактически, в реформизме Жореса, в идее постепенной трансформации капитализма в социализм, прослеживался отход ряда социалистов от революционных принципов, развитый в концепциях катедер-социализма [10]поссибилизма [11] и прочих теориях, приведших к эклектике «левых» установок с «центристскими» и «правыми».

В дальнейшем яркими представителями реформизма в европейском «левом движении» стали Э.Бернштейн и К.Каутский.[12]Э.Бернштейн выдвинул концепцию ревизионизма , а К.Каутский создал теорию ультраимпериализма. Эти доктрины сводились к доказательству неприемлемости революционных установок в новых исторических условиях модификации экономического развития капиталистической системы, в которых социализм мог быть осуществим лишь мирным путем постепенной и естественной трансформации политических институтов, а единственным средством реализации социалистических принципов призвано было стать всеобщее избирательное право и борьба за места в парламенте. Эти разновидности реформизма, стремившиеся приспособить «левые ценности» к существовавшим политическим условиям[13], отличала от других умеренных теорий (лассальянства, социализма Ж.Жореса) опора на экономические принципы марксизма. Они не отказывались от ряда основополагающих тезисов К.Маркса, подчеркивая, что критикуют теорию изнутри, приспосабливая к новым экономическим условиям, в которых классовая борьба не исчезла, но приняла иные формы.

Такие черты оппортунистических течений как готовность к компромиссу с существующими политическими режимами и неприятие революционных методов вызвали серьезную полемику внутри «левого движения»[14], но, несомненно, импонировали властвующим элитам Европы, которые расценили реформизм как наиболее адекватную существующим политическим системам разновидность «левых взглядов», к тому же вполне вписываемую в либеральную многопартийную систему, тем более что все теоретики реформизма апеллировали к традиционным либеральным ценностям, таким как избирательные права и парламентаризм.[15] В последующие годы оппортунистические лидеры начинали не только вступать в правительства, но и оказывать активную поддержку внешней государственной политике, в том числе и колониальной. Их позиция становилась все более «правой» (или, по крайней мере, все более эклектичной).

Реформизм стал одним из первых серьезных «прецедентов» трансформации «левых ценностей», когда конкретная практическая ситуация стала вносить серьезные коррективы в теоретические установки. Не в последнюю очередь это было связано с приобщением «левых» к властным функциям: становясь частью политической элиты, они неизбежно начинали руководствоваться логикой «правящего класса».

Логическим итогом распространения принципов реформизма, совпавшего по времени с возраставшей популярностью идеологии большевизма стал раскол Второго Интернационала в 1914 г. Позднее, в 1919 г., большевиками (во главе с В.И.Лениным) был создан Третий (Коммунистический) Интернационал (просуществовавший до 1943 г.), а социал-демократы (во главе с К.Каутским и Э.Бернштейном) создали Бернский Интернационал, который в 1923 г. слился с объединявшим «центристские» социалистические партии Европы Венским (2 ½-ым) Интернационалом, образовав Социалистический рабочий Интернационал, просуществовавший до начала второй мировой войны. С этого момента начиналась эпоха одновременного сосуществования большого количества «Интернационалов», каждый из которых притязал на роль «хранителя огня» в «левой традиции».

Организационно конкретизировав свои теоретические позиции, представители «левых» течений превращались в политических противников, и если раньше предметом дискуссий и взаимных инвектив были в первую очередь философские и методологические вопросы, то теперь на первый план идейной борьбы выходили тактические и организационные проблемы. «Левые взгляды» утрачивали свой сугубо теоретический характер и становились идеологической основой партийных программ. Причем каждое течение не только предлагало вариант решения конкретных социально-экономических проблем, но и в той или иной степени притязало на истинность именно своей версии, подчеркивая одновременно как ее актуальность и обусловленность соответствующему историческому этапу, так и максимальную аутентичность в рамках «левой традиции». По существу, этот конфликт стал формой борьбы за идеологическое господство, а целью политической полемики, в отличие от философских дискуссий, в первую очередь являлась не теоретическая аргументация своей правоты, а «разоблачение» оппонента.

Главными оппонентами как марксизма, так и реформизма внутри «левого движения» оставались анархисты, среди которых следует выделить теоретиков Д.Гильома и М.Неттлау. Они категорически отвергали марксистские установки: во-первых, участие рабочих партий в парламентских выборах; во-вторых, неизбежность создания любых государственных образований (в том числе диктатуры пролетариата) в случае успеха революционного восстания, и, в-третьих, анархисты, являясь сторонниками децентрализации, вообще выражали сомнение в необходимости выработки единственной универсальной социалистической доктрины, на создании которой настаивали приверженцы К.Маркса.

В конце XIX в. в среде «левых» радикалов определенное распространение получила практика индивидуального террора . В этот период зарождение и распространение в Европе идей реформизма и тезисы ряда «левых» теоретиков о несвоевременности революции в совокупности с либерально-консервативной идеологией формировали новое политическое сознание. В этих условиях революция постепенно переставала пониматься как неизбежный этап исторического процесса, превращаясь в изолированный, отрезанный от совокупного движения акт. Поэтому практика индивидуального террора, воплотившаяся в ряде покушений на представителей политических элит Европы, для значительной части «левых» радикалов, не считавших реформизм эффективным методом политической борьбы, стала единственным аналогом революции.

В целом, во второй половине XIX в. окончательно оформились все основные направления «левой мысли», имевшие четкую программную определенность, серьезное теоретическое обоснование, многочисленных сторонников. В 70-80-е гг. XIX в. массовые социалистические партии были созданы в Англии, Германии, Дании, Франции, Швейцарии, Швеции, ряде других стран Европы. В 1871 г. восставшими рабочими была образована Парижская коммуна, ставшая одной из первых попыток реализации идей «левых» на практике.

Политико-философские концепции «левых» мыслителей второй половины XIX в. противостояли консервативным и либеральным доктринам. Существенным отличием этих теорий от учений первой половины XIX столетия стали попытки объединения различных школ социализма. Все направления «левой мысли» этого периода характеризовала идея прогресса, ставшая теоретическим стержнем социалистических политико-философских доктрин. Многие философы, придерживавшиеся «левых взглядов», создали цельные теории, которые стали попыткой системного взгляда на действительность.

В то же время, многообразие социалистических концепций привело к внутреннему расколу среди сторонников «левых взглядов». Во второй половине XIX в. многие ключевые вопросы «левой мысли» переставали быть чисто мыслительными проблемами, приобретали совершенно новую акцентуацию и становились практическими вопросами. Краеугольным камнем философской систематики «левых» стало манифестированное К.Марксом диалектическое взаимодействие теории и практики. Сама философия стала восприниматься как дисциплина, равноправная эмпирическим социальным наукам. Идеологизация философии стала выражаться в первую очередь в перенесении сугубо политической полемики в мировоззренческую сферу: любое идейное направление в соответствии с логикой времени обязано было перейти в организационную плоскость, каждая теория призвана была стать руководством к действиям – осмысленной политической целью, так как в противном случае она трактовалось бы как абстрактно-отвлеченное мнение, не желающее указать путь к своему осуществлению. Теоретические работы постепенно переставали пользоваться популярностью, если в них отсутствовал анализ конкретных проблем и актуальных вопросов, лежащих в основе перегруппировок внутри рабочего движения. Этот перевод теоретических тезисов в практическую плоскость сопровождался неизбежными поправками, тактическими расхождениями и даже идеологическими кризисами.

Пересмотр ряда теоретических положений в новом историческом контексте: раскол «левого движения» в первой половине ХХв.

 

Международная политическая ситуация в начале ХХ в. во многом способствовала дальнейшему размежеванию «левых» и модификации их теорий. Конкретные политические события не могли не получать оценку тех или иных «левых» теоретиков, высказывавших самые разные, зачастую противоположные суждения относительно важнейших международных изменений.

Глобальным событием, способствовавшим центробежным тенденциям в «левом движении» стала первая мировая война, разделившая социалистов на сторонников и противников военных действий. Значительная часть «левых» теоретиков, в первую очередь реформистского толка (К.Каутский), одобрили политику своих национальных государств, фактически кооптировав свои концепции в официальные идеологии правящих элит[16]; многие социалисты вставали на сторону тех или иных политических сил, считая их «меньшим злом» (так, некоторые анархисты (Ж.Грав) поддержали политику Антанты в противовес германскому империализму); ряд теоретиков – сторонники мировой социалистической революции (Р.Люксембург, Э.Малатеста), заняли позицию последовательного пацифизма, трактуя войну как выражение жесткой конкуренции между различными группами капиталистических государств за сырье, колонии и рынки и считая поддержку военных действий неприемлемой для «левых» политических установок.

Раскол, вызванный отношением к войне, прошел через различные национальные группы «левых» теоретиков. Так до конца и не оформившаяся консолидация в короткие сроки была уничтожена, разногласия помимо идейно-теоретического фактора усугубил национальный, и международная политическая сила из целостного мировоззренческого спектра эволюционировала в сторону многочисленных национальных вариантов социализма, а мировая пролетарская революция постепенно превращалась в миф.[17]Разумеется, следует учитывать и значительную идеологизацию общественного сознания в военный период, что способствовало проникновению в «левую мысль» не только традиционных ценностей национальных государств (суверенитета, патриотизма, конституционности), но и ряда националистических установок.[18] Национальные теории, восстановив могущество идеи территориального суверенитета, модернизировали этот проект посредством мобилизации активного сообщества в процессы национального строительства, в которые оказались интегрированы все «левые», в той или иной мере приобщенные к властным функциям. «Интернационализм, который в течение десятилетий был официальным знаменем могущественной организации рабочего класса, казалось, сразу исчез в огне и дыму международной бойни», – писал в 1919 г. Л.Д.Троцкий.[19] Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» уже на этом этапе начал утрачивать свой смысл, так как рабочий класс каждой из европейских стран все больше смыкался вокруг национальных знамен, «революционные» рабочие становились законопослушными гражданами, отождествляющими себя со своими государствами. Социализм, консерватизм и либерализм становились не более чем вариантами одной идеологической модели: строительства нации, консолидации всего населения в цельный политический организм, единый в своей лояльности и в своем самоотречении. В то же время нужно признать, что именно в этот период происходило серьезное переосмысление многих аспектов «левых взглядов» сквозь призму национального фактора, до этого времени мало принимавшегося в расчет европейскими теоретиками, рассматривались объективные предпосылки модификации теоретических установок «левых» в контексте национальной специфики. В этой связи особое внимание «левых» начинали привлекать зарождавшиеся национальные антиколониальные движения.

Вторым международным событием, значительно трансформировавшим «левые взгляды», стала большевистская революция 1917 г. в России. Попытка практической реализации тезиса К. Маркса об установлении диктатуры пролетариата не могла не вызвать значительного резонанса в политических спорах «левых» теоретиков Европы и привела к углублению внутренних противоречий. Реформисты во главе с К.Каутским и Э.Бернштейном оценили большевистскую революцию как акт произвола и скачок через целую эпоху исторического развития.[20] Между тем значительная часть революционных социалистов отнеслись к событиям в России с повышенным интересом и одобрили действия большевиков, приняв советскую действительность в качестве ориентира для собственной теоретической и мировоззренческой позиции, многие лично направились в Советскую республику. По Европе прокатилась волна революций с последующим созданием эфемерных «советских республик». Ряд теоретиков (в том числе анархистского толка) заняли выжидательную позицию, настороженно относясь к государственническим установкам большевизма. В дальнейшем отношение к большевизму среди «левых» Европы значительно реформировалось по мере развития событий в революционной России, становления нового государства, последующей сталинизации режима.

Так или иначе, по меньшей мере, два глобальных международных события – первая мировая война и большевистская революция инициировали глубочайший кризис самых оснований «левой» идеологии и стратегии, заставили теоретиков пересматривать привычные ориентиры и подвергать прежние компоненты философского багажа перманентному переформулированию. В начале ХХ в. теоретический интерес «левых» все больше начали привлекать насущные проблемы экономического и политического положения в мире, а конкретная акция и реальное действие стали одним из основных способов найти достоверные критерии правильности или ложности тех или иных воззрений. Основной причиной трансформации целостного мировоззренческого спектра в конгломерат изолированных, адаптирующихся к конкретным обстоятельствам, идейно конвертируемых сентенций, стала отнюдь не интеллектуальная и экзистенциальная реакция «левых» на глобальные международные изменения, а организационно-партийное оформление философских течений. Причем этот процесс взрывообразного развития новых идейных направлений, их дальнейшей дифференциации в соответствии с политическими позициями развивался с все увеличивавшейся интенсивностью. «Левая мысль» утрачивала свой монолитный облик, распадаясь на множество идейных направлений, каждое из которых, гипостазируя себя в некую абсолютность, со всей очевидностью демонстрировало свой частичный характер. Мышление «левых» все больше превращалось из диалектического и преодолевающего противоречия в прямолинейное и догматическое. «В чистой теории могут мирно сосуществовать друг с другом самые разнородные воззрения и направления, а их противоречия – принимать лишь форму дискуссий, которые спокойно могут разыгрываться в рамках одной и той же организации, не взрывая ее изнутри; в то время как те же самые вопросы, будучи обращены в организационную плоскость, выступают как жестко очерченные, исключающие друг друга направления», – писал в начале 20-х гг. ХХ в. один из будущих основоположников «западного марксизма» Г.Лукач.[21]

Идеологическая дивергенция «левых» во второй половине ХХ в.

 

В новых политических условиях субъектами «левых взглядов» в большей степени становились уже не отдельные теоретики, а целые направления политической мысли, нередко представлявшие точку зрения политических партий и организаций. Гибкость партийной тактики, ее способность к изменению и адаптации диктовала вытеснение развернутых философских доктрин эмпирическими исследованиями, служившими идеологическим оправданием «реальной политики».


Все большую популярность стала приобретать социал-демократия, действовавшая в рамках сложившейся политической культуры, предполагавшей полное изъятие радикальных установок из партийных программ. Одной из главных теоретических платформ этих партий стала доктрина австромарксизма , чье появление ознаменовало окончательное расхождение социал-демократической и коммунистической версий марксизма. Следуя традициям европейского «левого» реформизма, австрийские социал-демократы отвергли большевистскую диктатуру и разработали собственную концепцию, целью которой, по словам одного из основных теоретиков этого политического направления О.Бауэра, стало «целеустремленно, шаг за шагом постепенно строить социалистическое общество».[22] В случае прихода к власти австромарксисты намеривались использовать демократические методы управления в противовес большевистской диктатуре, а основные реформы направить на преодоление капиталистической модели роста без разрушения производственного аппарата, создание системы дифференцированных налогов (в первую очередь с состоятельных граждан и владельцев крупных форм собственности), расширение сфер здравоохранения, образования и социальной защиты, развитие профсоюзного движения, отстаивание суверенитета потребителей, блокирование тенденции к экономической и политической маргинализации масс.[23]Отказавшись от атеизма, австромарксизм занял лояльную позицию по отношению к религии[24], именно поэтому, например «левые католики» , нашли для себя много ценного в бауэровских взглядах. Австромарксисты представляли свои концепции как наиболее реальные и эффективные средства трансформации существовавших экономических систем и заложили фундамент социал-демократических ценностей. Однако многие пункты политической программы австромарксизма обнаружили несомненное родство «правого» и «левого» реформизма, что повлекло за собой критику социал-демократических установок со стороны многих теоретиков.

Одной из серьезных альтернатив большевизму и социал-демократии стала набиравшая популярность в Европе теория анархо-синдикализма .[25] Традиционная линия социал-демократических партий и профсоюзов, где сформировалась разветвленная бюрократия, подвергалась анархистами резкой критике. По их мнению, социал-демократические профсоюзы несли на себе функцию атомизации, деполитизации рабочего движения, сокрытия его соотношения с «левой» революционной традицией. От обычных профсоюзов анархистские синдикаты отличал принцип децентрализации в противовес авторитаризму и элитаризму. Анархо-синдикализм вырос из тезиса о синтезе синдикализма и революционного движения, а главными теоретиками этого политического течения стали Э.Малатеста и Р.Рокер. Синдикализм «прямого действия» не был самодостаточной доктриной, а служил средством достижения анархо-коммунизма по П.А.Кропоткину. Синдикализм зачастую рассматривался как переходный этап к анархическому коммунизму. Э.Малатеста отрицал возможность того, что всеобщая стачка сама по себе заменит социальную революцию и экспроприацию, однако полагал, что революция не может быть стихийной, а должна созревать в синдикатах. В 1936 г. в Испании в ответ на военно-фашистский путч последовала социальная революция, ставшая непродолжительным анархистским экспериментом социальной реорганизации, предпринявшим, при всей своей противоречивости, попытку альтернативы как либерализму, так и «левому» авторитаризму. После подавления революции в Испании режимом Муссолини анархистские организации оказались на долгие годы обречены на существование в виде разрозненных группировок.

В этот период в Европе внутри «левых сил» произошла постепенная «реабилитация» института государства и принципов милитаризма – установок, еще за полвека до этого казавшихся немыслимыми для значительной части социалистов. Этому способствовал ряд факторов: поддержка многими «левыми» теоретиками политики своих национальных государств в первой мировой войне; размежевание анархистов; апологетика «пролетарского государства» коммунистическим режимом Советской России; вступление многих социалистов в правительства и парламенты своих стран; актуализация тезисов о необходимости государственного вмешательства в экономику, о прогрессивной функции государственного капитализма в противовес феодализму, о необходимости «переходного периода» на пути к социалистическому обществу. «Левые» и «правые» крылья появились практически во всех политических организациях, эта классификационная схема начала применяться повсеместно, порой без учета самоидентификации определяемых образований. Более того, социалистические убеждения перестали быть прерогативой «левых взглядов», сами социалисты разделились на «правых» и «левых». Происходило определенное сближение некоторых «левых» и «правых» группировок на почве неприятия либерально-парламентской системы, «правые» стали представляться более «приемлемыми» союзниками, чем недавние соратники, ставшие «ренегатами». Именно в это время (30-е гг. ХХ в.) в Германии, практически без противодействия социал-демократов, сформировалась идеология национал-социализма: кризис терминологии привел к тому, что «крайне правая» партия, руководствуясь популистскими принципами, включила в название своей доктрины слово «социализм». «С социологической точки зрения национальный или националистический социализм (национал-социализм = фашизм) суть не что иное, как абсурд», – писал в то время один из основоположников «левого» фрейдизма В. Райх.[26] Однако национальные и государственные ценности все больше становились доминантой политического развития большинства партий, и «левые» не были исключением.[27]

Вторая мировая война стала тем международным событием, которое заставило значительную часть «левых сил», в то время представлявших собой хаотичную массу идейно изолированных организаций, попытаться переосмыслить ряд теоретических установок. Четко выработанная политическая стратегия нацизма, эффективно реализованная на практике, противостояла конгломерату разрозненных «левых» теорий. Вероятно, это послужило основным рычагом реконсолидации «левых», как теоретической, так и практической.

В эти годы произошло становление «левого» антитоталитаризма. Многие теоретики (А.Грамши, В.Серж) подвергли теорию и практику тоталитаризма серьезному критическому анализу. В ряде случаев критика распространялась не только на фашистские диктатуры, но и на сталинский режим в СССР, «антиреволюционная» политическая ситуация в котором вызывала у многих социалистов если не полное отторжение, то как минимум неудовлетворенность и тревогу. В этот период художественная литература вновь стала средством выражения политических взглядов, появился жанр «антиутопии», прообразы которого можно обнаружить еще у Ф.Кафки. Однако произведения, например, такого классика этого жанра, как Д.Оруэлл, фактически, представляли собой «левую» критику тоталитаризма, выраженную художественными средствами. В «левую мысль» частично возвратилось негативное отношение к централистским установкам, институту государства и ведущей роли партии.

Вместе с тем, в условиях противостояния нацизму, произошла консолидация многих социалистов с либералами, что нашло отражение и в теоретической сфере: взаимопроникновение концепций долгое время считавшимися заведомо противоречащими друг другу привело к углублению терминологического хаоса и квазисимбиоза «левых ценностей» с «центристскими». Предпосылки этого возникли еще до второй мировой войны, истоки этих идей шли от теоретических воззрений Э.Берштейна, К.Каутского и Ж.Жореса. Так, еще в конце 20 хгг. ХХ в. К. Росселли выдвинул теорию либерального социализма , а в конце 30 х гг. ХХ в. А.Капитини и Г.Калоджеро разработали концепцию социалистического либерализма . Согласно этим учениям, либерализм и социализм исконно являлись не противоречащими друг другу, а взаимодополняющими. (28)

В атмосфере, возникшей после разоблачения ХХ съездом КПСС культа личности И.В.Сталина, во второй половине 50-х гг. ХХ в., европейские «левые» начали поиск новых путей к социализму, идеологически независимых от СССР. Некоторые социалисты выступили против тезиса об универсальности Октябрьской революции, а затем и против универсальности советской модели для переживаемой эпохи, считая «марксизм-ленинизм» серьезным искажением учения К.Маркса. В этих условиях для европейских компартий вопрос выработки собственной теоретической программы и соотнесения ее с проблемами единства коммунистического движения начинал приобретать особое значение. С целью адаптации коммунистической доктрины к социально-политическим и экономическим особенностям европейских стран и в соответствии с традициями их политической жизни сформировалась модель еврокоммунизма .Работы С.Каррильо стали попыткой системного изложения взглядов этого политического направления, в рамках которого диктатура пролетариата, революционный путь и тезис об уничтожении государства оказались неприемлемыми, взамен им провозглашались традиционные ценности либералов: демократия, плюрализм и права человека.[28] Еврокоммунисты выдвинули тезис об организационной, тактической и идеологической автономии каждой из компартий, о необходимости изучения особенностей развития коммунистического движения в каждой отдельной стране.[29]

Крах довоенной европейской социальной системы, политический разрыв социал-демократов с прежними ориентирами в идеологии и политике, советская догматизация «левой мысли» стали необходимыми условиями концептуального переформулирования марксисткой теории. Кризис авторитарно-бюрократических моделей и курс на неолиберализм вызвал серьезные опасения у значительной части социалистов, ощущавших, что в «левых взглядах» становилось все больше рутины и повторений, чем оригинальности и новаторства. В 50-х – 60-х гг. ХХ в. в Европе завершил свое теоретическое оформление так называемый «западный марксизм» (или «неомарксизм») ,теоретические разработки которого зачастую складывались вне каких-либо организационно оформленных рамок и противостояли как советскому «диамату» и «истмату», критиковавшимся как вульгаризированная и догматизированная интерпретация марксизма[30], так и сугубо эмпирическим исследованиям европейских социал-демократов. Такие теоретики, как, например Л.Альтюссер, К.Корш, Г.Лукач, Г.Маркузе, Ж.П.Сартр, стремились модернизировать «левую мысль», сделав акценты на некоторых важнейших философских аспектах, ранее не принимавшихся во внимание.

Появилась обоснованная критика «ортодоксального» марксизма как теории и мировоззрения рабочего класса, стала отрицаться сама идея диктатуры пролетариата, а бюрократизация социалистических режимов начала рассматриваться как неизбежный результат захвата власти рабочим авангардом. Фактически, в этот период европейскую «левую мысль» характеризовала потеря революционного субъекта, которым долгие годы в глазах «левых» являлся пролетариат. Труды «неомарксистов» были проникнуты уже не идеей прогресса, а глубоким пессимизмом, отсутствием четких и вероятных перспектив перехода от либеральной демократии к социалистической в исторических условиях расцвета «общества потребления», слияния политики и коммерческой выгоды в единый комплекс интересов, угрозы ядерной войны и глобальной экологической катастрофы. Одна из парадоксальных черт новой теоретической культуры «левых» – отсутствие в ней интернационального взаимодействия.[31]

«Западный марксизм» (наряду с ранним европейским социализмом, анархизмом и «левым фрейдизмом» [32]) оказал серьезное влияние на движение «новых левых» [33], представители которых в конце 60-х гг. ХХ в. выступили с резкой критикой теории и практики «старых левых» – коммунистических и рабочих партий, обвинявшихся в недооценке роли вооруженного насилия и устаревших суждениях о движущих силах революционного процесса. По мнению «новых левых», все действующие партии и профсоюзы интегрировались в существующие политические системы.[34] «Старые левые» добились государственной власти и оказались интегрированы в существующую мировую политическую систему, против которой выступали до прихода к власти. «Сегодня революционная теория – враг любой революционной идеологии», – писал Г.Дебор.[35] Рабочие, перестав выступать в качестве радикальной оппозиции, превратились, согласно воззрениям «новых левых», в опору существующей системы, буржуазного образа жизни, в «сублимированных рабов развитой индустриальной цивилизации»[36], и в таких исторических условиях пролетариат уже оказывался не способен стать движущей силой коренных социальных изменений. По мнению ряда теоретиков, такой силой должны были выступить леворадикальная интеллигенция и молодежь, в первую очередь студенчество. Этим объяснялось восторженное восприятие и поддержка «новыми левыми» массовых студенческих выступлений в 60-е гг. ХХ в., некоторые из которых (май 1968 г. во Франции) впоследствии трактовались рядом теоретиков как эксперименты осуществления «прямой демократии». По сути, эти попытки вытеснения власти посредством массового самоуправления стали последними «вспышками» революционности для европейского «левого движения».

Подъем антиколониального и революционного движения в странах Африки и Латинской Америки получил широкую «теоретическую поддержку» в трудах таких мыслителей, как Ж.П.Сартр и Р.Дебре. «Левые» теоретики обратились к анализу революций на Кубе и в Китае, связывая определенные надежды на социалистическую модернизацию со странами «третьего мира», и пришли к выводу, что классический марксистский взгляд на революцию не является единственно верным. Непосредственное влияние на формирование мировоззрения «новых левых» оказали также работы Ф.Фанона и Э.Че Гевары. Однако восторженное отношение к революционной миссии «третьего мира» во многом предопределило распад всего движения «новых левых», на определенном этапе своего развития воспринявших идеологии властвующих элит Кубы, Китая, Северной Кореи как теоретическую платформу и некое руководство к действию. Со временем движение становилось все более разрозненным, аморфным и противоречивым, наряду с маоисткимиустановками, туда проникали троцкистские, также ориентированные на централизм и жесткую иерархию, в результате ряда террористических актов (не принесших никаких значимых социальных преобразований) ценности «новых левых» во многом были дискредитированы. Отсутствие ясных целей, разрозненность и внутренняя противоречивость в совокупности с коммерциализациейконтркультурного искусства и активным противостоянием существовавших политических систем и идеологических структур, ставших достаточно «гибкими» и динамичными для интеграции новых социальных явлений и локализации очагов общественного недовольства, фактически привели к разложению движения «новых левых». Однако, по мнению, американского «левого» социолога И.Валлерстайна, «новые левые» первыми «выступили с серьезным интеллектуальным вызовом модели тройственной идеологии – консервативной, либеральной и социалистической».[37] Именно «новые левые» сформулировали вывод, что в эпоху когда большинство консерваторов превратились в «либерал-консерваторов», а большинство социалистов – в «либерал-социалистов», крах «социалистической системы» одновременно – это крах и системы «либеральной».

Делегитимация «левых ценностей»

 

В 80-е гг. ХХ в. среди «левых сил» все больше проявлялись расхождения во взглядах по целому ряду принципиальных вопросов, и, прежде всего, по таким, как понимание сущности социализма и способов продвижения к нему. Если в 70-е гг. ХХ в. значительная часть «левых» еще сходились на том, что успешное продвижение могут обеспечить такие меры, как овладение госаппаратом, национализация ключевых отраслей промышленности, планирование и регулирование экономики, то с 80-х гг. ХХ в. даже такой консолидации уже не наблюдалось, а наоборот, все больше прослеживалась эволюция в сторону либеральных установок, теорий «рыночного социализма». Не в последнюю очередь этому способствовал кризис коммунистических режимов и застойные явления в ряде социалистических стран. В конце 80-х гг. ХХ в. «левые» терпели поражение за поражением на парламентских выборах в наиболее крупных странах Европы, что порой побуждало их к дискуссиям о консолидации сил и попыткам разработки общей стратегии, новых экономических концепций, направленных, впрочем, исключительно на поиск наиболее эффективных средств получения реальной политической власти.

Крах «реального социализма» нанес сокрушительный удар по социалистической идеологии в целом: у масс была подорвана вера в опирающиеся на соответствующую систему ценностей постулаты, в борьбу за установление и реализацию социалистического строя как лучшей альтернативы капиталистическому. Расцвет неолиберальной апологетики и проникновение новых идеологических принципов во все сферы общественной жизни способствовали дискредитации «левых взглядов». Распад «реального социализма» и переход к рыночной экономике вынудил реформистские крылья коммунистических партий эволюционировать на социал-демократические позиции и инкорпорироваться в государственные структуры. Достаточно быстро эти партии практически во всех странах Европы стали устойчивой составной частью политической жизни, внутрисистемной, нереволюционной силой. Участвовавшие во власти, эти политические организации перестали стремиться к изменению существующей политической системы, а тем более – к ее ослаблению или разрушению. Фактически, едва ли не все значительные политические партии Европы, стало возможным, пусть и с некоторыми оговорками, относить к либеральным.

К концу ХХ в. теория революции была полностью делегитимирована. Неолиберальные идеологи путем крупномасштабной агитационной кампании начали отождествлять революционные методы с террористическими[38], чем окончательно «упразднили» революционность, к этому времени уже не вписывавшуюся в политическую культуру граждан европейских государств, лидеры которых (в том числе и социалисты) за последние полвека приходили к власти исключительно в результате выборов. Апологетика неолиберализма достигла гипертрофированных масштабов, и крушение «реального социализма» стало трактоваться не как естественный провал необоснованных социальных экспериментов, а как свидетельство утопизма самой социалистической теории, всякая защита которой начала рассматриваться как признак реакционности и отсталости.

Социал-демократическая традиция заимствовала ряд идеологических клише неолиберализма и полностью утратила свое значение реальной оппозиции. Лозунги социал-демократов стали выступать не более чем интерпретацией используемой самой властью ее многослойной политической риторики. Произошел постепенный отказ от самого термина «социализм», который все чаще начинал трактоваться как «смешанная экономика», «развитая антимонополистическая демократия» или «общество благосостояния».[39]Рассматривались антиинфляционные варианты вхождения в рынок, противопоставлявшиеся ультралиберальным реформам и связанные с более низкими социальными издержками, выдвигались модели модернизации либеральной демократии, но о какой-либо альтернативе этой политической системе речи уже не шло. Фактически, в теоретическом отношении, в плане определения методов преобразования социальной действительности «левые силы» оказались в тупике и все больше интегрировались в существующие политические системы.

В то же время, в конце ХХ в. в Европе стала набирать силу теория, получившая известность под именем «антиглобализма»[40], среди сторонников которой обнаружилось значительное количество носителей «левых взглядов» (в их исконном понимании). «Антиглобалистское» движение во многом стало правопреемником философии «новых левых» 60-х гг. ХХ в. В Европе теория «антиглобализма» оказалась представлена в первую очередь в работах словенского философа и публициста С.Жижека и итальянского социолога А.Негри, отрицавших правомерность неоколониальных методов «экспорта либеральной демократии» в политические системы «стран периферии»; принципиально нового типа экономической экспансии, не нуждавшегося в формальной аннексии территорий; контроля организаций типа ООН, Всемирного Банка или МВФ несколькими «развитыми» странами мира (в первую очередь – государствами Западной Европы и США), сконструировавшими новый порядок, при котором «различные национальные цвета на карте мира времен традиционного империализма размываются и сливаются в радугу глобальной империи».[41] В средствах достижения поставленных целей «антиглобалистские» установки отличала ориентация на создание неформальных политических образований, совместное проведение многотысячных акций протеста, так как согласно этой теории прошли те времена, когда капитализм можно было разрушить пропагандой среди рабочих и созданием централизованных партий.

Однако, «антиглобалистское» движение отличала серьезная идейная неоднородность. Среди приверженцев «антиглобализма», помимо организаций, традиционно относимых к «левым» (от анархистов до авторитарных коммунистов), оказалось значительное число ультраправых объединений (например, национал-большевистского толка), неоконсерваторов, а также исламских и христианских радикалов, экологов и феминисток, симпатизировавших ряду «антиглобалистских» лозунгов. Поэтому при наличии «общего знаменателя» в среде «антиглобалистов» уже на этапе становления этой идеологии обнаружились разногласия, способные привести к разложению движения в целом на отдельные радикальные группировки, не имеющие шанса оказывать значительное влияние на социально-политическую обстановку в Европе (как это произошло с организациями «новых левых» в 70-х гг. ХХ в.).

В целом, в начале ХХI в. в Европе «левые взгляды» представляли собой внутренне противоречивую и трудно систематизируемую совокупность воззрений. При наличии внушительного количества политических организаций и партий, подпадающих под определение «левых» или отождествлявших себя с ними[42], тем не менее, отсутствовал цельный спектр политических взглядов. Убеждения в осуществимости идеологического сплочения «левых сил» стали представляться сугубо идеалистическими. В сложившихся условиях употребление самого термина «левые» стало требовать дополнительной трактовки и ряда оговорок. Вместе с тем, приведенный краткий анализ, как представляется, дает возможность определенной теоретической ориентации в многообразии европейских «левых» политических моделей и в основных тенденциях их исторической модификации. Поэтому, ввиду того, что значительная часть течений, прежде однозначно определявшихся политической наукой как «левые», отошли от социалистических ценностей, идентифицировав себя с неолиберальным курсом, а леворадикальные группировки в силу разрозненности перестали представлять собой целостный спектр, в условиях активного противодействия существующих политических систем развитию и популяризации «левой мысли», эта совокупность воззрений оказалась не застрахована от растворения в массе политических мифов и утопий прошлого.

 

2. Динамика развития «левой мысли» в русской общественно-политической традиции

 

В России первой половины XIX в. оформление «левой политической мысли» происходило значительно медленнее, чем в странах Европы. «Левые взгляды» вызревали в принципиально иных идеологических и культурных условиях, что закономерно сказалось на дальнейшем развитии этого идейного направления. В этой связи эволюция политико-идеологической борьбы и деятельность «левых» не могут рассматриваться без учета того, каким именно образом эта духовная ситуация и действительность преломились в обсуждаемом эпизоде интеллектуальной истории «левых».

В начале XIX в. позиции монархии оставались крайне прочными, а распространение либеральных идей не получило европейского масштаба. Официальная идеология того периода, пронизанная апологетикой самодержавия, стремилась упорядочить и регламентировать все сферы общественной жизни; тезис о государстве как о высшей ценности стал доминирующим; любое инакомыслие, а тем более – независимая от официального курса политическая деятельность воспринимались как бунт против существовавшей власти; основная масса дворянства и чиновничества была настроена консервативно. Кроме того, с приходом к власти Николая I, период правления которого можно назвать апогеем самодержавия, произошел решительный отход от политики «просвещенного абсолютизма», основы которой были заложены Екатериной II.

В этой ситуации не могло быть и речи о свободной публикации каких-либо теоретических разработок, противоречивших официальной идеологии, а тем более о революционной агитации в духе европейских социалистов. Более того, в эти годы еще в полной мере не сформировались ни либеральное, ни социалистическое направления общественно-политической мысли.[43] На этом этапе можно отметить лишь наличие консервативных и неконсервативных позиций. Таким образом, если в Европе «левые взгляды» возникли в первую очередь как идеологическое противодействие либеральным моделям, то в России разделение на либералов и социалистов произошло позже, а в начале XIX в. «левые взгляды» еще не выделялись из общего антиконсервативного направления. «Правые», «левые» и «центристы» в России первоначально не имели четкого организационного разделения. Наоборот, эти политические взгляды долгое время сосуществовали внутри разных философских школ (такая ситуация, например, наблюдалась и у славянофилов, и у западников). Определенные терминологические трудности в анализ русской «левой мысли» вносит и то, что до середины XIX в. такие понятия как «вольнодумство», «либерализм», «революционность», «социализм» были в ряде случаев взаимозаменяемы и мало разграничены семантически.[44]

Предпосылки для появления «антиконсервативных взглядов» можно обнаружить в воззрениях Н.И.Новикова, А.Н.Радищева, Д.И.Фонвизина, а первой попыткой перехода от теоретических построений к практическим действиям стала деятельность декабристов.Это движение, включавшее как умеренные, так и радикальные течения, способствовало популяризации взглядов, получивших позднее название «левых», и с некоторой условностью можно утверждать, что движение декабристов в России стало аналогом Французской революции в Европе, конечно, карикатурным по своему масштабу и воплощению, но вполне сопоставимым по степени влияния на дальнейшее распространение соответствующих идей. После 1825 г., несмотря на усиление реакционных мер со стороны властей,антиконсервативное направление в философии начало набирать силу, а бланкистские принципы организации на долгое время стали основополагающими в развитии тайных обществ.[45]

 

Оформление концепции «русского социализма» как самостоятельного течения «левой мысли»

 

В 30-е гг. XIX в. в России получили распространение труды европейских философов, в первую очередь интерес представляли поздняя классическая немецкая философия (Г.Гегель, Л.Фейербах) и теории французских социалистов (П.Ж.Прудона, А.К.Сен-Симона, Ш.Фурье). Формировались первые тайные общества, представлявшие социализм на русской почве: кружок А.И. Герцена и Н.П. Огарева[46], несколько позднее – кружок М.В. Петрашевского.[47] Рассматривались проблемы философии истории, вопросы о смысле исторического процесса, об «особом пути» развития России, которые в дальнейшем стали ключевыми для русской «левой мысли». Начал организационно оформляться спектр взглядов, противостоявших комплексу консервативных идей, воплотившихся в идеологии «православия, самодержавия, народности».[48] В политической области критика социалистов была направлена против самодержавия, в области социальной – против крепостного права. Помимо философии и политики интерес для «левых» кружков представляли литература и эстетика; на этом этапе к социалистам примкнули литературный критик В.Г.Белинский, писатели Ф.М.Достоевский и М.Е.Салтыков-Щедрин. Однако социализм в России в те годы, по выражению историка народничества Иванова-Разумника (Р.В.Иванова), был «скорее настроением, чем воззрением».[49]

В 40-е гг. XIX столетия разрозненные социалистические идеи постепенно начали «сгущаться» в цельные политико-философские доктрины. Зародилось «левое крыло» западничества, представлявшее собой самостоятельный спектр воззрений, противостоявший как консервативным, так и либеральным установкам. Эти взгляды оформились в комплекс политических концепций и разработанных программ, появились первые русские философы-социалисты: М.А.Бакунин, А.И.Герцен, Н.П.Огарев.

Термин «социализм» был заимствован русскими «левыми» теоретиками из трудов западноевропейских коллег, однако особую важность в работах русских социалистов приобрело понятие «народ», вследствие чего социалистов в России XIX в. гораздо чаще именовалинародниками , русскую социалистическую мысль – народничеством , а ориентация большинства «левых» на революцию предопределила появление словосочетания революционное народничество .

А.И.Герцена принято считать родоначальником народнического направления. Народничество явилось попыткой органического синтеза славянофильства с западничеством (исключавшего из первого консервативные установки, а из второго – либеральные). А.И.Герцен разработал теорию «русского (крестьянского) социализма» [50], сформулировав тезис о возможности «особого пути» развития России, позволяющего избежать формирования крупных форм собственности и капиталистических отношений. Общинное землевладение противопоставлялось государственной и частной формам собственности, а самоуправление общин и организация производственных артелей – существовавшим политическим системам. В трудах русских «левых» теоретиков основным «стихийным носителем» социализма и революционным субъектом стал не пролетариат, а крестьянская община.

К середине XIX в. в России появилась необходимость политических и экономических преобразований. Возникновение крупной промышленности и появление наемных рабочих делало систему крепостного права архаичной, тем более что крепостной труд был чрезвычайно непроизводительным. Теория «русского социализма» вступала в резкое противоречие как с консервативными, так и с либеральными доктринами, направленными на экономическую модернизацию и поощрение развития промышленных и товарно-денежных отношений. Абсолютное разочарование в либеральных ценностях у А.И.Герцена, эмигрировавшего в Европу, наступило после поражения революций 1848 г. Такие установки правового государства, пронизанного интересами собственников и партийных элит, как свободная торговля и конкуренция в противоположность социальному равенству и общинной собственности, по мнению русского философа, оказались не менее антииндивидуалистичными по своей сути, чем модели консерваторов.[51]

Кроме того, в работах А.И.Герцена прослеживались антиэтатисткие тенденции, анархистская составляющая русского народничества явилась реакцией на политику самодержавия, так же как отрицание института собственности – реакцией на либеральные доктрины.[52]Однако А.И.Герцен, отрицая централизованные государственные формы, признавал возможность общинного самоуправления при сохранении сельского и волостного правительств, считая, что «из того, что государство – форма преходящая, не следует, что это форма уже прошедшая».[53] В отношении к методам борьбы с самодержавием точку зрения А.И.Герцена не всегда можно было назвать последовательной, она отличалась гибкостью и эволюционировала в зависимости от менявшейся ситуации, а радикализм целей А.И.Герцен зачастую сочетал с умеренностью способов их достижения, считая революцию и реформы взаимодополняющими методами социальных преобразований.

Радикально-революционное крыло русского народничества оказалось представлено в воззрениях М.А.Бакунина. Теоретик анархизма оказал серьезное влияние на социалистическое мировоззрение, его фигура не «вписывалась» в определенный исторический этап развития «левой мысли». Эволюция взглядов этого философа была органически связана с изменениями политической обстановки в Европе и России, а окончательное оформление теоретические построения М.А.Бакунина получили в 60-х гг. XIX в. в концепции анархо-федерализма .[54] Взгляды М.А.Бакунина развивались параллельно с анархо-федералистскими воззрениями П.Ж. Прудона, однако, в отличие от европейских анархических моделей, русским философом было создано принципиально иное – революционное направление анархизма. Категория свободы занимала центральное место в политико-философских учениях М.А.Бакунина, но была практически неотделима от понятий бунта и социальной революции , с которыми он отождествлял реализацию индивидуальной свободы.[55] В радикальности подхода к проблеме социальной революции среди всех «левых» философов того времени первенство принадлежало именно М.А.Бакунину. Кроме того, М.А. Бакунин заложил основы анархизма как цельного мировоззрения; закономерность и неизбежность анархо-революционной перестройки общества он выводил из объективных форм бытия материи.

Политико-философскую доктрину М.А.Бакунина отличала широко поставленная и аргументированная критика этатизма и социальной иерархии, которым противопоставлялись федерализм, социализм и антитеологизм. Критика государства как института[56] вызвала резкое неприятие не только консерваторов и либералов, но и ряда теоретиков государственного социализма, в первую очередь главного оппонента М.А.Бакунина среди «левых» – К.Маркса. Кроме того, М.А.Бакунин отрицал утилитарный подход к развитию социалистических идей, настаивая на «особом пути» развития России, в которой, по мнению русского анархиста, возможно было избежать формирования пролетариата. В России главной альтернативой государству, согласно М.А.Бакунину, мог стать институт общины. Для развития «бессознательного социализма», стихийно присутствовавшего в русской общине, действенным методом М.А. Бакунин считал революционную пропаганду.[57]

В 60-е гг. XIX в. социалистические концепции «переместились» на территорию России. Укреплению социализма на русской почве способствовали объективные внутриполитические обстоятельства: с приходом к власти Александра II в России была осознана необходимость европеизации и модернизации. В первую очередь это имело отношение к экономическим преобразованиям, но в определенной степени отразилось и на политических нововведениях правительства: ослабла цензура, были приняты поощрительные меры в отношении просвещения, появились новые возможности для выражения «левых взглядов» – легальные (нарождавшаяся гласность[58]) и нелегальные (рукописная политическая литература[59]). Появились такие теоретики, как Д.И. Писарев и Н.Г.Чернышевский, подвергнувшие развернутой критике социально-экономические установки либерализма, рассматривавшегося какантиперсоналисткая идеология, отражавшая интересы промышленных и торговых элит.[60] Н.Г.Чернышевский рассматривал модернизированный институт общины как средство для перехода к будущему социалистическому строю, противопоставив капиталистическому хозяйству новую экономическую модель, базисными элементами которой стали примат распределения над производством, приоритет народного благосостояния над национальным богатством, продукт труда как альтернатива заработной плате. Кроме того, в этот период появился тезис о «сознательном меньшинстве»: решение социального вопроса Д.И.Писарев видел в создании «мыслящего пролетариата», формирующегося в интеллектуальных кружках, а Н.Г.Чернышевский – в деятельности «профессиональных революционеров».

В 70-е и 80-е гг. XIX в. в трудах ряда теоретиков (П.А.Кропоткина, П.Л.Лаврова, Н.К.Михайловского,) произошла первая серьезная попытка систематизации русских «левых взглядов» в цельную идейную систему, синтеза философско-исторического и социально-экономического подходов предшествующих мыслителей, а одним из дополнительных объектов исследования стала этика. В центре внимания оказался так называемый «субъективный метод»: примат этических критериев в социологии. По существу, эти философы осуществляли «перевод» своих этических рефлексий на язык политики. Наряду с антиэтатизмом, федерализмом и антиклерикализмом[61] важной особенностью доктрин русских социалистов стал персонализм – установка на свободу индивида. Признавая идею прогресса, они четко разграничивали понятия прогресса и эволюции , отождествляя с первым движение в сторону социального равенства и достижения максимума свобод для каждой отдельной личности.[62] Неприятие социал-дарвинизма, для которого критерием прогресса являлось приспособление к среде, закономерно приводило к критическому взгляду на либеральные установки, а тотальное подчинение личности неизменным экономическим законам, характерное для марксистских установок, вызвало негативное отношение русских «левых» 70 х гг. XIX в. к «научному социализму».

На этом этапе русское революционное народничество окончательно оформилось в самостоятельную концепцию, отличную от моделей европейских «левых». Несмотря на то, что воззрения каждого из теоретиков народничества являли собой оригинальные учения, представляется вполне правомерным воспринимать их доктрины как единую политико-философскую традицию. Если попытаться кратко проанализировать теоретическую эволюцию русского народничества, то, отметив факт заимствования философского фундамента с Запада, следует выделить ряд особенностей, существенно отличавших русскую «левую мысль» от европейской.

В России, как и в Европе реальным носителем революционной теории стал круг «левых» интеллектуалов (оказавшихся, однако, в силу внутриполитической обстановки обреченными на академическую и социальную маргинализацию), но главной отличительной чертой русских социалистов стала ориентация на крестьянство, выступившее в роли «стихийного» носителя социализма и ставшее русским «аналогом» пролетариата. Причем для народников также зачастую было характерно мессианское возвеличивание этого социального класса как «аутентичного» субъекта революционного процесса. Модернизация рассматривалась «левыми», прежде всего, с точки зрения соответствия политическим и экономическим условиям России, потому теоретики социализма оказались перед необходимостью синтеза «левых ценностей» с особенностями национальной политической культуры. Община рассматривалась в качестве основной организационной и производственной единицы жизни общества, препятствовавшей развитию капиталистических отношений.

В период реформы 1861 г. у русских либералов и социалистов еще оставались предпосылки для идейной консолидации, но после ее осуществления, дифференциация между ними была неизбежна. Основной причиной этого стала не столько нараставшая революционность «левых», сколько принципиальная разница во взглядах на вопросы власти и собственности. Либералы выступали за дальнейшую модернизацию экономики и политической системы России: введение конституции и парламента, свободу торговли и конкуренции, активное промышленное развитие; поэтому отмена крепостного права была необходима им в качестве одного из первых шагов на пути к этим преобразованиям. Консерваторы же стремились модернизировать экономику России, принципиально не меняя политической системы страны. Приоритет в решении именно государственных задач в ходе реформы был очевиден: государство получило от реформы безусловную и неоспоримую выгоду. Оно стало более сильным, обрело колоссальный резерв дешевой рабочей силы из обнищавших крестьян, возможность быстрого промышленного развития, а впоследствии – мощную армию и стабильные финансы; избавление от «средневековых пережитков» также повысило авторитет и международный престиж Российского государства.

Разумеется, «либерально-консервативные» преобразования вызывали резкое неприятие со стороны «левых» и потребовали «переноса» этико-философской программы в плоскость политической борьбы: в начале 60-х гг. XIX в. теоретический багаж революционных народников лег в основу идейной программы первой всероссийской революционной организации – «Земли и воли»[63], а 70-е гг. XIX в. стали периодом массового «хождения в народ» «левых» агитаторов и пропагандистов. Подавляющее число народнических воззваний и прокламаций было адресовано непосредственно крестьянам, на первый план выдвигалось коллективистское начало, а социальная революция, по мнению идеологов народничества, должна была воплотиться в стихийном восстании крестьянских общин.

Переход от общетеоретических вопросов к конкретным проблемам популяризации «левых взглядов» не мог быть осуществлен безболезненно для теории. Как и в Европе, по мере «внедрения» в реальность, «левая мысль» неизбежно начинала подвергаться корректировке, предопределявшей появление тактических поправок и идеологических разногласий. Под давлением зарождавшихся рыночных отношений институт общины начал подвергаться разложению и внутренней дифференциации, и возможность «особого пути» России стала представляться народникам 70 х гг. XIX в. менее вероятной, чем их предшественникам. «Культурная революция» среди крестьянства не принесла желаемых результатов: в период разложения общины революционная пропаганда не оказала серьезного воздействия на деревенское население, кроме того, правительство начало серьезное противодействие пропагандистско-агитационной кампании народников. Модернизация общины по модели «левых» не была реализована на практике, в первую очередь этому препятствовал курс правительства, направленный на активное промышленное развитие и урбанизацию. Официальная политика властей была намного эффективнее деятельности немногочисленных «левых» организаций, подвергавшихся постоянным преследованиям и действовавших в условиях конспирации. Более того, «хождение в народ» и агитация оказались недостаточными средствами для уничтожения консервативных установок в среде крестьян, большая часть которых осталась индифферентна к социалистической пропаганде.

Социально-политические изменения в стране и неудачи в реализации намеченных программ диктовали необходимость модификации теоретических разработок. Видоизменение теории в зависимости от менявшегося социально-политического контекста было характерно и для классиков русской «левой мысли» (М.А.Бакунина, А.И.Герцена), но в период организационной конкретизации соответствующих идей внутри страны эта проблема приобрела особую актуальность. Переход большинства русских «левых» на революционные установки поставил на повестку дня вопрос о революционной организации, который начал превращаться в основной аспект теории. Практическая связь с повседневной политической жизнью стала коррелятом философско-теоретических конструкций.

 

Организационная конкретизация «левого спектра» во второй половине XIX в.

 

Дальнейшее развитие либерально-капиталистических отношений в России привело к окончательному оформлению двух направлений в русском народничестве: легального и революционного. Русская «левая мысль» постепенно становилась все более неоднородной. «Легальное», реформистское крыло народничества сложилось в 80-х гг. XIX в., и было представлено в первую очередь В.П.Воронцовым и Н.Ф.Даниельсоном, излагавшим свои политические взгляды в периодической печати.[64] Эти теоретики, исходя из реальных тенденций процесса либерализации, критиковали курс правительства на активное внедрение механизированного капиталистического производства, приводившее к массовому разорению ремесленников и разрушавшее институт общины. Средством реализации «левой», некапиталистической альтернативы легальные народники провозглашали не революцию, а реформы; более того, они считали, что эту миссию сможет взять на себя самодержавное государство. Их воззрения были беспрецедентны для русской «левой мысли» и стали первыми ярко выраженными проявлениями социал-реформистских установок.

Однако не удовлетворившая «левых» развязка крестьянского вопроса и осознание индифферентности народных масс к революционной агитации, послужили ощутимым толчком не только для легальных публикаций, но в первую очередь – для развертывания работы по созданию всероссийской революционной организации. В условиях политической гегемонии самодержавия революционные установки становились определяющими для подавляющего большинства теоретиков «левого спектра».[65] Наиболее крупной антиправительственной организацией стала вторая «Земля и воля», образованная в 1876 г. В программных документах этой организации, наряду с бакунистскими установками[66], присутствовали конкретные политические требования: свобода переселения, личная неприкосновенность, право контроля над властями. Однако методы землевольцев содержали в себе значительный процент «левого» радикализма: террористические акты рассматривались ими как действенный способ дезорганизации правительства. Кроме того, в отличие от большинства предыдущих социалистов землевольцы, выступая за общинный коллективизм после свержения монархии, допускали промежуточный этап государственности, предшествующий возникновению анархического общества, – организационные формы закрепления теоретической деятельности неизбежно корректировали политическую стратегию «левых».

В 1879 г. «Земля и воля» распалась на две организации – «Черный передел», придерживавшийся умеренных взглядов, и «Народную волю», вставшую на позиции «левого» радикализма. Если воззрения народников «первой волны» отличало некоторое дистанцированиеот текущей политической борьбы, то в конце XIX в. радикализм начал носить не общетеоретический, а социально-практический характер. С целью синтеза политики и социализма народовольцы выдвинули тезис «к социальному через политическое», в русском «левом движении» произошло окончательное признание политической борьбы как основного средства достижения социалистического идеала, а главным методом этой борьбы постепенно становился террор, после провала «культурной революции» начинавший казаться единственно возможной формой противодействия властям. Согласно воззрениям народовольцев, влияние, которое террор должен был произвести на массы, оказывалось гораздо важнее, чем непосредственные результаты, а дезорганизация государственной власти, возникавшая в условиях террористических актов, должна была привести к политической дискредитации самодержавия и складыванию революционной ситуации. Практика индивидуального террора достигла определенных результатов, главный из которых – убийство царя Александра II в 1881 г.

В новых социально-политических условиях менялись прежние идеологические координаты, и «левая» теория постепенно начиналамимикрировать в зависимости от конкретных обстоятельств. После выявления значительного процента консервативно-патриархальных установок среди большей части крестьянства, надежда на социальный переворот снизу стала казаться многим революционерам малообоснованной, и в воззрениях ряда народовольцев появились нехарактерные для русского народничества тезисы о революционном меньшинстве и необходимости строго централизованной политической организации. Все это способствовало зарождению в России новых политических теорий, отличных от «крестьянского социализма». К концу 80-х гг. XIX в. народовольцы поставили вопрос о возможности решения социально-политической проблемы небольшой группой людей – революционным меньшинством. Этот вопрос во многом определил формы будущего развития русского марксизма.

Однако воззрения народовольцев не были единственной предпосылкой появления авторитарных установок в русской «левой мысли». Роль «моста» от народничества к марксизму (особенно его большевистской составляющей) сыграл «русский бланкизм» ,представленный в первую очередь в воззрениях С.Г.Нечаева и П.Н.Ткачева. Это самобытное явление русской общественно-политической мысли, хронологически развивавшееся параллельно с народническими воззрениями и идейно противостоявшее как умеренно-пропагандистскому, так и анархистскому направлениям. Взаимовлияние революционного народничества и «русского бланкизма» не подлежит сомнению, однако ряд критериев не позволяет поставить знак равенства между этими разновидностями «левых взглядов».[67] В доктрине «русского бланкизма» присутствовали тезисы о социалистических формах организации внутри общины и об освобождении личности в социальной революции, однако эти идеи не являлись центральными в программных документах бланкистов и в большей степени носили декларативный характер. Гораздо большее внимание было уделено установкам на захват государственной власти революционным меньшинством.

Такие взгляды были характерны еще для прокламации «Молодая Россия», написанной П.Г.Заичневским в 1862 г.[68] и декларировавшей, что образованию федерации должна была предшествовать диктатура революционной партии, построенной на началах централизма. Но впервые идея об освободительной роли сознательного революционного меньшинства, близкая воззрениям О.Бланки, получила серьезное воплощение и четкую формулировку в прокламациях С.Г.Нечаева, организовавшего в 1869 г. революционное сообщество «Народная расправа». Деятельность этой тайной организации определялась в первую очередь «Программой революционных действий»[69] и идеями, изложенными в «Катехизисе революционера».[70] Для этих документов были характерны установки на создание жесткой иерархии в революционном сообществе, подчеркивание специфической формы организации революционных сил: жесткой конспирации, единственно возможной в русских политических условиях, «революционныймаккиавеллизм», предполагавший полное отрицание каких-либо этических норм.

Взгляды С.Г.Нечаева были развиты и теоретически обоснованы в работах П.Н.Ткачева. Тезисы о жесточайшей централизации, иерархической подчиненности, строгой дисциплине и предельной конспиративности революционного сообщества стали для «русского бланкизма» основополагающими. В работах «русских бланкистов» подчеркивалась особая роль государства в регулировании организации общества, была выдвинута идея о революционной диктатуре меньшинства[71], а главным средством для захвата политической власти провозглашался террор, в теоретической апологии которого П.Н.Ткачев намного превзошел народовольцев. В модели революционной власти, сконструированной П.Н.Ткачевым, не было речи о самоуправлении, а главным атрибутом нового революционного правопорядка объявлялось насилие. Провозглашалась централизация каждой отдельной функции власти и возможно большая дифференциация этих функций. В этой установке, полемически заостренной против идеи общественного самоуправления, прослеживались все необходимые элементы для возникновения сверхцентрализованного государственного аппарата.

Воззрения С.Г.Нечаева и П.Н.Ткачева во многом контрастировали с рядом установок «ортодоксального» марксизма, однако следует отметить, что в России именно «русский бланкизм» впервые сформулировал тезис о необходимости революционной диктатуры и важнейшей роли государства после осуществления социалистической революции. Более того, «русские бланкисты» провозглашали этот тезис как единственно верный в существовавших социально-политических условиях, диктовавших необходимость реализации «реалистической» трансформации первоначального «революционно-утопического» проекта. Концепции С.Г.Нечаева и П.Н.Ткачева отличались крайним антиперсонализмом, централизмом, этатизмом и резко контрастировали с воззрениями революционеров-народников, но во многом предвосхитили большевистские установки. Начав с тезиса об общественном контроле над экономической и политической жизнью и резкого неприятия консервативных установок, ориентированных на концентрацию властных функций в руках элиты, «левые» через теорию революционного заговора приходили к апологии государства и правящего меньшинства.

 

Появление русского марксизма и последующая эволюция «левой» политико-теоретической линии

 

До начала 70-х гг. ХIХ в. К.Маркс не имел серьезных последователей в России, где подавляющее большинство социалистов отрицали идею гегемонии пролетариата, считая, что эта модель игнорирует интересы других слоев общества, и, прежде всего, крестьян и ремесленников, составлявших большинство населения России.[72] По мере развития торгово-промышленных отношений происходила попытка придать индустриализации некапиталистическое направление: народнические воззрения переносились в сферу экономики, где в качестве альтернативы социальной дифференциации, наемному труду и монополизации капитала выдвигались производственные ассоциации (аналог общинно-коллективистских форм организации в промышленности).

Однако марксистские установки постепенно проникали в работы русских философов. Так, П.Л.Лавров, признавая «особый путь» развития России, воспринял и использовал в своих работах ряд положений марксизма, в первую очередь тезисы о классовой борьбе, необходимости централизованной организации для сплочения рабочих масс; а деятельность лавристов во многом предопределила развитие социал-демократических убеждений в России. Централистские принципы революционной организации, провозглашенные народовольцами и П.Н.Ткачевым, относительная эффективность конспиративно-авторитарных методов в условиях самодержавия, разочарование в инертности крестьянских масс по отношению к революционным лозунгам, – все это также оказало опосредованное влияние на отказ от ряда народнических ценностей в пользу марксизма. Вместе с тем, вполне очевидным представляется тот факт, что марксистское движение в России имело принципиально иные корни, поколенческую ориентацию и социокультурный фон, чем в Европе. Идея «особого пути» России «генетически» передалась от народничества к русскому марксизму, оставшись квинтэссенцией «левых взглядов».

Первым «левым» теоретиком, чьи воззрения представили собой эволюцию от народничества к марксизму , стал Г.В.Плеханов. Один из идеологов «Земли и воли», бакунист, выступавший за создание федерации общин, в дальнейшем один из основателей «Черного передела», Г.В.Плеханов начал сомневаться в актуальности ряда народнических тезисов в период бурного развития капитализма, проведения политики стимулирования роста промышленности, ускорения процесса концентрации производства, роста рабочего класса и разложения крестьянской общины. Он назвал неприемлемым сведение народовольцами политической борьбы к террору, считая это средство неэффективным. Марксизм Г.В.Плеханова сформировался на фундаменте разочарования в пропагандистской работе и практике народовольцев.

В 1883 г. при непосредственном участии Г.В.Плеханова в Швейцарии была создана первая русская организация марксистов – «Освобождение труда». Попытка найти оптимальный вариант адаптации западных моделей общественного прогресса к сложным и противоречивым условиям России, утверждение марксизма и формирование пролетарской идеологии на русской почве могло произойти только путем размежевания с народничеством: Г.В.Плеханов подверг критике взгляды народников, применяя к их воззрениям мерку западноевропейского «утопического социализма», отрицая готовность России к социалистической революции и призывая к созданию единой, не разделенной на фракции и группы социал-демократической рабочей партии как единственного средства создания социально-экономических предпосылок для построения социализма.[73] Закономерным этапом в развитии рабочего и социал-демократического движения в России стало образование в 1898 г. Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП).

Русский марксизм ставил знак равенства между народным благосостоянием и национальным богатством, считая распределение средств потребления следствием распределения условий производства, и отождествлял социальное с политическим: всякая классовая борьба объявлялась борьбой политической. Община трактовалась как революционный субъект, исчерпавший свои исторические возможности, «народа» как монолитного целого в воззрениях марксистов не существовало, эта «абстрактная категория» представляла собой совокупность различных классов, на сторону одного из которых должна была встать интеллигенция, и этим классом призван был стать пролетариат как главная революционная сила. Однако полного отказа от народнических ценностей не произошло: по мнению Г.В.Плеханова, строго установленная необходимость капиталистического развития России была вполне совместима с возможностью «особого пути» ее развития, так как социалистические преобразования в России могли состояться до окончательного расцвета капиталистических отношений.

Начало 90-х гг. XIX в. в России стало расцветом марксизма: возникали многочисленные кружки, появлялись публикации, анализировавшие социально-политические события в стране с позиций «научного социализма». Именно в это время сформировалось и направление, получившее название легального марксизма . Это политико-теоретическое течение стремилось приспособить пропаганду марксизма к условиям тогдашней российской действительности. Главные идеологи легального марксизма (П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановский, С.Н.Булгаков, Н.А.Бердяев), взгляды которых отличались умеренностью, в условиях цензуры легально печатали свои произведения. Основные тезисы доктрины легального марксизма сводились к доказательствам неизбежности и прогрессивности развития товарно-денежных отношений в экономике России.

Национальное своеобразие политического развития России в доктрине легальных марксистов сводилось к «особой форме» зарождения капиталистических отношений: капитализм вырастал на почве дифференциации крестьянства на мелкую буржуазию и пролетариат. Взгляд на революционные преобразования и на диктатуру пролетариата как на несвоевременные явления для российской действительности, ориентация на реформы[74] и либерально-демократические свободы, установка на создание правового государства по западноевропейскому образцу, попытка синтеза социал-демократии с либерализмом, во многом приближали учение легальных марксистов к теории Э.Бернштейна. В дальнейшем часть легальных марксистов (П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановский) перешли на либерально-консервативные позиции[75], а С.Н.Булгаков и Н.А.Бердяев через христианский социализм пришли к религиозной философии и православию. Таким образом, в 90-е гг. XIX в. в русской «левой мысли» постепенно повторялась ситуация, наблюдавшаяся в Европе: многообразие социалистических течений приводило к тому, что часть мыслителей эволюционировали «вправо», что в свою очередь делало «левые взгляды» как спектр политических идей более аморфными.

Развитие торговли и промышленности в России постепенно способствовало тому, что крестьянские хозяйства становились менее замкнутыми, все больше капитализировались и втягивались в рынок. К концу XIX в., благодаря промышленному перевороту, Российская империя превратилась в одну из крупных индустриальных держав мира. Но реформы коснулись по преимуществу сферы экономики, правящая элита не принимала либеральных моделей политической модернизации, и еще более негативно оценивала концепции «левых» о радикальном изменении государственного устройства с участием общественных сил. В начале ХХ в. монархия в России по-прежнему была ничем не ограничена. Революция 1905 г., олицетворившая антиконсервативные настроения значительной части политических сил России, вынудила императора принять манифест 17 октября, позже именовавшийся Манифестом свобод. Главным итогом революции 1905 г. стало образование Государственной думы[76], зарождение некоторых элементов правового государства, формирование и функционирование различных политических партий и организаций[77], в том числе «левого» толка. С одной стороны, определенная легализация деятельности социалистов содействовала развитию и популяризации «левой мысли» в России[78], с другой, – создавала отношения политической конкуренции не только между консервативными, либеральными и социалистическими партиями, но и внутри спектра «левых взглядов».

Зарождавшиеся элементы либерально-демократических норм постепенно делали единство «левых» политических сил невозможным. Партии погружались в рутину парламентской деятельности, что неизбежно подтачивало прочность теоретических основ и заставляло «левых» рассматривать те или иные теоретические положения исключительно в социально-практической плоскости. Каждый теоретикоказывался связан с определенным политическим течением – с одной из борющихся сил, поэтому характер постановки вопросов или применения тех или иных аргументов, весь тип его мышления вплоть до используемого им понятийного аппарата попадали в зависимость от партийной программы. Это неизбежно отражалось на модификации «левой мысли» в амбивалентную, постоянно меняющуюся, допускающую самые разные интерпретации своих отдельных положений идеологическую систему ценностей. Социалисты все меньше были склонны к рефлектирующей и теоретической позиции, в большей степени направляя свое внимание на конкретные стратегические и организационные проблемы.

 

Партийно-фракционная дезинтеграция «левого движения» в России после 1905 г.

 

Несмотря на нараставшую популярность теории К.Маркса, далеко не все революционные группы в России и в среде «левой» эмиграции перешли на позиции марксизма. Народники приняли принцип классовой борьбы, признали непререкаемым факт внедрения капиталистических отношений в большинство сфер общественно-политической жизни России, однако они считали, что реальная степень проникновения капитализма в русскую деревню и дифференциация сельского населения серьезно преувеличивались марксистами. Народники указывали на то, что интересы городского пролетариата тесно связаны с интересами крестьянства, которое продолжало, с их точки зрения, оставаться главной движущей силой революции. Тезис классиков революционного народничества о регрессивности капитализма в России корректировался и сужался областью земледелия. Обоснованием возможности некапиталистического пути развития деревни послужили положения об устойчивости крестьянских трудовых сообществ и их способности противостоять конкуренции со стороны крупных капиталистических хозяйств. Главным выразителем настроений, направленных против общины со стороны правительства стал министр внутренних дел П.А.Столыпин. Земельная реформа П.А. Столыпина встретила резкое неприятие со стороны всех политических организаций народнического толка, воспринявших ее как отражение интересов крупных собственников, попытку внедрения в общину принципа социальной дифференциации, способствовавшего ее разложению, и как наступление на местное самоуправление с целью развития товарно-капиталистического хозяйства. А тот факт, что за одиннадцать лет столыпинской реформы из общины вышло сравнительно небольшое число крестьян[79], подтвердил в глазах народников их установку на возможность социалистической модернизации общины как главной альтернативы капиталистическим отношениям. В начале ХХ в. народнические воззрения в основном были представлены в политических доктринах социалистов-революционеров и анархистов.

Социалисты-революционеры (эсеры) как политическая организация, объединившая различные кружки народнического толка, оформились к 1902 г., а через несколько лет они превратились в крупнейшую и самую многочисленную в России партию. Ведущим теоретиком и автором многих программ партии стал В.М.Чернов. Отрицая наличие принципиальных разногласий между крестьянством и пролетариатом, эсеры выдвинули идею союза этих двух классов в революции, реальным воплощением которого должна была стать единая социалистическая партия, которую эсеры, отрицавшие строгую централизацию, представляли в виде федерации автономных групп. Предпосылки для мирного, демократического развития деревни по некапиталистическому пути к социализму должна была создать социализация – отмена частной собственности на землю, соответствующая общинным представлениям большей части крестьянства: земля в результате социализации должна перейти в руки крестьянских общин. Программа партии провозглашала конечной целью экспроприацию капиталистической собственности и реорганизацию производства и всего общественного строя на социалистических началах. В условиях борьбы правительства с революционными установками эсеры признали террор наиболее эффективным средством противостояния властям и дезорганизации правительства, действенным методом борьбы с самодержавной бюрократией и результативным способом агитации и пропаганды.

Эсеры подчеркивали свою «генетическую» идейную связь с русской революционной традицией, в первую очередь с народовольцами, но большая часть сторонников террористической практики рассматривали ее не как самодостаточную, а как неотъемлемый, дополнявший массовую борьбу элемент, помогавший общественному социалистическому движению и пробуждавший революционную активность. Однако в лице эсеров впервые со времен «Народной воли» возникла всероссийская революционная партия, сумевшая не только объявить террор одним из главных средств своей борьбы, но и развернуть его в масштабах, далеко превзошедших народовольческие.

Партия социалистов-революционеров стала характерным примером раскола крупных «левых» политических организаций на самостоятельные фракции вследствие идейных разногласий по практическим вопросам. Уже после принятия эсерами программ «минимум» и «максимум»[80] от партии откололись умеренное и «крайне левое» течения. Умеренное направление, выступившее за программу «минимум», вскоре образовало партию народных социалистов (энесов) [81], теоретики которого (А.В.Пешехонов) выступили за национализацию земли (превращение ее в государственную собственность) в противовес социализации, отвергли революционные и террористические установки как не соответствовавшие конституционному режиму, считая, что социалистическое движение должно развиваться в рамках правовых норм, и выступили за сближение народников с либералами. А «крайне левое» течение эсеров организационно оформилось в 1906 г. в «Союз социалистов-революционеров максималистов». Идеологи максимализма (М.И.Соколов) считали возможным немедленный переход России к социализму и настаивали на немедленном осуществлении эсеровской «программы максимум»: одновременно с социализацией земли считали необходимым провести социализацию фабрик и заводов, отрицали прогрессивность либерально-демократического строя и легальную политическую борьбу, а основными методами борьбы за уничтожение капитализма признавали индивидуальный террор и экспроприации.

В дальнейшем внутри партии эсеров вновь образовались «правое» и «левое» ответвления. Одни (В.М.Чернов, А.Ф.Керенский, ставшие впоследствии членами Временного правительства) взяли курс на реформы, коалицию с умеренными партиями, легальное давление на правительство посредством парламентских выступлений, агитацию в печати, организацию общественных протестов; вторые (М.А.Спиридонова, М.А.Натансон) – на революцию и социализацию, выступив против Временного правительства и Учредительного собрания, которым они противопоставили Советы. Попытки примирить «левое» крыло с «правым» не увенчались успехом, и «левые» социалисты-революционеры к 1917 г. оформились в отдельную партию и, поддержав большевистское революционное выступление, вошли в двухпартийное советское правительство. Однако уже в первые годы после Октябрьской революции прояснились принципиальные разногласия «левых эсеров» с большевиками по ряду вопросов: эсеры были против ограничения свободы печати, восстановления смертной казни, саботажа большевиками принятой земельной программы[82], превращения Советов в декоративное прикрытие однопартийной военно-бюрократической диктатуры – критика эсеров касалась именно тех вопросов, которые обеспечивали устойчивость и эффективность советского режима.

Главным пунктом, по которому «левые эсеры» бесповоротно разошлись с большевиками, стало заключение Брестского мира в 1918 г. Брестский мир нанес серьезный урон главной социальной опоре «левых эсеров» – крестьянам, у которых после потери хлебных территорий большевистские комбеды (комитеты бедноты) получили право отбирать зерно, согласно изданному декрету, предоставлявшему им всю власть в деревне, а дальнейшее введение «продразверстки» и «совхозов», по мнению эсеров, превращало крестьян в наемных рабочих большевистского государства и разрушало общину. Все эти разногласия привели к размежеванию эсеров: часть из них («Партия революционного коммунизма» во главе с М.А.Натансоном) слились с большевиками, часть («правые эсеры» )стали вести вооруженную борьбу с большевиками, часть некоторое время продолжали действовать легально, но после ряда терактов[83]и Кронштадтского восстания 1921 г., выразившего настроения антибольшевистской оппозиции (в основном анархистов и «левых эсеров»), их деятельность перешла в подполье. Единственный оставшийся легальным народнический клуб «Объединение левого народничества» был запрещен в 1925 г. В 1936-1937 гг. произошли массовые аресты бывших эсеров, а к началу 40 х гг. ХХ в. погибли почти все бывшие вожди эсеровских партий.

Помимо социалистов-революционеров крупной немарксистской «левой» теорией оставался анархизм , с 70-х гг. ХIХ в. игравший определяющую роль в системе общественно-политических взглядов народников. Главным теоретиком этого направления мысли и в начале ХХ в. продолжал оставаться П.А. Кропоткин, чья концепция анархо-коммунизма к этому времени представляла цельное научное мировоззрение, противостоявшее марксизму. Категорически отвергая любые формы власти, анархисты последовательно выступали с леворадикальных позиций: против захвата власти революционной партией и против работы в таких учреждениях, как Государственная дума и Учредительное собрание, являвшихся атрибутом либеральных форм власти, серьезно препятствовавших революции. Из видов политической борьбы они выделяли прямое противостояние рабочих капиталу: бойкот, стачки, саботаж, революционное насилие, экспроприации, террор. Движение анархистов было многообразным и неоднородным[84], для иллюстрации чего следует выделить такие его направления, как анархо-синдикализм (Д.Новомирский), анархо-ндивидуализм (А.А.Боровой), анархо-мистицизм (Г.И.Чулков), объединенные отрицанием государственности во имя социальной солидарности и личной свободы. Анархизм стал попыткой сохранения «левой идентичности» за организационными пределами партийного движения. Анархистов отличала апелляция к «первоначальным» «левым ценностям» и наиболее последовательная для «левых» тактика, оказавшаяся, однако, наименее эффективной для контакта с широкими массами в существовавших условиях создания социалистических партий, вступления социалистов в правительства и участия «левых» в парламентских заседаниях.

Тем не менее, во время гражданской войны анархистам удалось не только вести теоретическую полемику с большевиками, но и противопоставить им свой социальный эксперимент, воплотившийся в модели «вольных Советов», главными теоретиками и практиками которой стали Н.И.Махно и П.А.Аршинов. Фундаментом этой концепции стал институт общины как прообраз анархо-коммунистических форм социальной организации. Н.И. Махно выступил против государственной собственности на землю[85], установки на централизацию и диктатуры партийной верхушки, провозглашенных большевиками. Деятельность Н.И. Махно и его сторонников стала попыткой создания безгосударственных форм социальной организации (относительно эффективной в условиях гражданской войны), и этот анархистский эксперимент, фактически, оказался единственной политической альтернативой, противостоявшей как существовавшим большевистским, так и нацеленным на реставрацию консерватизма монархистским и декларировавших необходимость экономическойвестернизации либеральным политическим моделям. Некоторые идеи Н.И.Махно нашли свое отражение в таком идейном течении российской анархисткой эмиграции, как «платформизм» , выдвинувшим тезис о необходимости переходного этапа на пути к анархо-коммунистическому обществу в виде рабочих Советов.

В целом «левые взгляды» в России уже в начале ХХ в. представляли собой совокупность различных, а подчас диаметрально противоположных моделей политической модернизации. Противоречия, характерные для «левых» Европы, в начале ХХ в. были в полной мере присущи и русской «левой мысли». Практика неизбежно вносила свои коррективы в теорию, нарушая ее стройность и цельность. Различное отношение к методам политической борьбы, к возможности коалиции с другими политическими силами, к теории социалистической революции, к институту государства, – все это создавало «правые» и «центристские» фракции внутри «левых» партий и организаций.[86] Как и в Европе, еще одним фактором, способствовавшим расколу «левых», стала первая мировая война, разделившая «левые силы» России на два лагеря: «интернационалистов» («пораженцев») и «оборонцев» . Среди поддержавших войну были такие «левые» теоретики, как, например, П.А.Кропоткин и Г.В.Плеханов (выдвинувший тезис о том, что во время войны борьба классов должна сменяться их сотрудничеством), а против военных действий выступили В.М.Чернов, Ю.О.Мартов, В.И.Ленин, возложившие ответственность за войну на империалистические правительства и партии, ее поддержавшие. Этот раскол способствовал дальнейшему усугублению противоречий внутри спектра «левых взглядов».

Размежевание коснулось и российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Значительная часть лидеров российской социал-демократии в начале ХХ в. находились в эмиграции, специфические условия которой генерировали взаимное отчуждение и во многом предопределили тактические и стратегические расхождения. Раскол на фракции большевиков и меньшевиков произошел в 1903 г. Разногласия у сторонников В.И.Ленина и Ю.О.Мартова возникли из-за неодинакового отношения к членству в партии, В.И.Ленин выдвинул тезис о необходимости принятия в партию только «профессиональных революционеров». Фактически, идейные разногласия были значительно глубже и касались, прежде всего, разных взглядов на осуществление социал-демократических программ «минимум» и «максимум».

Позиции меньшевиков отличались умеренностью, склонностью к реформизму. Основными их постулатами стали: постановка только тех задач, для которых уже созрели объективные условия; борьба за максимальное расширение состава социалистов, создание возможных блоков с другими партиями, включая либеральные; принятие всех легальных форм политической борьбы и отрицание ряда нелегальных (экспроприаций, террора)[87]; признание политического освобождения необходимым предварительным условием освобождения экономического.

Кроме того, меньшевики и большевики по-разному оценивали роль насилия, возможности ограничения демократии революционной партией, перспективы развития взаимоотношений рабочего класса с другими слоями общества. Многие меньшевики симпатизировали идеям К.Каутского и пытались превратить РСДРП в реформистскую партию западноевропейского образца. Эта европеизированная модель «демократического социализма» вызывала резкое неприятие у большевиков. Революционные призывы В.И.Ленина и его сторонников меньшевики считали преждевременными, указывая на неисчерпанность созидательных потенций либерально-демократического строя, незавершенность процесса капиталистической эволюции народного хозяйства в России, возможность дальнейшей демократизации общества в рамках развивавшегося капитализма. После Февральской революции 1917 г. и свержения монархии меньшевики выступили в поддержку Временного правительства, а некоторые члены фракции вступили в правительство.[88] В1917 г. из течения внутри рабочего движения меньшевики превратились в отдельную партию, объединившую марксистов реформистского толка и получившую название Российской социал-демократической рабочей партии (объединенной) – РСДРП (о). В то же время, раскол меньшевиков в начале первой мировой войны способствовал консолидации многих из них (Л.Д.Троцкого, А.М.Коллонтай) с большевиками, которые в своей массе встали на позиции интернационализма.

В целом в начале XX в. единство «левых сил» в России уже превращалось в миф, а любые попытки консолидации в большинстве случаев заканчивались организационным расколом, усугублявшим тенденции к поляризации. Дискуссии и идеологические споры «левых» касались в первую очередь организационных и тактических вопросов. Партийное оформление большинства «левых» течений приводило к тому, что каждое решение партии стало преломляться в деятельности ее членов, а из каждого лозунга должны были проистекать конкретные деяния. И наиболее ярким примером, великолепно отобразившим практическое значение этого вопроса, стало развитие большевистской партии.

 

Тезис В.И.Ленина о единстве теории и практики и большевистская гомогенизация российского политического пространства

 

С 1917 г., после Октябрьской революции претензии на политическую и идейную монополию в сфере «левых взглядов» все больше начинали выказывать большевики.[89] Наряду с признанием на определенном, предшествующем социалистической революции этапе необходимости тактики «левого блока» – сотрудничества с другими социалистическим партиями и организациями, большевизм отличала вера в неоспоримые преимущества революции перед реформами.[90] Партия большевиков создавалась как строго централизованная нелегальная организация, объединявшая исключительно «профессиональных революционеров».[91] Главным теоретиком и вождем большевизма стал В.И.Ленин. Его экономические воззрения в целом воспроизводили марксистские модели, но ни К.Маркс, ни Ф.Энгельс не оставили подобных ленинской концепций для выработки политической стратегии и тактики пролетарской революции, а также столь развернутых схем осуществления послереволюционных социальных преобразований. Развитие марксистской теории классовой борьбы на организованном и тактическом уровне стало основной задачей в разработках В.И.Ленина. Характерной чертой ленинских работ стала попытка объединить мысль и действие, теорию и практику, тяга к тезисной манере изложения взглядов. Тезис о диалектическом единстве теории и практики был сформулирован К.Марксом[92], но В.И.Ленин актуализировал новый метод исследования в историческом материализме: конкретный анализ конкретной ситуации. Каждую абстрактно-философскую категорию В.И.Ленин рассматривал исключительно с точки зрения ее действия в рамках человеческой практики. Вполне закономерно, что именно большевики, проанализировав сложившуюся в 1917 г. ситуацию, приняли решение о совершении революции. Кроме того, В.И. Ленин стал утверждать возможность построения социализма в России до образования многочисленного рабочего класса и высокого уровня развития капитализма, полагая, что формирующийся рабочий класс станет самостоятельной революционной силой и, приняв на себя руководство крестьянскими массами, обеспечит перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую: в этом проявилась большевистская трактовка «особого пути» России.

Принципиальное отличие большевиков от предыдущих «левых» течений заключалась не только в том, что, отходя от «левых взглядов» на практике, они в дальнейшем оправдывали в теории эти политические шаги как единственно возможные в той или иной конкретной ситуации, а в том, что эта позиция была провозглашена как единственно верная. После революции, несмотря на интернационалистические лозунги[93], перед большевиками встала отнюдь не задача практической реализации «левых» лозунгов, а проблема выживания нового государства и его сохранения в существовавших международных условиях.[94] Начиная с 20 х гг. ХХ в. большевистская элита стремилась найти компромисс между идеологической парадигмой социализма и одновременно – задачей прорыва международной изоляции и установления межгосударственных связей (а нередко – взаимовыгодных политических и экономических контактов) с теми, кого сами большевики долгое время квалифицировали как враждебную силу.[95] Перспективы мировой революции начинали представляться сомнительными, функции Коминтерна постепенно сужались до защиты внешнеполитических интересов большевистского государства, коммунистическая теория превращалась в государственную идеологию, ее сущность стала определяться насущной потребностью и зачастую выходить за рамки спектра «левых взглядов», эволюционируя вместе с политикой Советской России (в качестве примера таких социальных экспериментов, подкреплявшихся теорией, можно привести «военный коммунизм», «новую экономическую политику» и пр.). «Левый» и «правый» уклон от курса партии, стал подвергаться большевиками резкой критике. Так, В.И. Ленин выступил против позиции «левых коммунистов» (Н.И.Бухарина, А.М.Коллонтай), критиковавших Брестский мир и настаивавших на необходимости продолжения войны с империализмом. Намеренное «размывание» большевиками границ между революционной теорией и государственной идеологией способствовало дальнейшей трансформации «левых взглядов». Многие положения теории В.И.Ленина были беспрецедентны для «левой традиции»: «Социализм немыслим без крупнокапиталистической техники, построенной по последнему слову новейшей науки, без планомерной государственной организации, подчиняющей десятки миллионов людей строжайшему соблюдению единой нормы в деле производства и распределения продуктов».[96] Подобная стратегия заключала в себе роковое противоречие: согласно ей строительство социализма постепенно начало превращаться в процесс, благодаря которому периферийные государства намеривались «догнать» центральные зоны капиталистической мироэкономики.

Однако ленинские взгляды на партию большевиков в течение многих лет не подвергались серьезным изменениям. Руководящей силой в государстве, согласно теории В.И.Ленина, должно было стать не пролетарское меньшинство населения и даже не партия, построенная на принципах централизма и строжайшей дисциплины, а ее олигархическая верхушка: «Всем известно, что… классами руководят обычно и в большинстве случаев… политические партии; – что политические партии в виде общего правила управляются более или менее устойчивыми группами наиболее авторитетных, влиятельных, опытных, выбираемых на самые ответственные должности лиц, называемых вождями. Все это азбука».[97] Приходу партии к власти придавалось поистине мессианское значение. Фетишизация партии и принцип вождизма стали основополагающими в трудах В.И.Ленина, а Советы постепенно превращались во вспомогательный орган партии.[98] Среди большевиков этому мало кто противостоял, одной из таких попыток было образование группы «рабочая оппозиция» (во главе с А.М.Коллонтай), выступившей за возврат к первоначальным лозунгам большевиков и выдвинувшей требования права дискуссий, свободы критики партийной верхушки, оторвавшейся от рабочих; эти выступления были резко осуждены В.И. Лениным. Вместе с тем, в конце жизни В.И.Ленин был все больше обеспокоен тем, что решающее политическое влияние переходило к новой силе – государственному аппарату и чиновничеству. Последние работы В.И.Ленина стали отчаянной попыткой найти формы возрождения политической активности народных масс, которая могла бы искоренить бюрократизм нового Советского государства и восстановить утраченные после Октябрьской революции единство и демократию. Однако это во многом напоминало борьбу теряющей власть правящей элиты с соперниками, приобретавшими все большую политическую силу.

Последним крупным «левым» теоретиком в России стал Л.Д.Троцкий. С 1903 г. он выступал с позиций меньшевизма, и только после Февральской революции примкнул к большевикам. В дальнейшем Л.Д.Троцкий высказывался против коалиций с эсерами и меньшевиками, за авангардную роль большевистской партии, за создание жестко централизованного государства. Концепцию Л.Д.Троцкого отличала установка на авторитаризм и подавление легальной оппозиции. С 1905 г. он начал разрабатывать теорию «перманентной революции», стоящей выше национально-государственных рамок и перерастающей в мировую. Троцкистский интернационализм отличался последовательностью, не связав себя ни с одной страной, троцкизм остался деэтнизированной теорией, отрицавшей «социалистическое» нациестроительство.[99] В 20-е гг. ХХ в. Л.Д.Троцкий и его сторонники начали все больше выступать против бюрократии и привилегий в государственном аппарате и среди партийных чиновников, к которым уходила власть. Эти идейные разногласия закончились высылкой Л.Д.Троцкого за границу в 1929 г. Фактически, вся дальнейшая теоретическая и практическая деятельность Л.Д.Троцкого была посвящена борьбе за освобождение международного рабочего движения от бюрократического господства, с тем, чтобы пролетариат вновь мог приступить к свержению капитализма в мировом масштабе. Опровергая большевистские судебные процессы, обвинявшие его в массе политических убийств, Л.Д.Троцкий пришел к выводу, что для развития социализма в СССР необходима новая революция. Он стал первым марксистом, выдвинувшим развернутую теорию критики бюрократизации государства рабочих.

С 1922 г. в СССР все больше возрастало влияние Генерального секретаря Центрального комитета партии, пост которого занимал И.В. Сталин. Сам И.В.Сталин не был крупным теоретиком марксизма. Более того, во время его правления марксизм в России фактически перестал развиваться как научная теория.[100] При постепенном развитии разветвленной бюрократической системы, партийная идеология, проникнутая апологетикой вождизма и принципами строгой централизации, все больше стала напоминать консерватизм. Теоретические разработки К.Маркса и В.И.Ленина были догматизированы И.В.Сталиным в таких компилятивных работах, как, например, «Вопросы ленинизма»[101], а в дальнейшем нашли свое единственное воплощение в официальной доктрине «марксизма-ленинизма». Антиимпериалистическая фразеология все больше обуславливалась стремлением партийной элиты к самоутверждению и идеологической трансформации мира (что позднее получило непосредственное осуществление в экспорте советской модели в страны Восточной Европы и превращении СССР в форпост мирового коммунизма).

Однако в постулатах И.В.Сталина следует выделить курс на форсированную индустриализацию и политику жесткого централизованного управления экономикой, а также оригинальный тезис о возможности построения социализма в отдельной стране. Эта идея, ставшая своеобразной сталинской версией «особого пути» России и выдвинутая в противовес концепции «перманентной революции» Л.Д. Троцкого, обещала мир и вызвала поддержку масс. Фактически, этот тезис И.В.Сталина шел вразрез с традиционной для марксизма теорией мировой социалистической революции и превращал СССР в одно из государств мира, а КПСС – в специфическую форму правящей элиты, стремившейся уберечь от всякой реформы существовавшие властные отношения.[102] Впрочем, сам И.В.Сталин, трактовал тезис о возможности построения социализма в отдельной стране как развитие «марксистско-ленинской» философии. Более того, сталинский «ленинизм» объявлялся не только «самым левым», но и «единственным левым течением в мировом рабочем движении».[103] Примечательно, что основу для подобных аргументов И.В.Сталина составил тезис о диалектическом взаимодействии теории и практики: «Конечно, теория становится беспредметной, если она не связывается с революционной практикой, точно так же, как и практика становится слепой, если она не освещает себе дорогу теорией. Но теория может превратиться в величайшую силу рабочего движения, если она складывается в неразрывной связи с революционной практикой, ибо она, и только она, может дать движению уверенность, силу ориентировки и понимание внутренней связи окружающих событий».[104] Те или иные цитаты В.И.Ленина стали перманентно реинтерпретироваться в зависимости от политической ситуации.

Так или иначе, если теоретические разработки И.В. Сталина допустимо включать в «левую мысль», то говорить о ее развитии последующими партийными руководителями (Н.С.Хрущевым, Л.И.Брежневым и пр.) едва ли представляется правомерным. Сочинения классиков «левой мысли» становились не более чем средством легитимации правящей элиты, обращавшейся к философской традиции исключительно с целью теоретического оправдания тех или иных политических шагов. Послесталинские деятели в лице лидеров партии все меньше обращали внимание на марксистскую теорию, превратив ее, в конце концов, в несколько ритуальных формул, догм и фраз.

* * *
 
После начавшегося в середине 80-х гг. ХХ в. курса на либерализацию, сохранявшего социалистическую риторику при фактическом пересмотре ряда основополагающих пунктов коммунистической доктрины, были девальвированы и сами термины «левые», «правые» и «центристские взгляды». Отсутствие серьезных теоретических концепций к концу ХХ в. привело к настоящему терминологическому хаосу в политической жизни России. «Левые взгляды» в этом смысле не стали исключением, к ним себя начали причислять самые разнородные общественно-политические течения[105], представлявшие собой не единый спектр, а скорее – совокупность политических конкурентов. Четкая верификация «псевдолевых» политических образований стала едва ли возможной. Появление избыточного, превышающего разумные пределы количества политических партий и организаций, повторявших друг друга и представлявших зачастую интересы лишь своего руководства, способствовало идеологическому распылению «левой мысли» и серьезно девальвировало «левые ценности». Кроме того, большевистские установки были отождествлены значительной частью населения с социалистическими моделями в целом, а «левые взгляды» нередко стали ассоциироваться в первую очередь с официальной идеологией коммунистической партии Российской Федерации, стержнем которой стал государственный национализм и защита интересов государства в международных отношениях – ценности, исконно не являвшиеся приоритетными для «левых».[106] Леворадикальные и анархистские организации, в силу своей разрозненности и существования в виде немногочисленных философских кружков и замкнутых группировок, перестали играть серьезную роль в политических процессах.[107] Теоретические дискуссии среди «левых», если и имели место, то исключительно в маргинальных и малотиражных изданиях, практически не попадая в фокус общественного мнения. В этих условиях огромный потенциал для заполнения возникшего идеологического вакуума обнаружили доктрины неолиберализма.

 

3. Трансформация «левых взглядов» на Арабском Востоке

 

Условия идеологического оформления спектра «левых взглядов» в арабском мире существенно отличались как от европейской, так и от российской социально-политической ситуации. Становление «левой мысли» было затруднено тем, что в конце XIX в. – первой половине ХХ в. арабские страны, многие из которых пережили несколько веков османского владычества, подверглись европейской колониальной экспансии. Развитие арабских стран было в значительной степени подчинено внешнему рынку, что меняло принципы функционирования национальных экономик и способствовало форсированной урбанизации, коммерциализации хозяйства, росту товарно-денежных отношений, трансформации коллективной племенной собственности в систему крупного частного землевладения, упадку натурального хозяйства, обезземеливанию крестьянства, прогрессировавшей имущественной и статусной поляризации общества, углублению этно-конфессиональных противоречий. Процесс перехода от интегрированного, преимущественно сельского, общества кдифференцированному индустриальному порождал новые типы производства и постепенно трансформировал традиционные социальные отношения и институты.

Включение арабских стран в орбиту мирового рынка оказало прямое воздействие и на развитие общественно-политической мысли. Значительную часть философских и социологических разработок арабских философов пронизывал антиколониальный пафос. Предпосылки появления «левых взглядов» на Арабском Востоке появились только в начале ХХ в., этот вектор развития общественно-политической мысли оформлялся преимущественно как часть неоднородного идейного комплекса – антиколониального движения, что и предопределило его специфику. Если в России основу консолидации «левых» составили антиконсерватизм и народничество , то на Арабском Востоке эти функции выполняли антиколониализм и национальное возрождение . Традиция стала главным институционным и духовным фактором, способствовавшим социальной и национальной консолидации, противостояния процессу «вестернизации» – наложению европейской колониальной логики на арабскую реальность.[108]

В арабском обществе отсутствовала четко выраженная политическая дифференциация, и на начальном этапе «антиколониальная мысль» скрепляла идеологической печатью самые различные политические течения, а программные заявления арабских либералов во многом совпадали с требованиями зарождавшихся «левых»: основной целью антиколониально настроенной интеллигенции была независимость каждой арабской страны как необходимый шаг на пути к политической модернизации. Но в дальнейшем поиск некапиталистического пути развития был продиктован в первую очередь тем, что либеральная демократия в сознании многих арабских теоретиков все больше ассоциировалась с колониальными порядками[109], и это во многом предопределило непопулярность концепций либерализма, согласно которым политическое развитие Арабского Востока оказывалось возможным исключительно в фарватере Запада. В то же время значительная часть консервативных сил стала той местной элитой, на которую опирались колониальные силы, а местные органы власти зачастую играли вспомогательную роль «сателлитов» при колониальном аппарате правления, что способствовало делегитимации и консервативной идеологии в глазах многих арабских интеллектуалов. Неприятие существовавших социально-экономических условий вполне закономерно порождало особый интерес к вопросам государственной власти и альтернативным политическим моделям.

 

Оформление «левого спектра» в арабском антиколониальном движении

 

«Левые» концепции как вектор идеологии арабского возрождения складывались на перекрестке двух идейно-культурных потоков: традиционного наследия и внешних идеологических воздействий. Сама идея «возвращения к традиции» была стимулирована контактом с иной цивилизацией. Политика «вестернизации», трансформируя местную политическую культуру, одновременно делала доступной для арабского населения европейскую философию, в том числе и «левую».[110] Социалистические идеи появились в арабских странах как результат знакомства интеллектуальной элиты с трудами европейских, в первую очередь французских, теоретиков, но неизбежно претерпевали модификацию в контексте местной политической культуры и местных социальных конфликтов, а большинство заимствованных понятий и терминов рассматривались сквозь призму арабской философской традиции.

В начале ХХ в. в арабских странах начали появляться первые политические организации и партии, функционировавшие при отсутствии парламентаризма западного образца, однако начавшие оказывать ощутимое воздействие на активизацию общественно-политической жизни. Партийные программы отличала разнородность идейно-политических влияний, однако среди политических требований следует выделить свободу слова, собраний, ассоциаций, объединения в профсоюзы, а наиболее злободневной темой дискуссий постепенно становился вопрос о национальной эмансипации и политической независимости. В этих условиях в процессе исследования проблем власти, функционирования политических институтов, их способности обеспечить национальную интеграцию, стабильность общественных структур и экономический рост в трудах арабских общественно-политических деятелей, писателей и публицистов (С.Мусы, А.ар-Рейхани, Н.аль Хаддада, С.аль-Хусри и др.) постепенно начали появляться элементы «левых взглядов».

Арабская общественно-политическая мысль все больше обращалась к идеям о необходимости направления всех сил общества на обеспечение интересов каждого индивида, от неприятия политического неравенства многие теоретики перешли к критике социальной дифференциации, появились тезисы о распределении благ по труду, требования эмансипации женщины, секуляристские идеи. В этот период ряд публицистов осуществили попытку критического анализа либеральной доктрины, стремясь доказать закономерность политической эволюции к социализму. Критике подвергались такие либерально-капиталистические реалии, как резкая имущественная поляризация, крайне интенсивная индустриализация и, разумеется, политика колониализма. Само понятие «иштиракийя» («социализм») все чаще начинало противопоставляться термину «ра’асмалийя» («капитализм»). Арабские «левые», употребляя термин «социализм», использовали его арабский эквивалент («иштиракия» – «участие всех», «соучастие», «сотрудничество»), семантика которого отличалась от европейского аналога.

Уже на этапе своего становления «левые силы» в арабском мире не были гомогенны, наоборот, в первой половине ХХ в. арабскую «левую мысль» представляло многообразие политических теорий, отличавшихся расплывчатостью формулировок. Вместе с тем, можно попытаться выделить основные тенденции развития социалистических идей. Так, подавляющее большинство «левых» мыслителей были далеки от насильственных форм ниспровержения власти, от идеи социальной революции как своевременного средства реализации социалистического идеала[111] и выступали с умеренных, реформистских позиций, пропагандируя постепенное «врастание» социализма в существовавшие социально-экономические структуры, преобразование общества путем создания производственных ассоциаций. Многие теоретики подчеркивали просветительский характер своей деятельности, считая, что необходимым предварительным условием социальных преобразований должна стать «духовная революция»[112], социалистические идеи зачастую неразрывно связывались с этикой. Большинство «левых» считали, что социализм можно установить исключительно посредством воспитания народа в системе представительного правления.[113]

В начале ХХ в. «левые силы» на Арабском Востоке не только не имели серьезного теоретического фундамента и были слабо идеологически структурированы, но еще с трудом выделялись из антиколониального движения. Отсутствовал даже четкий политический тезаурус: такие термины, как «анархисты», «коммунисты», «социалисты», зачастую воспринимались в обществе как синонимические. Это было обусловлено и тем, что в арабском языке только начинался процесс становления современной политической лексики. Одной из первых попыток теоретического осмысления истории развития «левых взглядов» стал изданный в 1915 г. труд египетского публициста М.Х.аль-Мансури «История социалистических учений».[114] Эта работа, посвященная становлению и развитию «левой» философии во Франции, Германии и России способствовала восприятию социалистических концепций арабскими интеллектуалами, но и она не была лишена терминологических неясностей (например, большинство революционных течений отождествлялись автором с анархизмом).


В первые десятилетия ХХ в. «левые взгляды» в арабском мире еще мало выделялись из общего спектра реформистских концепций, социалисты выступали с умеренных позиций и отстаивали легальные методы политической борьбы. После революции 1917 г., осуществленной большевиками в России, эта ситуация постепенно начала изменяться. Советское государство декларировало иную, принципиально несовместимую с основами существовавшей в те годы межгосударственной политики идеологию. Не преувеличивая идейного влияния большевизма на развитие арабской общественной мысли, следует отметить, что раскол мировой политической системы на два идеологических блока и усиление противоборства между ними не могли не отразиться на социально-политической жизни арабских стран.

Первые немногочисленные группы, провозглашавшие свою приверженность марксизму и завязывавшие контакты с Коммунистическим Интернационалом, возникли в арабских странах уже в 20-30-е гг. ХХ в., а в первой половине ХХ в. произошло организационное оформление компартий в ряде арабских стран (Алжире, Египте, Ираке, Ливане, Марокко, Палестине, Сирии и Тунисе).[115] В этот период были осуществлены первые попытки перевода на арабский язык марксистской литературы. Однако марксизм представал в основном в идеологической оболочке большевизма. Выбранный большевиками политический курс в глазах арабских коммунистов был прежде всего инструментом действия, доказавшим свою эффективность для сохранения территориальной целостности государства, где была совершена первая социалистическая революция.

Арабские коммунисты, восприняв ряд положений марксизма, усомнились в гомогенности арабской нации и признали наличие классовых противоречий в арабском обществе. Однако марксистские установки пребывали в состоянии идейной конфронтации не только с либеральными и консервативными взглядами, но и представляли собой альтернативу социал-реформизму и арабскому национализму. Поэтому марксизм необходимо было адаптировать к региональным реалиям. Из «научного социализма» заимствовались, прежде всего, положения, которые, по мнению арабских «левых», не противоречили традиции. Особого внимания заслуживает позиция в отношении религии: арабские коммунисты пытались синтезировать марксизм с исламом. Социалистическая интерпретация ислама, акцент, поставленный на социальной стороне этой доктрины, стали для коммунистов более эффективным методом установления контактов с массами, чем лишенная религиозной риторики классовая агитация.

Однако принятие условий членства в рядах Коминтерна и превращение арабских коммунистических групп в местные секции этой организации означало также, что арабские компартии неизбежно брали на себя курс Коммунистического Интернационала на Арабском Востоке. А общую политическую линию этой организации отличало стремление к формированию в арабском мире ячеек союзников Советской России, а в перспективе – и к созданию общеарабской компартии, с помощью которой стало бы возможным расширение влияния державы на ближневосточный регион. В политической линии Коминтерна ярко проступала идея превращения огромного геополитического пространства в поле жесткой конфронтации между СССР и Западом.

Позиция Коминтерна подвергалась существенным колебаниям, но общий курс этой организации предполагал, что пролетарская революция на Арабском Востоке не могла стать немедленной реальностью в силу того, что рабочий класс в этом регионе слаб, распылен по мелким предприятиям, многонационален, многоконфессионален и заражен множеством предрассудков. Поэтому Коминтерн выступал за расширение сферы влияния партии в первую очередь легальными средствами, а затем компартии должны были, не утратив собственной идейной самостоятельности, стать частью общенационального «левого движения», представляя его радикальное крыло, и уже после осуществления буржуазно-демократической революции захватить власть путем революции пролетарской. Зачастую высказывалось неверие в успех антиколониального движения в арабских странах до победы пролетарской революции в Европе.[116]Этот курс во многом объяснялся и тем, что у арабских коммунистов практически не было ни средств, ни возможностей на реализацию социальной революции в силу их малочисленности и отсутствия массовой опоры в мусульманской среде. Вместе с тем, Коминтерн настаивал на пропаганде тактики «класс против класса», означавшей прямую конфронтацию между пролетариатом и буржуазией.[117]

Компартии в большинстве арабских стран, несмотря на наличие определенного влияния, не превратились в массовые (тем более авангардные) политические организации, которые могли бы иметь значительный вес в мусульманской среде. Часто они были обречены на роль политических маргиналов. Тесные связи коммунистов с иностранной державой (СССР) в полной мере использовались их политическими соперниками, претендовавшими на статус «подлинно национальной» силы и рассматривавших интернационализм как предательство национальных интересов, а тактику «класс против класса» как средство распыления «арабского единства». В дальнейшем становление компартий определялось исключительно необходимостью решения стоявших перед той или иной страной региона национальных задач, и во второй половине ХХ в. арабские коммунисты пользовались определенным влиянием лишь в тех случаях, когда в их партийных программах имелась «националистическая» составляющая[118], а единственной арабской страной, где в качестве официальной идеологии была избрана марксистская доктрина, стал Южный Йемен.[119]

Но, так или иначе, несмотря на очевидную идеологическую зависимость арабских компартий от курса Коминтерна и в целом декларативный характер их революционных устремлений, коммунисты первыми на Арабском Востоке четко сформулировали теорию революции, за образец которой предлагали взять большевистскую. Широкое использование ими марксистской терминологии способствовало частичному восприятию некоторых тезисов К. Маркса арабскими «левыми», начинавшими осознавать возможность реализации намеченных целей не только легальными средствами. Это приводило к тому, что «вокруг либеральных чиновников и левых интеллигентов создавалась атмосфера открытого недоброжелательства и вражды»[120], а «антиколониальная мысль» все большерадикализировалась.

Однако «левые взгляды» в целом продолжали развиваться исключительно в теоретических разработках узкой группы интеллектуалов и не имели широкого общественного резонанса, «левые» организации оставались малочисленными и разобщенными, а их пропаганда «ограничивалась столичными кафе и мединами крупных городов».[121] В целом этот спектр политической мысли не представлял еще самостоятельного и оригинального идеологического течения, заимствуя большую часть терминов и социально-политических моделей из трудов европейских и русских «левых» теоретиков.[122]

В 20-е – 30-е гг. ХХ в. в арабском социалистическом движении объективно отсутствовал идеологический стержень, который смог бы превратить «левые взгляды» в авангард «антиколониальной мысли». Марксизм оказался не способен выполнить эту консолидирующую функцию; в условиях, когда вопрос национальной эмансипации становился ключевым для большинства арабских политических сил, любая «импортированная с Запада» теория неизбежно рассматривалась как не отражающая национальной специфики.

По существу, в первой половине ХХ в. на Арабском Востоке все проблемы социального и политического порядка рассматривались исключительно с точки зрения националистического императива, и ни одна политическая идея не могла быть реализована вне рамок арабского национализма, который и стал идеологическим стержнем «левого движения».

 

«Левые ценности» и идеология арабского национализма: попытка синтеза

 

Оформившись в рамках спектра «антиколониальной мысли», социалистические идеи были ориентированы на национальную консолидацию, и тема арабского возрождения стала центральной в концепциях большинства теоретиков. Стремление к сохранению собственной архитектоники, обращение к арабо-исламскому цивилизационному достоянию, осознание своей целостнойсоциокультурной общности, поиск национальной идентификации в противовес насильственной модернизации по западным образцам стали определяющими для идеологов социализма. Новое могло быть воспринято исключительно как видоизменение, надстройка над старым и известным. Традиция как архетип, как верность нации, как историческая память, как культурный потенциал прошлого, как общность языка и территории послужила основой для политического развития «левого типа» и необходимой консолидации масс.

В то же время нельзя не обратить внимания на тот факт, что это обращение к традиции неизбежно несло в себе значительную мифологическую составляющую, и в противовес колониальной мифологизации сознания зарождалась контрмифология, в целом построенная по тем же законам, что и любая идеологическая система. Характеризуя ее, А.Мемми представил стремление антиколониальных течений приспособить традицию к изменившимся экономическим и политическим условиям как исключительно мифологизированную систему ценностей: «Колонизуемый возвращается к своей бесславной истории, пестреющей черными дырами, к своей умирающей культуре, почти заброшенной им самим, к своим замороженным традициям, к своему заржавевшему языку».[123]

Перед арабскими «левыми» встала задача реактуализации прошлого, синтеза идеи национального возрождения с социалистической моделью политического развития. В работах арабских «левых» теоретиков декларировался не «возврат к истокам», а реальная возможность использования традиционных институтов в эпоху научно-технического прогресса, «опора» политической модернизации на национальное культурное наследие. Для реализации намеченных целей тактике «класс против класса» необходимо было противопоставить «единство» всех классов в антиколониальном движении. Идея борьбы за политическую независимость все больше связывалась с концепцией национальной консолидации, а арабский национализм превращался в идеологическое течение и политическое движение, суммировавшее реакцию арабских стран на европейский колониализм и обнаружившее колоссальный потенциал для противостояния колониальной системе.

Ислам как значимая часть арабского культурного наследия стал мощным фактором национального сплочения против колонизаторов. «Левые» все больше пытались синтезировать социалистические ценности с многовековой исламской традицией. Фактически, уже в начале ХХ в. определились многие аспекты дальнейшего развития «левых взглядов» в арабском мире. Религиозная «составляющая» приобретала особое значение в арабских социалистических концепциях. Однако религия, являвшаяся и основным средством легитимации консервативных доктрин, не могла стать фундаментом арабской социалистической мысли. Кроме того, провозглашая национальное единство, «левые» не могли не учитывать наличия среди населения стран региона значительного числа арабов-немусульман. Социалистические идеи в арабском мире смогли получить серьезное распространение, прежде всего, в рамках национализма, ставшего наиболее эффективным средством консолидации масс.

«Левые установки» не имели широкого общественного резонанса до тех пор, пока не появились теории «революционного национализма». Наибольшей популярностью пользовались те концепции общественного развития, в которых опыт европейских и русских «левых» рассматривался, прежде всего, с точки зрения его соответствия условиям той или иной страны. Подавляющее большинство арабских «левых» исходили из неприемлемости социально-политических структур Запада и необходимости выработать свои теории некапиталистического развития[124], противопоставляя им арабо-исламские формы участия народа в управлении страной, зачастую рассматривая организацию племени и мусульманской общины как образец для моделирования таких форм. Характерным стремлением арабских «левых» стал поиск «особого», самобытного пути развития, который позволил бы миновать фазы, пройденные другими государствами, а также опора на этноцентризм, уходящий своими корнями к такому элементу социальной психологии, как осознание кровной связи между членами рода, племени, причем эти критерии переносились на уровень нации.

Аналогичные тенденции в свое время были характерны для русских «левых» теоретиков, рассматривавших институт общины как специфическую форму «стихийного социализма». По мере распространения «левых ценностей» эта тенденция выступала как своеобразный «идеологический архетип», диктовавший восприятие социализма исключительно через призму национальной традиции. Арабская «левая мысль» также строилась на отсылке к традиционным социальным формам как отправной точке и своеобразной константе теоретического анализа действительности.

В теориях арабских социалистов непременным условием реализации «левых принципов» стало национальное единство, декларирование невозможности построения социализма в одной арабской стране. Вместе с тем, арабский национализм оформлялся как совокупность национализмов отдельных арабских стран, что неизбежно влекло за собой претензии каждого из этих национализмов на доминирующую роль. Этот фактор оказал решающее влияние и на последующее развитие арабской «левой мысли».

В первой половине ХХ в. ряд арабских стран получили политическую независимость. По существу, серьезное развитие теоретической мысли начало проявляться только в этот период. Для «левых» теоретиков оказалось очевидным отсутствие прямой связи между государственным суверенитетом и экономической независимостью, многопартийность не воспринималась ими как критерий свободы, а противоречиво и непоследовательно созидавшаяся в пределах арабских стран государственность становилась в глазах социалистов усугублением национального раскола.

В арабской политической мысли выкристаллизовывалась тенденция к критическому осмыслению капитализма как идеала общественного прогресса. Введение многопартийной системы в ряде арабских стран не способствовало серьезной популяризации «левых взглядов», кроме того, проникновение «левых» в парламент носило весьма ограниченный характер, что влекло за собой негативное отношение социалистов к парламентским формам демократии.[125] В условиях нарастания социальных конфликтов и нестабильности экономического положения в политический словарь большинства «левых» партий и деятелей все больше начинало входить понятие «революция», а легальные методы все чаще стали отождествляться с коллаборационизмом. Из неоднородного комплекса разрозненных «левых» организаций начинало четко выделяться «революционно-националистическое» направление.

Арабские «левые» связывали выполнение социальной революцией ее конструктивных функций с утверждением традиционных национальных духовных ценностей. «Левая» альтернатива либеральной модернизации становилась в глазах революционно настроенных социалистов вполне реальной возможностью; соединенная с традиционными ценностями, она обещала стать более гармоничной и менее болезненной для населения, как в социальном, так и в культурном плане. «Революционный национализм» связывал воедино национальную и социальную революции, постепенно становясь самобытной политической теорией, способной представить альтернативу либеральной модернизации. Основой стратегии «революционного национализма» стало целенаправленное вовлечение в антиколониальную борьбу всех социальных слоев населения.

Революционные теории достраивались, систематизировались, воплощались в системы конкретных установок практически-политического действия, необходимых для прихода к власти, что неизменно приводило к формированию контрэлит, претендовавших на выражение интересов широких слоев населения. В этот период для многих арабских социалистов перспектива захвата власти стала казаться единственной гарантией реализации «левых принципов» на практике.

Во второй половине ХХ в. в ряде арабских стран были осуществлены революционные перевороты, имевшие антиколониальный иантиконсервативный характер и направленные на уничтожение господства иностранного капитала. Важным отличием «левых взглядов» на Арабском Востоке стало то, что в подавляющем большинстве случаев они оказались представлены исключительно в партийных программах стремившихся к власти политических группировок и идеологиях правящих элит, использовавших социалистические доктрины для легитимации собственной власти. Как правило, социалистические теории окончательно оформлялись уже после прихода «левых» к власти, поэтому вполне закономерно, что они начинали модифицироваться в зависимости от конкретных политических условий и исторических обстоятельств: в эпоху нациестроительства «революционный национализм» неизбежно перерождался в государственный социализм. Проблема взаимодействия теории и практики для арабской «левой традиции» имела не менее принципиальное значение, чем для Европы и России.

Понятие нации служило символом перемен и революции, идеологическим оружием против господствующего дискурса, определявшего население и культуру зависимых стран как сущности низшего порядка. Однако именно те политические структуры, которые играли защитную роль по отношению к внешним силам – в интересах усиления власти, автономии и единства национального сообщества – по отношению к нему самому стали выполнять функции подавления.

 

Трансформация «революционного национализма» в «государственный социализм национального типа»

 

Квинтэссенцией «левых взглядов» на Арабском Востоке стали воззрения Г.А.Насера, во главе с которым в Египте после свержения монархии в 1952 г. сформировалось революционное руководство. Египет стал первым арабским государством, где была осуществлена революция под «левыми» лозунгами, а в 50-60-е гг. ХХ в. превратился в ведущую державу арабского мира, которая оказывала огромное политическое и идеологическое воздействие на модернизационный процесс во всем регионе. Появление Г.А.Насера сильно нарушило «умеренный» сценарий развития событий на Ближнем Востоке. И уже на начальном этапе деятельности новой египетской элиты определилось четкое стремление Г.А.Насера стать «идеологическим вождем» всего арабского мира. Исследование социально-экономической и политической жизни Египта в период правления Г.А.Насера имеет принципиальное значение для понимания закономерностей и противоречий «левой ориентации» в арабском мире.

Придя к власти, египетские «Свободные офицеры»[126] не имели определенной, ясно сформулированной теоретической доктрины и политической программы, в первые годы это были лишь отдельные лозунги и декларативные заявления, а революционное руководство начинало осознавать, что захват политической власти еще не означал ликвидации социальных противоречий. Только в 1955 г. были сформулированы основные принципы египетской революции: ликвидация империализма, уничтожение капиталистических монополий, устранение социальной поляризации, осуществление аграрной реформы и создание сильной национальной армии.

Широкая волна национализации начала 60-х гг. ХХ в. серьезно ослабила иностранные позиции в египетской экономике, однако политика революционного руководства приобрела уже не только антиколониальную, но и антикапиталистическую направленность. В работах и выступлениях египетского президента появилась масса определений термина «социализм», в целом близких к европейским «левым» теориям: «Социализм – это власть народа. Социализм означает передачу средств производства на службу трудовому народу… Социализм – это социальная справедливость и равенство, то есть справедливое распределение труда и результатов труда… Социализм – это ликвидация эксплуатации человека человеком. Социализм – это создание условий, в которых каждый человек мог бы удовлетворять все свои материальные и духовные потребности».[127] Однако уже на начальном этапе революционных преобразований наблюдался последовательный этатистский характер политической доктрины Г.А. Насера, а противники главенствующей роли государства объявлялись «врагами социализма».[128] «Если революция не сможет продвигаться вперед бескровным путем, то мы решительно встанем на кровавый путь ее развития», – заявлял президент Египта.[129]

Идея политического развития получила широкое распространение на официальном уровне в доктрине «арабского социализма». Включая себя в мировую «левую традицию», египетская элита претендовала на самостоятельную нишу в этом политическом спектре. Стремление к созданию самобытной политической доктрины, отличной как от европейских, так и от русских «левых» теорий, уже в 50-е гг. ХХ в. характеризовало разработки Г.А. Насера. А в 60 е гг. ХХ в. доктрина «арабского социализма» в Египте официально стала называться «научным социализмом».[130] Причем этот «научный социализм» Г.А.Насер активно противопоставлял марксистскому: «У нас имеются очень большие разногласия с коммунизмом, носящие принципиальный характер… Я уверен, что наш социализм – именно научный социализм… Но мы не говорили, что наш социализм – материалистический. Мы не считаем наш социализм – марксистским, потому что религию мы не отвергаем». Одним из основных расхождений с теорией К.Маркса стало также отрицание необходимости диктатуры пролетариата: «Наше государство является государством всего народа и выражает интересы всех классов страны».[131]Различное с марксизмом понимание вопросов религии, классовой борьбы, частной собственности, целей революции способствовало развитию «насеровского социализма» как вполне оригинальной политической доктрины.[132]

Концепция социалистических преобразований была подробно изложена в Хартии национальных действий, в ней декларировались три основных политических принципа: «свобода, социализм, единство»[133], а «арабский социализм» трактовался уже не как «особый путь» политического развития, а как историческая неизбежность. При декларировании необходимости участия широких масс в политическом процессе[134] в Хартии, тем не менее, подчеркивалась главенствующая роль государства в регулировании производственных и социальных отношений. Кроме того, исключительную власть получал президент республики, наделявшийся широкими полномочиями в решении важнейших вопросов внутренней и внешней политики.

Хартия объявляла государство главным собственником, вместе с тем признавая и право «неэксплуататорской» частной собственности. В период правления Г.А. Насера получила распространение политика поощрения мелкого частного предпринимательства. Хартия не провозглашала и необходимости национализации земли, сохраняя тем самым принцип частной собственности на землю.

Концепция гармонического общества и социальной трансформации (в условиях непременного национального единства[135]) нашла отражение в формуле, созданной в середине 50-х гг. ХХ в. – «демократическое кооперативное социалистическое общество». Эти взгляды были преобразованы Г.А.Насером в 1961-1962 гг. в теорию о «гармонии классов» – возможности мирного разрешения классовых противоречий в рамках национального единства.[136] Однако эта гармония в соответствии с внутренней логикой теории Г.А.Насера могла быть достигнута исключительно посредством создания новой общественно-политической организации – Арабского Социалистического Союза (АСС), перед которым ставилась задача выявления и нивелировки противоречий между различными классовыми силами и содействия их разрешению в рамках Союза.[137] Отвергая многопартийность, правящая элита объявляла АСС единственной массовой политической организацией в стране – «социалистическим авангардом», который должен был осуществлять руководство народными массами, определять внутреннюю и внешнюю политику Египта, контролировать ее выполнение и был призван стать главной опорой режима. АСС был использован президентом Египта для укрепления собственных политических позиций: в период между сессиями Генерального конгресса АСС руководство осуществлял Высший исполнительный комитет (ВИК), а председателем АСС и ВИК был объявлен Г.А. Насер. Кроме того, АСС призван был играть важнейшую роль в процессе идеологизации граждан: «При помощи АСС мы должны внедрять социалистическое сознание в массах».[138] В этот период в Египте издавался также ряд идеологических трудов, авторы которых пропагандировали теорию «насеровского социализма».[139] В целом, легитимация доктрины «арабского социализма» проходила успешно, для широких масс эта концепция одновременно являлась и модернизаторской, революционной, и в то же время традиционной: арабской и исламской. «Насеровский социализм», синтезированный с арабским национализмом, для правящей элиты Египта стал эффективным средством расширения влияния в ближневосточном регионе.

Одной из отличительных черт насеровской теории было отождествление идеалов «арабского социализма» и социальных концепций ислама. Г.А.Насер пытался трактовать ислам как доктрину, имеющую в своей основе социалистическую миссию[140], и придавал большое значение теологическому обоснованию своих социально-экономических разработок, утверждая, что источником идей и самим духом его действий является Коран.[141] В то же время для Г.А. Насера были характерны и секуляристские заявления[142], признание свободы вероисповедания и убеждений, требование ликвидации шариатских судов.

Во внешней политике период правления Г.А.Насера характеризовался четко выраженной антиимпериалистической направленностью; кроме того, стремясь оградиться и от идеологического влияния СССР, египетский президент внес непосредственный вклад в создание Движения неприсоединения. А внутри страны происходило активное наступление на крупный частный капитал, что обеспечило быстрый рост государственного сектора. Однако этот курс в итоге привел к тому, что в созданных политических структурах быстро стала складываться новая, постреволюционная элита. Несмотря на принятие традиционных для «левых» законов (о социальной защите, о бесплатном обучении, о семичасовом рабочем дне, об участии рабочих в распределении прибыли предприятий, об обязательном представительстве рабочих и служащих в административных советах компаний и др.), к 70-м гг. ХХ в. четко выраженный этатистскийхарактер доктрины Г.А.Насера стал определяющим в политике египетского правительства. Такие неотъемлемые черты государственного социализма, как укрепление авторитарных тенденций, трансформация революционной теории в средство легитимации власти новой элиты, превращение авангардной политической организации в часть бюрократического аппарата, контролирующего экономическую жизнь страны, особая роль армии как опоры правящего режима, нейтрализация любых (в том числе и «левых») оппозиционных организаций были в полной мере присущи и насеровскому политическому курсу.[143] «Революционный национализм» неизбежно эволюционировал «вправо», а после смерти Г.А.Насера в 1970 г., новый президент страны – А.Садат подверг серьезной корректировке прежние установки и фактически отказался от насеровского курса.

Опыт насеровского Египта в построении «государственного социализма национального типа» оказал серьезное влияние на распространение и эволюцию «левых взглядов» в арабском мире. В ряде арабских стран были осуществлены революции под «левыми» лозунгами, и в этих государствах начались модернизационные процессы, во многом напоминавшие происходившее в Египте. Вместе с тем, каждый из «национальных социализмов», провозглашавшихся в арабских странах стал попыткой оспорить лидирующую роль Египта как «законодателя» социалистических идей в арабском мире.

Так, после захвата власти «левым» крылом Фронта национального освобождения Алжира (ФНО) в качестве идеологической доктрины в стране был провозглашен «алжирский социализм». Правительство Алжира издало декреты о создании системы рабочих самоуправлений и о дефиниции принципов распределения прибылей предприятий, руководимых комитетами трудящихся.[144] Ключевым звеном выработанной стратегии стала индустриализация, установление государственного контроля над жизненно важными отраслями и сферами экономики, провозглашалось сочетание централизованного руководства экономикой с широкой инициативой коллективов трудящихся по корректированию деятельности администрации и совершенствованию механизма управления производством. Однако создание национального государства с общественными структурами, соответствующими развитым странам, должно было сочетаться с сохранением традиционных духовно-культурных ценностей.[145]

На практике политический режим в Алжире подпадал под определение «революционной диктатуры» во главе с «единственной авангардной партией», которой в 1963 г. был провозглашен ФНО. Институционализация Фронта как правящей партии стала одним из основных элементов политики социалистической ориентации, «алжирский социализм» постепенно сводился к укреплению личной власти президента  1963 г. – А. Бен Беллы, а с 1965 г. – Х.Бумедьена), а идеологические разработки носили аморфный характер, отличались декларативностью[146] и были направлены в большей степени на легитимацию власти, чем на серьезный теоретический анализ алжирской действительности. Политику алжирской элиты отличал акцент на национализм и ислам, пронизавших всю структуру официальной идеологии и составивших базисный элемент общественно-политической доктрины алжирского руководства.[147]

Главным идеологическим документом правительства Х.Бумедьена, представившим развернутое теоретическое обоснование социалистического выбора, стала Национальная Хартия Алжирской Народно-Демократической Республики, принятая в 1976 г, согласно которой социализм в Алжире не представлял собой системы, «импортированной извне, навязанной нации».[148] Следует также отметить особую роль армии – главной политической силы и гаранта осуществления социальных преобразований в системе государственной власти.[149] В действительности, решающая роль армии и единовластие правящей партии ФНО, провозгласившей социалистические принципы, обеспечили все условия для создания политической системы, в которой ее властные структуры получили возможность сформировать механизм, позволявший осуществить максимальную централизацию управления и тотальный контроль над всеми сферами жизнедеятельности общества.

Несколько иная форма «государственного социализма национального типа» оказалась представлена в доктрине Партии арабского социалистического возрождения – ПАСВ.[150] В начале 50-х гг. ХХ в. созданная в Сирии ПАСВ и ее региональное отделение в Ираке стали активными участниками развивавшегося в обеих странах политического процесса. Выходя на политическую арену, ПАСВ провозглашала себя общеарабской организацией, риторика которой основывалась на идее воссоздания единой нации, жизнеспособности которой угрожала фрагментация арабского мира, унаследованная от прошлых эпох и закрепленная колониальной системой. Идея возрождения в политической доктрине ПАСВ оказалась неразрывно связана с социалистическими постулатами. Несмотря на то, что ряд теоретиков баасизма (в том числе один из главных идеологов и основателей партии М.Афляк) получили образование в Европе, в своих теоретических разработках они подчеркивали сугубо арабский характер выдвинутой ими задачи построения социализма. Согласно концепции баасистов, осуществление социализма в отдельно взятой арабской стране, в частности в Сирии, было нереально.[151]

«Баасистский социализм» как и «насеровский» выступал за постепенное отмирание классового противоборства. Еще одним из центральных пунктов расхождения с марксизмом, стало признание частной собственности как естественного права личности и тезис о сохранении ограниченной частной собственности на средства производства. Однако баасисты, претендуя на самостоятельную роль в «левом движении», определили свое отношение к коммунистам как сотрудничество «без идеологического подчинения».[152]

После превращения руководства ПАСВ в правящие элиты Сирии и Ирака, перспективы создания общеарабского государства становились все более сомнительными.[153] Попытка создания коалиции «левых» в Сирии и Ираке вылилась в непрекращавшеесямежпартийное соперничество, принимавшее форму противоборства различных политических течений, групп и лиц в рамках фронта «левых сил». Регионалистские тенденции начинали проникать и в саму ПАСВ. Изначально единая партия раскалывалась на две фракции: сирийскую и иракскую, которые стали функционировать фактически самостоятельно, хотя каждая из них считала себя вправе говорить и действовать от имени всего баасистского движения, продолжая трактовать ситуацию разделения на региональные организации как временную.[154]

Принятые в 70-х гг. ХХ в. конституции Сирии и Ирака демонстрировали движение каждого из уже самостоятельных баасистскихпартийных образований по пути легитимации собственной власти и созидания независимых национальных социально-политических пространств. Довольно глубокие, хотя и не коренные социальные преобразования в обеих странах сопровождались широкими кампаниями по идеологизации масс, укреплением авторитарных военно-политических режимов, созданием государственно-бюрократических аппаратов управления во главе с харизматическими лидерами-президентами – Х.Асадом в Сирии и С.Хусейном в Ираке. В обоих государствах идеологическая концепция баасизма вытеснила все другие теории на периферию общественного сознания и утвердилась в качестве господствующей, причем фактическая монополия ПАСВ на власть объявлялась политическими лидерами гарантией обеспечения национального единства. Однако если Х.Асад, при сохранении доминирующей роли Баас, тем не менее, допустил функционирование в Сирии других партий в рамках Прогрессивного Национального Фронта (ПНФ)[155], то при режиме С.Хусейна существование легальной оппозиции стало невозможным, а созданная структура общегосударственных органов и учреждений способствовала гомогенизации политического пространства и установлению в стране личной диктатуры.[156] Следует, впрочем, отметить, что апология партийного начала в Сирии и, в особенности, в Ираке вовсе не исключала опоры правящей элиты на армию и разветвленную систему спецслужб, что превращало насилие в основное средство сохранения власти.[157]

В организационных структурах ПАСВ постепенно сформировывалась разветвленная бюрократия, региональное руководство представляло собой замкнутую политическую элиту, разделенную на ряд групп, члены которых к тому же были связаны родственными и клановыми связями.[158] Вместе с тем правящие элиты, при очевидном прагматизме внутри– и внешнеполитических акций, считали необходимым сохранение социалистической риторики, которая оставалась основным средством легитимации режимов. Единство арабской нации также продолжало декларативно рассматриваться как исторический императив, а идея незавершенности процесса национального возрождения приобретала новые нюансы в связи с постоянно меняющимся международным контекстом и продолжала оставаться в активе партийных лозунгов.

Специфический вариант «государственного социализма национального типа» был утвержден в официальной идеологической доктрине Туниса, где основой политических, социально-экономических и культурных преобразований явилась доктрина «дустуровскогосоциализма» («тунисской конкретизации всеобщих принципов социализма»), представленная президентом страны Х.Бургибой (лидером партии Новый Дустур), с 1956 г.[159] занявшей монопольное положение в стране и декларировавшей необходимость политической модернизации.[160] Х.Бургиба считал возможным построение социализма в Тунисе путем последовательного проведения реформ, выступая в первую очередь за «демократизацию» местного управления, легализацию профсоюзов, постепенное ограничение частной собственности и капиталистических отношений. «Конституционный социализм» Х.Бургибы не требовал превращения государственного сектора в главный фактор экономического развития, допускал свободу рыночных отношений под государственным контролем, элиминировавшим появление монополий.

Как и большинство арабских социалистов, Х.Бургиба делал акцент и на специфике своей политической доктрины[161], подчеркивая приверженность исламу. Ряд социальных реформ представлялись элитой как санкционированные Кораном и соответствующие предписаниям священных текстов. Однако Социалистическая дустуровская партия проповедовала идею национального просветительства и рационалистической интерпретации ислама.[162] Тунисский президент выступал как светский и духовный глава мусульман и широко пользовался возможностями, которые открывал мусульманский модернизм для освящения чисто светских программ развития, проведения социальных реформ и мобилизации населения.

Таким образом, на примере Египта, Алжира, Сирии, Ирака и Туниса 50 х – 70-х гг. ХХ в., когда «левые» в этих странах были широко представлены на разных уровнях власти, в том числе на самом верхнем ярусе правительственной и партийной иерархии, можно проследить, как оформлялись теории «государственного социализма национального типа».

На этапе становления «революционного национализма» сама концепция «третьего пути» стала ассоциироваться с идеей «неимпортированного социализма», популяризированной в широких массах. «Арабский социализм» стал важным инструментом политической борьбы и на некоторое время превратился в господствующее течение политической мысли.[163] Теоретические разработки арабских социалистов и мероприятия, проводившиеся ими, оказались во многом сходны с опытом европейских и русских «левых». Однако в период формирования арабской «левой мысли» коренным образом изменился сам характер эпохи, что решающим образом отразилось на всех общественных процессах и социальных явлениях и не могло не оказать влияния на трансформацию «левых взглядов». Кроме того, арабские страны объединяло колониальное и полуколониальное прошлое, поэтому либерализм подвергался критике в первую очередь как угроза неоколониальных установок, как неприятие «вестернизации», а консерватизм ассоциировался с политическим коллаборационизмом.

Вместе с тем, практика вступления на путь «левой» политической ориентации зачастую опережала теоретическое осмысление этого пути. «Арабский социализм» как идеология нуждался в философском фундаменте и стратегии развития, что закономерно заставило «левых» теоретиков коррелировать свои социалистические воззрения с национальной традицией, органично использовать традиционные институты в процессе политической модернизации. Концепция «особого пути», в свое время выдвинутая «левыми» в России, оказалась не менее актуальна и для арабских социалистов. Стремление независимых государств выработать свою идеологию на базе национальной культуры, необходимость легитимации власти и завоевания лояльности населения по отношению к экономическим преобразованиям заставили «левых» с особым вниманием относиться к специфике арабского социума, в котором этнические и племенные связи нередко оказывались важнее «классовых» отношений, а реальная власть находилась в руках традиционной элиты.

Кроме того, ни одна политическая партия или организация не могла претендовать на сколько-нибудь весомую роль в арабском мире, не говоря уже о руководстве массами, не принимая во внимание глубокую религиозность широких слоев населения, без поддержки которых общественная перестройка оказывалась невозможной. Выбор ислама в качестве идеологического источника был характерен для всех арабских политиков, а изначальная многозначность коранических айятов давала имманентную возможность служить интересам самых разных, зачастую противоположных политических течений, как «левых», так и «правых». Теоретики государственного социализма рассматривали ислам в первую очередь как всеобъемлющий комплекс предписаний социально-политического, а не религиозного и ритуального порядка. В доктринах арабских социалистов-государственников ислам становился основой национальной консолидации, одним из факторов формирования социального пространства и эффективным орудием манипуляции массовым сознанием. В период формирования «левых» режимов идеологизация и политизация ислама неизбежно усиливалась. Ислам стал действенным средством осуществления диалога элиты с массой, а широкое применение иджтихада («толкования») открыло безграничные возможности сакрализации светских решений по общественным проблемам.

Тем не менее, в теоретических разработках и практических шагах арабских социалистов-государственников религия выполняла важную, но второстепенную функцию, исламские ценности рассматривались лишь как один из источников социалистической идеи. С целью нейтрализации влияния улемов, «левые» идеологи отстаивали секуляристские принципы. Секуляризм, как совокупность идей, суть которых – освобождение государства, общества, личности от господства духовенства, признание равноправия всех конфессий, отделение религии от политики, был результатом модернизации «левого типа». Тезис о главенстве языковой общности над религиозной послужил началом процесса «вытеснения» исламского мировоззрения светской идеологией арабского национализма. Однако, осознавая невозможность абсолютной секуляризации арабского общества, «левые» выступали в первую очередь за ограничение влияния религии на политические процессы. В 50-60-е гг. ХХ в. в арабских странах «соцориентации» были проведены реформы в области народного образования, судебной практики, статуса исламских институтов, значительно ослабившие позиции мечетей в государственном организме. Религия была вытеснена или почти вытеснена из политики и административной практики большинства государств «соцориентации», утрачивая значение единственного регулятора социальных отношений и все больше уступая это место идеологии. Национализм рассматривался если не как альтернатива религии, то, во всяком случае, как эквивалентная ей система духовных ценностей.[164]

Однако национализм был тесно связан с активной «арабизацией» населения (в противовес колонизаторской «вестернизации»), а этот процесс далеко не всегда проходил безболезненно, особенно по отношению к этническим и конфессиональным меньшинствам. В ряде случаев межнациональные и религиозные конфликты приводили к размежеванию «левых сил». В качестве примера можно привести берберские «левые» организации в Алжире, армянские в Ливане, курдские в Ираке, не говоря уже о еврейских в Палестине. Повсеместное переплетение социальных проблем с национальными и многоконфессиональный характер арабских «левых сил» несли в себе немало предпосылок для серьезных теоретических противоречий и разногласий.

Кроме того, как в Европе и России, после прихода «левых» к власти политические доктрины неизбежно начинали эволюционировать в зависимости от конкретных условий, а практика внесения корректив в политические программы и идейные установки получила самое широкое распространение. Наряду с тезисами о распределении благ по потребностям, объявлением свободы личности первоосновой социалистического общества, декларированием «народовластия» и децентрализации производства, в доктринах арабских «левых» заметно усиливался элемент этатизма, культ народа все чаще сочетался с подчеркиванием направляющей роли элиты, реальным носителем власти, как правило, выступали правительство, спецслужбы и армия, а политические режимы все больше подпадали под определение государственного социализма .

Подчеркивая неприемлемость монополистического капитализма для решения проблем экономического и социального развития арабских стран, «левые» выступили за резкое расширение позиций государственного сектора путем национализации предприятий крупного частного капитала и придания на этой основе госсектору доминирующих позиций в экономике, а также за централизованное управление производством, в первую очередь в имевших важнейшее значение отраслях. В этих условиях коллективизм оборачивался полным подчинением личности интересам государства, государственный контроль в экономической сфере – всеобъемлющим планированием, социальная справедливость – распределительной системой, а культурная революция – идеологическим прессом в системе образования. Необходимость подавления активности всех противостоящих элите сил (в том числе и «левых») диктовалась логикой борьбы за власть и требовала соответствующего инструмента, который представал в виде методов авторитарного контроля над общественными процессами.

Кроме того, обобществив основные средства производства, арабские «левые» сохранили частную собственность на землю, провозгласив возможность достижения социальной справедливости без ликвидации частной собственности. Попытка ряда идеологов соединить общественный и частнопредпринимательский секторы, не ликвидируя последний, поставить его на службу первому, была продиктована в том числе и религиозными соображениями: ведь Коран, признавая индивидуальную собственность, закреплял таким образом имущественное неравенство. Поэтому теоретики «арабского социализма» выступали не за ликвидацию социальной дифференциации, а лишь за ограничение концентрации крупного («эксплуататорского») капитала и средств производства в руках немногих.[165] При этом отличие «эксплуататорского» капитала от «неэксплуататорского» из объяснений арабских теоретиков установить было достаточно трудно, эта часть теории не отличалось последовательностью и не была подкреплена достаточной аргументацией, зато позволяла трактовать социализм («соучастие») как сочетание государственного и частного капитала в экономическом развитии.

От арабских «левых» реформистов начала ХХ в. социалистов-государственников отличали установки на революцию и признание правомерности использования насилия при осуществлении социально-политических преобразований. На практике революции в арабских странах зачастую имели бланкистский характер военного переворота без непосредственного участия революционных масс, но при подчеркнутой роли авангардной элиты. Однако без участия широких слоев населения глобальная социальная и экономическая перестройка не представлялась возможной, поэтому «левым» требовалось создание идеологии, адекватной представлениям традиционного общества о политическом устройстве и одновременно способствующей легитимации власти. В политической культуре населения арабских стран преобладали коллективистские установки в виде приверженности в первую очередь таким ценностям, как семья, религиозная община, клан, которые обеспечивали человеку относительно высокий уровень социальной защищенности в соответствии с традиционным принципом справедливости. Эта приверженность, как правило, оказывалась выше лояльности государству, поэтому правящие элиты считали необходимым сохранение в своих политических доктринах эгалитаристской риторики. В то же время арабскому социуму была свойственна сакрализация власти, в племенном сознании это выражалось, прежде всего, в культе вождя. Созданные «левыми» политические системы имели определенные аналогии с племенной иерархией, в которой «всенародное» обсуждение нередко соседствовало с фактической властью вождя. Это во многом способствовало тому, что первая фаза независимого национального развития арабских стран проходила под знаменами харизматических лидеров, а наиболее широкое распространение получил авторитаризм.[166] Политики-социалисты (Г.А.Насер, А.Бен Бела, Х.Асад, С.Хусейн, Х.Бургиба и др.) претендовали на роль идейных и духовных вождей.

«Этатистский уклон» и стремление к укреплению президентской власти при серьезной роли партии или авангардной политической организации[167] в идеологиях социалистов-государственников стали фундаментом формирования нового типа правящих элит, отношения между которыми все больше определялись не идеологическими установками, а государственными интересами, что способствовало усилению изоляционистских настроений и гетерогенных тенденций в развитии арабских «левых взглядов». В свою очередь, теория государственного социализма трансформировалась в идеологическую доктрину государственно-бюрократической элиты, заинтересованной, прежде всего, в упрочнении собственной политической власти. Мифология «самоуправления» в большинстве случаев не подкреплялась реальными практическими шагами, а термин «народ» быстро превращался в ключевое идеологическое понятие межпартийной борьбы. Как и в Европе и России, основной причиной раскола «левого движения» в арабских странах стали тактические и стратегические разногласия – эволюцию идеологических концепций определяла исключительно практика.

Образование суверенных арабских государств и развитие национального партикуляризма отражали процесс становления внутренних рынков в системе мирового хозяйства и интеграции арабских стран в международный политический процесс. В этих условиях каждое государство пыталось представить свою идеологию как «истинный социализм». Термин каумий («национальный»), употребляемый в общеарабском значении, начал вытесняться определением ватаний , применяющимся в отношении каждой отдельной страны. Одним из первых «левых» политиков, открыто усомнившихся в целесообразности арабского единства, стал Х.Бургиба. Со временем население каждого отдельного арабского государства стало определяться как нация[168], что ставило под сомнение возможность реализации идеи арабского единства и целесообразности координаций совместных усилий арабских стран. Интеграции арабов мешали множество объективных и субъективных причин: специфика национальных программ, амбиции лидеров и политическое соперничество между ними, политические и экономические противоречия, территориальные споры. Антиколониальное единство сменилось конфронтацией правящих элит, на смену национализму приходил государственный патриотизм, а семантика понятия «родина» сужалась до границ отдельно взятой арабской страны.[169] Каждая из элит претендовала на роль полноправного участника региональной политики и стремилась к созданию независимого национально-политического пространства (nation-state по европейскому образцу). «Левые взгляды» становились лишь средством кооптации локально-замкнутых сегментов традиционного общества в формировавшуюся систему национальных политических отношений. Неравномерность экономического и социального развития, неоднородность политических режимов и их идеологических ориентаций, разумеется, способствовали углублению внутренней дифференциации «левых сил». Борьба элит, разворачивавшаяся на почве правящих партий, за лидерство в них, а также между партиями (там, где их было больше одной) все более усложнялась, принимала новые черты.

 

Неоднородность спектра «левых взглядов» в контексте палестинской проблемы

 

Анализ арабской «левой мысли» едва ли возможен без освещения сущности палестинской проблемы, оказавшей прямое воздействие на становление и развитие этого спектра взглядов на Арабском Востоке. Ближневосточная проблема нередко трактовалась самими арабскими «левыми» как центральная в рамках борьбы за арабское единство и построение социализма. Однако палестинский конфликт и многовариантность решений этой проблемы, выдвигавшихся «левыми», быстро определили негомогенность всего арабского «социалистического движения». Палестина стала едва ли не самым ярким примером раскола «левого фронта» и атрофии «левых ценностей» на Арабском Востоке.

После второй мировой войны идея еврейского колониально-поселенческого образования на территории Палестины конкретизировалась в создании государства Израиль. В 1947 г. была принята резолюция ООН о ликвидации английского мандата и образовании на территории Палестины двух государств: еврейского и арабского. Идеи создания еврейского государства уже на этапе своего становления были крайне негативно восприняты не только арабским населением Палестины, но и подавляющим большинством арабских государств, каждое из которых в той или иной степени оказалось втянуто в палестинскую проблему. Резолюция ООН 1947 г. о создании двух государств (еврейского и арабского) не только не способствовала разрешению этого конфликта, но еще больше осложнила его. Военное поражение арабских государств в войне 1948-1949 гг. привело к тому, что сотни тысяч арабов, населявших территорию Палестины были вынуждены эмигрировать в соседние страны и оказались беженцами, имущество которых было конфисковано. Это поражение стало своего рода катализатором борьбы за освобождение аннексированных территорий и формирования Палестинского движения сопротивления (ПДС).[170] Антисионизм со временем стал неотъемлемым пунктом в политических программах всех арабских «левых» партий и организаций, а каждое приходившее к власти «левое» правительство (начиная с правительства Г.А.Насера) заявляло о необходимости противостояния агрессии Израиля как «колониально-империалистического образования».[171]

В существовавших условиях в структурах ПДС особую роль стало приобретать леворадикальное начало. Этому способствовало выработавшееся у палестинцев недоверие к политическим методам, основывавшееся на том, что резолюции ООН по вопросу возвращения беженцев не имели никакого практического результата. В сознании палестинцев постепенно укоренялась мысль, что единственным выходом из ситуации, возникшей в результате событий 1948 г., является уничтожение государства Израиль.

Идеология палестинских радикалов вполне укладывалась бы в рамки ультралевой традиции, если бы не четко выраженный националистический характер. Максимальная острота националистических настроений предопределила выбор крайних методов борьбы для восстановления своих национальных прав, и единственным способом освобождения Палестины было признано насилие. Возможность решения проблемы политическими методами отвергалась на том основании, что этот путь предполагал заключение компромиссов с противником и, следовательно, вел к признанию израильского государства. Выдвинутая палестинцами задача восстановления арабского характера Палестины автоматически предполагала изгнание с этой территории еврейского населения.

Вполне очевидно, что леворадикальные организации вырабатывали концепцию освобождения Палестины на основе тех представлений и методов, которые выкристаллизовывались в сознании палестинских масс. Общей чертой всех палестинских ультралевых движений стало признание вооруженной борьбы главным средством достижения поставленных целей, а стрежнем их идеологии стал арабский национализм, вера в то, что «освобождение Палестины» – именно тот лозунг и то дело, которые приведут к сплочению всего арабского мира, его возрождению как единой общности. Более того, арабское единство и освобождение Палестины зачастую трактовались как взаимодополняющие цели, каждая из которых должна была содействовать реализации другой.

Первоначально эту точку зрения отстаивали и правящие элиты ряда арабских государств – в первую очередь тех, где у власти оказались «левые». Палестинская проблема рассматривалась ими как общеарабская, но «освобождение Палестины», с их точки зрения, могло быть осуществлено исключительно с помощью регулярных арабских армий. Уже на этапе зарождения ближневосточного конфликта стало очевидным, что правящие элиты большинства арабских стран стремились использовать войну в Палестине в собственных интересах. В1964 г. под эгидой Г.А.Насера была осуществлена первая попытка организационного оформления ПДС. Была созвана первая сессия Национального совета Палестины (НСП), на которой собрались представители всех пользовавшихся влиянием палестинских организаций. Первая сессия НСП официально провозгласила создание Организации освобождения Палестины (ООП) и утвердила состав ее исполнительного комитета, куда вошли представители ведущих палестинских организаций. НСП стал первой попыткой консолидации всех палестинских группировок в единый фронт и одновременно первым шагом на пути к появлению местной политической элиты.

С момента образования НСП началась неутихающая борьба внутри ПДС и перманентное вмешательство в решение ближневосточной проблемы внешних сил. Палестина превращалась в поликонфликтную зону. СССР и США стремились превратить ближневосточный регион в зону конфронтации двух идеологических блоков. Арабские правительства использовали содействие силам ПДС главным образом для усиления своего регионального влияния. Кроме того, арабские государства стали активно внедрять собственные «подопечные» организации в ПДС, и палестинцы вполне обоснованно начали усматривать в этом попытку установить идеологическую опеку над своим движением, что предполагало ограничение его самостоятельной роли в арабском мире.

После поражения арабов в войне 1967 г. (в результате которой значительная часть территорий арабских государств и вся Палестина оказались оккупированы Израилем) эта ситуация в значительной степени усугубилась. Арабские «левые» правительства стали ограничиваться требованием возврата территорий, оккупированных в 1967 г. Конечная цель «освобождения Палестины» стала вытесняться промежуточной. ПДС постепенно становилось для социалистов-государственников лишь средством тактического «нажима» на Израиль для решения собственных внешнеполитических задач. Требования социалистов-государственников все больше стали отличаться умеренностью. Например, Х.Бургиба первым среди «левых» открыто поддержал резолюцию ООН о создании двух государств на территории Палестины. Разгром арабских армий Израилем привел к серьезному идеологическому кризису в арабском мире, усилению партикуляристских тенденций и расколу «левого движения».[172]

Палестинцы стали все больше сомневаться в способности Г.А.Насера стать «демиургом» социалистической революции в арабском мире, а «левые» правительства начинали осознаваться ими как элиты, заинтересованные лишь в том, чтобы цели ПДС не вышли за рамки их собственных интересов, зачастую заключавшихся в притязаниях на часть палестинской территории. После 1967 г. углубился процесс радикализации ПДС и превращения этого движения в самостоятельный фактор международных отношений, начался отход от сотрудничества с социалистами-государственниками, не зачислявшимися в разряд врагов, но перестававшими быть союзниками, их роль в лучшем случае стала рассматриваться как вспомогательная. Фактически, палестинские радикалы стали первым «левым» течением в арабском мире, давшим «пессимистическую» оценку перспективам развития концепций «государственного социализма национального типа». В противовес умеренным тенденциям арабских правительств после поражения в войне 1967 г. палестинские ультралевые организации выдвинули тезис о том, что такое освобождение может быть достигнуто исключительно в ходе вооруженной борьбы, а не политическим путем.

После 1967 г. влияние леворадикальных организаций в ПДС стало определяющим, получил широкое распространение термин «палестинская революция», палестинцы начали признавать себя частью мирового революционного процесса и стали налаживать связи с ультралевыми группами в западноевропейских государствах. При этом, они нередко претендовали на лидерство во всем арабском «левом движении», подчеркивая особую значимость палестинского вопроса для арабского мира. Среди наиболее влиятельных организаций следует выделить ФАТХ[173], Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), Демократический фронт освобождения Палестины (ДФОП). В качестве наиболее приемлемого с точки зрения этих организаций метода борьбы была избрана партизанская война.

Кроме того, в арсенал средств борьбы за освобождение постепенно начинал входить террор. Палестинские «левые» радикалы (в особенности НФОП) первыми среди арабов в широких масштабах перенесли антиизраильскую борьбу на международную арену с использованием противоречащих всем нормам международного права методов. Однако нелегитимность этих методов отвергалась НФОП применительно к своей деятельности на том основании, что палестинцы были лишены элементарных национальных прав при полном попустительстве международного сообщества и это обстоятельство освобождало их от необходимости считаться с общепринятыми нормами. Набор средств, использовавшихся для «освобождения Палестины», включал покушения на западноевропейских дипломатов, подозревавшихся в сотрудничестве с израильской разведкой, взрывы израильских самолетов, посольств, синагог. Перенос антисионистских настроений на все еврейское население Израиля привел к тому, что теракты во многих случаях оказались направлены не только против элит. Действия палестинских «левых» радикалов достигли особенно широкого размаха в 70-х гг. ХХ в.[174]

Национальный коэффициент по-прежнему превалировал в программах палестинских радикалов, не принимавших во внимание наличие «левых» в израильской политической системе, социальный фактор был отодвинут в идеологии палестинских революционеров на второй план, а в иерархии целей на первом месте стояло «полное освобождение Палестины». В свою очередь израильский истеблишмент проводил последовательную политику намеренного отождествления «террористов» со всем арабским населением Палестины.

В то же время раскол единого «левого фронта» в Палестине приводил к усилению разногласий между отдельными организациями, вызванных отсутствием единства в выборе приоритетов общеарабских и национальных задач в ПДС, а также различием подходов к выбору методов и форм борьбы: если одни выступали только за партизанские операции, то другие – за террор по всему миру; одни выступали за свержение монархий в соседних странах, другие – за сотрудничество с ними. Каждая из организаций постепенно превращалась в потенциальную элиту, претендовавшую на гегемонию в палестинском «левом движении». К тому же на размежевание палестинских «левых» значительное влияние оказывали межарабские противоречия, в которые неизбежно втягивались палестинские организации. Все это, в конечном счете, привело к внутреннему кризису ПДС.

Уже с начала 70-х гг. ХХ в. в палестинском «левом движении» начало выделяться умеренное направление во главе с ООП, председателем Исполкома которой в 1969 г. стал лидер ФАТХа – Я. Арафат. В политической стратегии ООП постепенно выкристаллизовывалось стремление к построению национального политического образования, оформлялась идея создания палестинской администрации на оккупированных территориях. В руководящих звеньях ООП начали проявляться тенденции к пересмотру ряда программных положений. В качестве промежуточного шага на пути к «полному освобождению Палестины» ставилась задача установления «национальной власти» на любой части палестинских территорий – либо вооруженными средствами, либо в процессе мирного урегулирования. Возможность политического решения палестинской проблемы предполагала согласие на переговоры с Израилем, что означало признание этого государства. Разумеется, этот курс вызвал резкий протест палестинских «левых» радикалов, утверждавших, что принятие такого тезиса не сможет решить палестинской проблемы, но приведет к концу «палестинской революции», поскольку будет означать фактический отказ арабов от остальной части Палестины – даже той, которая по резолюции ООН должна была отойти к арабскому государству. Признание государства Израиль, с точки зрения «левых» радикалов, означало бы утрату международно-правовой основы для продолжения борьбы за освобождение, предательство самой идеи освободительной войны и абсолютное поражение ПДС.

Однако в лице исполкома ООП продолжала оформляться элита, притязавшая не только на роль основной политической силы Палестины, но и на роль полноправного партнера и участника всех серьезных процессов в региональной политике, стремившаяся к международному признанию, к проникновению в структуры власти мирового сообщества, в первую очередь – ООН. ООП начала бороться за право выступать в качестве единственного законного представителя палестинского народа. Лидеры ООП не исключали возможности создания тактического блока с правыми, выдвигая лозунги общеисламской солидарности. Это способствовало усилению «правых» и исламских группировок в ПДС и размыванию границ этого и без того неоднородного движения. Стрежнем идеологии ООП стал тезис о том, что палестинский народ представляет собой обособленную нацию, имеющую право на самоопределение.

К концу 70-х гг. ХХ в. идея установления «национальной власти» все больше перерождалась в план создания «палестинского государства», поддержанный большинством арабских государств. Это в свою очередь означало, что руководство ООП было склонно рассматривать установление палестинского суверенитета над освобожденными от израильской агрессии территориями как окончательный, а не промежуточный вариант решения палестинской проблемы. Утверждения лидеров ФАТХа, что «палестинской революции придет конец в тот момент, когда она возьмет в свои руки какую-либо власть, ибо это заставит ее заниматься экономическими проблемами и остановит вооруженную борьбу»[175] становились анахронизмом. Более того, «государственники»начали открыто обвинять радикалов в заговоре против национальных интересов.

В начале 80-х гг. ХХ в. ООП удалось добиться ощутимых успехов в укреплении своего международного авторитета, эта организация оказалась куда более «приемлемой» для большинства политических элит, чем ультралевые группировки, и была признана более чем сотней государств мира единственным законным представителем палестинского народа. Тезис об «освобождении Палестины» становился лейтмотивом официальной пропаганды и основой для легитимации политических структур ООП. Идеология начинала сводиться к набору лозунгов, служивших средством решения важных для элиты политических вопросов, а понятие «палестинская революция» превращалось в предмет политического торга. Стратегический курс ООП стала отличать тенденция к реформизму, а палестинский дискурс все чаще характеризовался либеральной фразеологией, использованием понятий «политический плюрализм», «парламентаризм», «права человека» и пр. Ультралевые все меньше пользовались популярностью, ряд движений трансформировались в политические партии парламентского типа, основой поведения бывших радикалов становилась прагматика.

В конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в. руководство ООП неустанно продолжало проводить свой курс на создание палестинского государства. В начале 90-х гг. ХХ в. были осуществлены первые попытки переговоров между ООП и Израилем. В результате этих и последующих переговоров было принято решение об образовании Палестинской Национальной Автономии (ПНА) на территориях Западного берега реки Иордан и сектора Газа.

Однако создание в 1994 г. ПНА только усилило процесс размежевания группировок ПДС, едва ли не единственным «объединяющим» фактором которых стала борьба за власть и влияние в палестинской среде.[176] В остальном же ПДС представляло из себя совокупность политических организаций, характеризовавшихся принципиальными разногласиями в идеологии и выдвигавших взаимоисключающие концепции по решению палестинской проблемы. ПДС никогда не отличалось монолитностью, но к началу 90-х гг. ХХ в. в его рядах произошел крупнейший внутренний раскол. Очень часто конфликты между палестинскими группировками стали принимать форму вооруженных столкновений на грани гражданской войны. Борьба палестинских группировок друг с другом в ряде случаев оказывалась для них приоритетнее противостояния Израилю.

Несмотря на то, что палестинская куфия стала неотъемлемым элементом политической символики антиглобализма, в конце ХХ в. идеологическое влияние «левых» на политические процессы в Палестине практически свелось к нулю. «Палестинская революция» едва ли оказывалась способна противостоять процессу создания однополярного мира.

 

Адинамия арабского «левого движения» в конце ХХ – начале ХХI в.

 

Отличавшиеся на начальных стадиях развития довольно сильными всплесками революционности, «левые взгляды» в арабском мире постепенно эволюционировали от «государственных социализмов» в сторону социал-реформистской стратегии, экономической и политической либерализации. «Аутентичный» субъект революционного процесса, роль которого на Арабском Востоке парадоксальным образом выполняла вся «единая арабская нация» (ставшая своеобразным аналогом европейского пролетариата и русскогокрестьянства ) утрачивал свою историческую актуальность. Все чаще выдвигались новые концепции в социал-демократическом духе, росла популярность либеральных идей при падении влияния леворадикальных взглядов, обострился начавшийся еще в 60-х гг. ХХ в. кризис революционных движений. Характер взаимодействия между «левыми» партиями стал определяться преимущественно политической конъюнктурой, а сами социалистические идеи превратились в совокупность по большей части предвзятых, идеологически маркированных мнений людей или групп, которые объявляли себя «левыми». По существу, обращение правящих элит к «левым ценностям» в 50-60-е гг. ХХ в. определялось в первую очередь логикой времени, и как только глобальная политическая атмосфера начала изменяться, социалистические установки постепенно стали утрачивать свою актуальность в арабском мире. Изменивший геополитические контуры мира распад СССР и восточноевропейского «социалистического содружества» трансформировал прежние представления арабов о путях преодоления экономической отсталости и о всемогущей роли государства в решении экономических проблем, а также, несомненно, способствовал дальнейшему кризису «левой мысли». После распада СССР арабские «левые» партии и организации становились все более «рыхлыми» и эволюционировавшими в сторону внутреннего раскола политическими образованиями.

Кроме того, превращение «левых» в правящие элиты трансформировало революционные теории в государственные идеологии, единственным стимулом эволюции которых становился политический прагматизм. Перед социалистами, после обретения ими власти, вставали задачи, зачастую объективно противоположные тем лозунгам, которые они провозглашали до приобщения к властным функциям, а главными в иерархии политических целей неизбежно становились нациестроительство и легитимация власти. «Национальное государство выступало… «первофеноменом» общественного развития, но видело себя вынужденным идеологически камуфлировать свой авторитаризм».[177] Это предопределяло сугубо прагматический подход к «левым ценностям», становившимся не более чем средством идеологического оправдания тех или иных политических шагов. Отдельные сегменты идеологии начали многократно реинтрепретироваться в зависимости от конкретных обстоятельств. Однако существенный диссонанс между теоретическими разработками и практическими шагами неизбежно способствовал углублению социальных противоречий в обществе. Программы структурной адаптации арабских стран к индустриальным потребностям развития фактически остались нереализованными, а в ряде случаев привели к экономической стагнации.

Авторитарные тенденции, бюрократизация госаппарата, индустриализация «в рекордные сроки», в ряде случаев приводившая к серьезным диспропорциям в экономике, в условиях кризиса «общепланетарного» социализма и подъема «антитоталитарной» фразеологии подвергались неолибералами активной критике. Вследствие этого правящие элиты арабских стран начали серьезно корректировать прежний политический курс и идеологические установки «левых». Новые идеологии (первыми иллюстрациями которых стали «политика открытых дверей» А.Садата в Египте, теория о «позитивном добрососедстве» Ш.Бенджедида в Алжире и пр.) декларировали преобразование экономического пространства на базе принципов рыночной экономики, необходимость дальнейшего расширения сферы деятельности частного сектора, переход ряда государственных функций в руки наиболее преуспевающих арабских предпринимателей и иностранных компаний, создание предпосылок для встраивания госсектора в систему рыночных отношений, приоритет интересов отдельного арабского государства перед целями арабского единства, традиционные либеральные ценности – равенство возможностей, свободу конкуренции и пр. Тезис о национальной консолидации арабов перестал занимать значимое место в политических доктринах. Большинство планов, связанных с формированием арабских межгосударственных объединений (не говоря уже о едином арабском государстве) остались нереализованными. Повсеместное усиление партикуляристских тенденций и курс на превращение арабских государств в «равноправных участников» мирового политического процесса приводили к углублению рыночных тенденций в экономике, усилению социальной дифференциации и эрозии «левых ценностей».

В то же время на начальном этапе либерализации властвующие элиты считали необходимым сохранение в своем пропагандистском арсенале социалистической риторики, а коммерциализация госсектора далеко не всегда означала отказ от авторитаризма или гегемонии правящей партии и зачастую представляла собой «демократический фасад». Социализм уже не рассматривался в качествеуниверсалистского проекта, а скорее трактовался как элемент более сложных и многоаспектных целей перспективного развития. В этих условиях девальвировалось само понятие «левые взгляды», и без того негомогенное, несвободное от центробежных тенденцийрегионалистского, этнического, конфессионального характера и так и не получившее на Арабском Востоке окончательного оформления. Новые политические режимы, сохраняя оболочку «социалистических», на практике отказывались от «левых ценностей», да и сами термины «левые взгляды» и «социализм» в условиях широкого распространения ультралиберальной риторики постепенно становились все менее употребимыми. Идеологическая размытость, политическое соперничество и преследование партийной элитой личных карьерных целей привели к тому, что существовавшие «левые» партии и организации, несмотря на относительную многочисленность[178], оказались расколоты и разъединены. Эта ситуация способствовала складыванию благоприятной обстановки для укрепления не только либеральных, но и консервативно-теократических сил, также претендовавших на заполнение идеологического вакуума, возникшего вследствие кризиса «арабского социализма».

Однако, встав на путь либеральной модернизации, арабское общество, которому по-прежнему в гораздо большей степени, чем европейскому, был свойственен комплекс традиционных ценностей, оказалось обречено соотносить нормы западной демократии со спецификой региона и особенностями своего исторического развития. В условиях слабеющего суверенитета национальных государств и гомогенизации мирового экономического пространства, возникших после крушения биполярной системы, конкурентоспособность стала едва ли не единственным фактором экономического выживания. По мере того, как национальные финансовые системы утрачивали последние черты самостоятельности, сквозь них постепенно проступали контуры новой унилатеральной финансовой ретерриториализации, сосредоточенной вокруг глобальных мегаполисов. Усиление конкуренции вследствие установления господства транснациональных корпораций на мировом экономическом пространстве и фактический передел рынков в соответствии с интересами этих экономических гигантов закономерно приводили к деградации национальной государственности и обособлению целых групп государств в рамках региональных союзов, представлявших собой различные секторы мирового производства. Новая экономическая ситуация предполагала не простое разделение мирового общества на регионы, а создание вертикально структурированного социального целого с жесткой иерархией стран и народов, обуславливаемой экономической поляризацией. Арабский мир, политические отношения в котором характеризовались противостоянием элит и углублением национального партикуляризма, едва ли оказывался способен образовать собственные общие структуры для мобилизации своего потенциала и консолидации усилий в целях создания политической группировки, фронтально отстаивающей совместные интересы арабских стран в новой экономической и политической ситуации.

В возникшей международной обстановке арабские страны, едва успев завершить строительство своих национально-политических пространств, оказывались в новых экономических условиях, в соответствии с логикой которых национальная государственность становилась атавизмом. В рамках неолиберальной идеологии предполагалось обязательная интеграция арабского мира в международное экономическое сообщество (разумеется, не на правах фаворита) и максимальная адаптация к его реалиям: окончание сосуществования двух мировых общественно-политических систем предполагало безальтернативность экономического развития, обязательную интеграцию в производственные процессы мироэкономики. Аксиоматика мирового рынка исключала любое представление о том, что какая-нибудь страна и тем более регион могут изолировать себя от процессов унилатерализации, подобные попытки могли привести лишь к установлению более жесткой формы господства глобальной системы. В этой ситуации разрозненные «левые» организации в арабских странах не только не представляли серьезной политической силы, которая смогла бы проявить серьезное противодействие глобальным экономическим процессам, но и вообще оказались неспособны к политической консолидации в силу целого комплекса внутренних противоречий.

Таким образом, несмотря на определенную специфику, арабская «левая мысль», фактически, претерпела те же изменения и прошла те же самые этапы своего развития, что и европейские и русские теоретические разработки: в условиях кризиса «реального социализма» и подъема неолиберализма «левым» не удалось сложить в законченный проект свои теоретические формулировки и выработать альтернативную политическую теорию или программу, которая, исходя из новой мировой ситуации, позволила бы объединить в одно целое усилия всех социальных секторов для противостояния глобальной либерализации.

Выходные данные: данный текст представляет собой главу 1 монографии Анатолия Рясова «Политическая концепция М.Каддафи в спектре «левых взглядов»». (Москва, Институт востоковедения РАН, 2008 г.)



[1] Впрочем, ряд теоретиков (например, П.А. Кропоткин) считают, что «протолевые взгляды» формировались еще в древности, и их элементы можно обнаружить, в частности, у ряда древнегреческих и древнекитайских философов (см. Кропоткин П.А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М., 1990).

[2] В 1834 г. христианский социалист П. Леру в противовес либеральному индивидуализму впервые употребил термин «социализм».

[3] Однако «левые взгляды» неправомерно считать синонимом термина «социализм». Условно говоря, на этом историческом этапе все социалисты были «левыми», но не все «левые» считали себя социалистами (например – М. Штирнер, выдвигавший несоциалистические альтернативы либерализму).

[4] Штирнер М. Единственный и его собственность. СПб., 2001, с. 279.

[5] Например, А.К. Сен-Симона, рассматривавшего прогресс науки как движущую силу исторического развития, принято считать одним из основоположников сциентизма, а П.Ж. Прудон еще до появления марксизма определял свое учение термином «научный социализм» (см. Прудон П.Ж. Что такое собственность? М., 1998, с. 194).

[6] Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. // Сочинения. Издание второе. М., 1958-1965, Т. 3, с. 34.

[7] Это было четко сформулировано в одном из афоризмов в «Тезисах о Фейербахе»: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (Маркс К. Тезисы о Фейербахе. // Маркс К., Энгельс Ф., Сочинения. Издание второе. М., 1958-1965, Т. 3, с. 4).

[8] Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии. // Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. М., 1955, Т. 1, с. 605.

[9] Первый случай такого рода – вступление А.Мильерана в правительство Р. Вальдека-Руссо, резко осужденное на конгрессе Второго Интернационала. Подобная деятельность в дальнейшем подвергалась жесткой критике со стороны революционно настроенных «левых» как мильеранизм и министериализм.

[10] Катедер-социализм (нем. kathedersozialismus, от katheder – кафедра) – реформистское направление, выступавшее за пропаганду социализма с университетских кафедр. Основные представители – Г. Шмоллер, Л. Брентано.

[11] Поссибилизм – течение в международном социалистическом движении начала ХХ в., следовавшее политике «врастания» капитализма в социализм путем мирных реформ (политике возможного – от фр. la politique des possibilités). Основные теоретики – П. Брусс, Б. Малон.

[12] На раннем этапе развития оппортунистических «левых» течений К. Каутский наряду с Г.В. Плехановым и Р. Люксембург являлся одним из наиболее серьезных критиков бернштейнианства, лишь позднее примкнув к Э. Бернштейну по ряду позиций и даже назвав его своим учителем.

[13] Отсюда и термин оппортунизм – приспособленчество, соглашательство (фр. оpportunisme, от лат. opportunus – выгодный, удобный).

[14] Развернутой критике реформистские тенденции подвергла, в частности, Р. Люксембург, трактовавшая их как отход от «левых ценностей» и превращение социализма в разновидность либерализма: «Тот, кто высказывается за путь законодательных реформ вместо и в противоположность завоеванию политической власти и общественному перевороту, тот в действительности избирает не более спокойный, верный и медленный путь к той же цели, а избирает другую цель, вместо создания нового общественного порядка – только несуществующие изменения старого» (цит. по: Левые в Европе ХХ века. Люди и идеи. М., 2001, с. 74).

[15] В частности Э. Бернштейн определял социалистический строй как «организованный либерализм» (См. Левые в Европе ХХ века. Люди и идеи. М., 2001, с. 56).

[16] Позиция, ставшая в дальнейшем известной под именем социал-шовинизма.

[17] В этом смысле показательны воспоминания В. Сержа, описывавшего сомнения «левых» еще в предвоенный период: «Поистине, в это всеобщее затишье перед первой мировой войной революция казалась невозможной» (Серж В. От революции к тоталитаризму: воспоминания революционера. Оренбург, 2001, с. 19).

[18] Так, например, примерно в этот период произошло сближение теоретика синдикализма Ж. Сореля с французскими националистами.

[19] Троцкий Л.Д. Проблемы международной пролетарской революции. Коммунистический Интернационал. // http://magister.msk.ru/library/trotsky/trotl511.htm, 25.04.2004.

[20] «Большевизм победил в России, но социализм потерпел там поражение» (Каутский К. Терроризм и коммунизм. // http://www.politstudies.ru/fulltext/1991/2/16.htm, 12.05.2004).

[21] Лукач Г. История и классовое сознание. М., 2003, с. 369.

[22] Цит. по: Левые в Европе. Люди и идеи. М., 2001, с. 171.

[23] В дальнейшем признание социальных прав, которые начали появляться в конституциях после первой мировой войны и были освящены Всеобщей декларацией прав человека и другими последовавшими за ней международными соглашениями, стало идентифицироваться с «политическими достижениями» «левых». Речь идет о признании таких социальных прав, как право на образование, право на труд, право на здравоохранение – все эти меры были нацелены в первую очередь на уменьшение дифференциации между имущими и неимущими.

[24] Радикальный антитеологизм в то время уже начал представлять значительную преграду для легитимации «левых взглядов» в существовавшей политической среде.

[25] По мнению анархо-синдикалистов, «реформисты и партийные «коммунисты» потерпели крах в деле преобразования общества» (Банс П., Дешан Э. Что такое анархо-синдикализм? М., 1996, с. 2).

[26] Райх В. Психология масс и фашизм. С.-П., 1997, с. 228.

[27] Достаточно любопытна в этой связи цитата из написанного еще в 1925 г. романа Ф. Кафки «Процесс»: «…И какие лица окружали его!.. Из-под бород…просвечивали на воротниках знаки различия разной величины и цвета. И куда не кинь глазом – у всех были эти знаки. Значит, все эти люди были заодно, разделение на правых и левых было только кажущимся… – Вот оно что! – крикнул К. и взметнул руки кверху – внезапное прозрение требовало широкого жеста. – Значит, все вы чиновники! Теперь я вижу, все вы та самая продажная свора, против которой я выступал, вы пробрались сюда разнюхивать, подслушивать, разделились для видимости на группы…» (Кафка Ф. Процесс. СПб., 1999, с. 49-50).

[28] По мнению С. Каррильо, «в условиях капиталистической демократии путь восстаний и революций ведет к поражению, и парламентский путь является наиболее целесообразным и рациональным для рабочего класса» (цит. по: Левые в Европе ХХ века. Люди и идеи. М., 2001, с. 282).

[29] Примерно в этот же период начал оформляться и восточноевропейский ревизионизм, декларировавший неизбежность синтеза социалистических ценностей с консервативными и либеральными. Основными теоретиками этого направления стали Л. Колаковский и А. Шафф (см. Колаковский Л. Слева и справа. Катехизис консервативно-либерального социалиста. //http://www.russ.ru/antolog/vek/1992/04/kolak.htm, 20.04.2004).

[30] В этой связи все чаще стал применяться термин «вульгарный марксизм».

[31] По мнению П. Андерсона, «левая мысль» «мало-помалу разбегалась по национальным квартирам, и одна теория отгораживалась от другой стеной относительного безразличия и незнания» (Андерсон П. Размышления о западном марксизме. М., 1991, с. 80).

[32] «Левый фрейдизм» («фрейдо-марксизм») оформился как вектор «западного марксизма», главной отличительной чертой которого стал перенос ряда «левых» философских и социологических установок в область психологии. К основным представителям этого направления можно отнести Т. Адорно, В. Райха, Э. Фромма и др. «Левые фрейдисты» так же, как и «неомарксисты» выступали против интеграции личности в структуры «развитого либерального общества» (причем либеральная демократия рассматривалась как форма тоталитаризма), однако критиковали «общество потребления», «массовую культуру» и социальную атомизацию с позиций психологии.

[33] Словосочетание «новые левые» в широкий обиход было введено теоретиком Ч. Р. Миллсом.

[34] То есть, по сути, перестали быть «левыми». В этот период происходило очередное переосмысление самой терминологии: по мнению Ч.Р. Миллса «быть «правым» – означает, между прочим, признавать и поддерживать существующее общество. Быть «левым» значит или должно значить, как раз обратное: изучать и критиковать всю структуру общества и создавать такие теории общества, которые, будучи политически заостренными, становятся требованиями и программами. Эта критика, эти исследования… вдохновляются в нравственном отношении гуманистическими и светскими идеалами западной цивилизации, прежде всего идеалами разума, свободы и справедливости. Быть «левым» означает связывать критику культуры с критикой политики, а то и другое с позитивными требованиями и программами» (цит. по: От абсолюта свободы к романтике равенства. М., 1995, с. 348).

[35] См. Дебор Г. Общество спектакля. М., 2000, с. 75. Но одновременно Г. Дебор утверждал, что «существование теоретического само по себе ничто и должно познаваться лишь совместно с историческим действием и исторической правкой, в которой заключается истинная верность» (Дебор Г. Общество спектакля. М., 2000, с. 75).

[36] Маркузе Г. Одномерный человек. М., 1998, с. 62.

[37] Валлерстайн И. После либерализма. М., 2003, с. 106.

[38] Парадоксально, но политические движения, которые в начале ХХ века (даже некоторыми представителями либеральных сил) трактовались как «антиколониальные», «национально-освободительные» или «партизанские», на рубеже ХХ – ХXI вв. стали однозначно определятся большинством политических партий и организаций (в том числе «левых») как «террористические» и «экстремистские». По этой причине «третий мир» фактически оказался лишен своего основного политического инструмента прошлого. Изначально нетождественные (если не антагонистичные) термины революция и террор усилиями неолибералов стали восприниматься обыденным сознанием как синонимы.

[39] См. Левые в европейской социал-демократии в начале 80-х годов. М., 1983.

[40] «Антиглобализм» – термин неоднозначный, и к тому же еще не до конца устоявшийся в связи с тем, что само явление не успело оформиться в целостную систему взглядов; значительная часть так называемых «антиглобалистов» отказались идентифицировать себя с этим именем, в связи с его широким использованием политическими элитами в пропагандистских целях.

[41] Хардт М., Негри А. Империя. М., 2004, с. 12.

[42] См. http://www.broadleft.org; http://dmoz.org/Society/Politics/Socialism/

[43] Хотя элементы «либеральных взглядов», безусловно, появились в России, как и в Европе, раньше социалистических. Временем наибольшего расцвета идей либерализма стало царствование Александра I.

[44] Однако говорить об абсолютной тождественности «левых» и «центристских взглядов» в России первой половины XIX в. также не вполне правомерно, так как эти направления общественно-политической мысли уже начинали оформляться как альтернативные друг другу. В этой связи весьма показательна цитата из А.И. Герцена: «Уже тогда, в 1833 году, либералы смотрели на нас исподлобья, как на сбившихся с дороги» (Герцен А.И. Былое и думы. М., 1969, Т. 1, с. 148).

[45] Но фактически, после выступления декабристов в 1825 г., в России до 1905 г., не было попыток организованного революционного восстания.

[46] Возник под влиянием идей декабристов, просуществовал до 1834 г., после чего был разоблачен властями, большинство членов кружка были отправлены в ссылку.

[47] Просуществовал до 1849 г., многие члены кружка были отправлены на каторгу.

[48] Эта формула была провозглашена в 1834 г. министром просвещения С.С. Уваровым. Идеология консерватизма впоследствии получила название «теории официальной народности».

[49] Иванов-Разумник История русской общественной мысли. М., 1997, Т. 1, с. 303.

[50] «Мы русским социализмом называем тот социализм, который идет от земли и крестьянского быта, от фактического надела и существующего передела полей, от общинного владения и общинного управления, – и идет вместе с работничьей артелью навстречу той экономической справедливости, к которой стремится социализм вообще и которую подтверждает наука» (Герцен А.И. Порядок торжествует! // Собрание сочинений. М., 1954-1965, Т. 19, с. 193).

[51] «Мещанство – последнее слово цивилизации, основанной на безусловном самодержавии собственности» (Герцен А.И. Концы и начала. // www.philosophy.ru/iphras/library/intel/ger.html, 06.12.2003).

[52] Некоторые высказывания А.И. Герцена почти дублировали концепции М.А. Бакунина: «Славянские народы собственно не любят ни государства, ни централизации. Они любят жить в разбросанных общинах, удаляясь как можно дальше от всякого вмешательства со стороны правительства» (Герцен А.И. Старый мир и Россия (цит. по: Иванов-Разумник История русской общественной мысли. М., 1997, Т. 2, с. 47).

[53] Герцен А.И. К старому товарищу (цит. по: Иванов-Разумник История русской общественной мысли. М., 1997, Т. 2, с. 48).

[54] Ряд русских «левых» философов, в том числе А.И. Герцен и М.А. Бакунин, свои основные теоретические труды создали после эмиграции в Европу, причем многие работы были написаны на европейских языках. На начальном этапе в силу сложившейся социально-политической ситуации русская «левая мысль» развивалась в основном за пределами России.

[55] «Социальная революция выступает в виде естественного, неизбежного последствия революции политической… Угнетение одного народа или даже отдельной личности является угнетением всех, и нельзя нарушить свободу одного, не нарушая свободы каждого» (Бакунин М.А. Воззвание русского патриота к славянским народам. // Избранные философские произведения и письма. М., 1987, с. 245)

[56] «Государство, называйся оно десять раз народным и будь оно разукрашено наидемократичнейшими формами, для пролетариата будет непременно тюрьмою» (Бакунин М.А. Государственность и анархия. // Философия. Социология. Политика. М., 1989, с. 343).

[57] В период «хождения в народ» М.А. Бакунин, в противовес концепции П.Л. Лаврова о научной подготовке крестьянства к революционной деятельности, сформулировал тезис «народ следует не учить, а бунтовать» (цит. по: Пирумова Н.М. Социальная доктрина М.А. Бакунина М., 1990, с. 187)

[58] Сферами выражения «левых взглядов» стали литературная критика и публицистика.

[59] Характерной формой революционной деятельности на рубеже 50-х-60-х гг. XIX в. стало написание и распространение нелегальных противоправительственных прокламаций, имевших своей целью сделать «левые взгляды» легитимными в глазах широких масс.

[60] В этот период в России появилось такое ультраиндивидуалистическое течение мысли, как нигилизм.

[61] Христианский анархизм Л.Н. Толстого был не менее антиклерикальным по своей сути, чем анархо-коммунизм П.А. Кропоткина (см., например: Толстой Л.Н. Церковь и государство.http://anarchive.virtualave.net/pers-tolstoy.htm, 07.12.2003).

[62] «Прогресс в человечестве неразделен…, он возможен только тогда, когда он охватывает всех» (Кропоткин П.А. Записки революционера. М., 1990, с. 4).

[63] Эта организация была строго конспирированной и представляла собой федерацию ранее сложившихся и вновь образовавшихся «левых» кружков, а центр выполнял, по-видимому, не столько руководящую, сколько объединяющую и координирующую функцию. В качестве программной основы была взята прокламация Н.П. Огарева «Что нужно народу?» (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 109-115). Первая «Земля и воля» просуществовала до 1863 г. Пятеро наиболее активных участников были казнены, остальные отправлены на каторгу.

[64] Кроме того, во второй половине XIX в. появился ряд писателей и поэтов, в творчестве которых прослеживались народнические тенденции. Среди выражавших в художественной форме идейные концепции народничества следует выделить Г.И. Успенского, Н.Н. Златовратского, Степняка-Кравчинского, Н.А. Некрасова. Характерным сюжетом произведений этих писателей становилась ситуация в пореформенной деревне, разложение общины и деградация крестьянской культуры.

[65] Позднее Л.Д. Троцкий писал, что «административное, военное и финансовое могущество абсолютизма… не только не исключало возможности революции, как думал либерализм, но, наоборот, делало революцию единственным выходом» (Троцкий Л.Д. Итоги и перспективы. Движущие силы революции. // К истории русской революции. М., 1990, с. 91).

[66] «Конечный политический и экономический наш идеал – анархия и коллективизм» (Программа «Земли и воли» Май 1878 г. – окончательная редакция (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 395).

[67] Вопреки общепринятой в отечественной историографии точке зрения теоретические разработки П.Н. Ткачева по многим причинам не подпадают под определение «народнических взглядов».

[68] Заичневский П.Г. Молодая Россия (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 142 – 150).

[69] Нечаев С.Г., Ткачев П.Н. Программа революционных действий (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 203-207).

[70] Нечаев С.Г. Катехизис революционера (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 244-248).

[71] «Это меньшинство в силу своего более высокого умственного и нравственного развития всегда имеет и должно иметь умственную и нравственную власть над большинством» (Ткачев П.Н. «Набат» (программа журнала) (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 348 – 349). «Только обладая властью, меньшинство может заставить большинство, – то косное, рутинное большинство, которое не доросло еще до понимания необходимости революции и не уяснило себе ее цели и задачи, – заставить это большинство переустраивать свою жизнь сообразно с его истинными потребностями, сообразно с идеалом наилучшего и наисправедливейшего общежития» (П.Н. Ткачев Революция и государство (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 358).

[72] Весьма показателен в этой связи землевольческий тезис о необходимости «сбросить с социализма его немецкое платье и … одеть в народную сермягу» (Передовая статья и газеты «Земля и Воля!» (Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. М., 1997, с. 410).

[73] «Возможно более скорое образование рабочей партии есть единственное средство разрешения всех экономических и политических противоречий современной России» (Плеханов Г.В. Наши разногласия. // Сочинения. М.-Л., 1923-1927, Т. 2, с. 349).

[74] «Социальные реформы составляют звенья, связывающие капитализм с тем строем, который его сменит, и – каков бы ни был политический характер того заключительного звена, которое явится гранью между двумя общественно-экономическими формами, – одна форма исторически вырастает из другой» (Струве П.Б. Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России.СПб., 1894 с. 130 – 131).

[75] Так, марксизм переставал быть прерогативой «левых взглядов».

[76] Скамьи в российском парламенте по западноевропейскому образцу разделились на «правые» и «левые».

[77] К 1917 г. в России насчитывалось более сотни политических партий и союзов (см. Политическая история России в партиях и лицах. М., 1993).

[78] «Левые взгляды» в России начала ХХ в. действительно распространялись с невероятной быстротой, из сферы политики они все больше проникали в искусство. Большое число писателей и поэтов стали причислять себя к «левым» или, по крайней мере, симпатизировали им (Б.В. Савинков, М. Горький, Л.Н. Андреев, А.А. Блок, А. Белый, С.А. Есенин, Н.А. Клюев и многие др.). А с приходом к власти большевиков «левые взгляды» в искусстве стали доминирующими. В 1918 г. В.В. Маяковский создал «Левый марш». В 20-е гг. ХХ в. появилось литературно-художественное объединение «Левый фронт искусств» и т.д.

[79] Крестьяне неохотно выходили из общины и по причине того, что она исторически защищала их от полного разорения. Например, община уменьшала опасность неурожая: каждая семья имела несколько разрозненных полос земли (принцип чересполосицы): одну в низине, другую на возвышенности и пр. Подобные черты русской общины воспринимались народниками как социалистические.

[80] Первая сводилась к созданию демократической республики, предоставлению гражданам политических свобод, введению всеобщего бесплатного образования и пр. Вторая декларировала необходимость социалистической революции, введение общественной собственности на средства производства, уничтожение классов.

[81] В июне 1917 г. энесы объединились с идейно близкими трудовиками («Трудовой группой») в Трудовую народно-социалистическую партию, поддержавшую Временное правительство.

[82] Большевистский «Декрет о земле» являлся заимствованием агарной программы эсеров.

[83] В том числе, покушение на В.И. Ленина в 1918 г. было организовано эсерами.

[84] См. Анархисты. Документы и материалы. 1883-1935. М., 1999.

[85] В Гуляй-Поле еще до Октябрьской революции была проведена социализация («черный передел») земли в пользу крестьянских общин.

[86] Разумеется, это способствовало и модификации самих терминов. Так, внутри социалистических партий «правыми» стали называть сторонников коалиции с либералами и легальных способов выражения своих убеждений, «левыми» – противников таких союзов и поборников исключительно нелегальных форм борьбы, а «центристами» – социалистов, пытавшихся сочетать эти политические качества. А после обвинения большевиков в «правом уклоне», в связи с курсом на диктатуру партийной элиты и их ответным тезисом о «левом ребячестве», возникли новые прочтения терминов.

[87] «Правое» крыло меньшевизма, отрицавшее любые нелегальные формы политической борьбы, включая социалистическую революцию, и выступившее исключительно за легальную деятельность, получило название «легализма» (А.Н. Потресов, П.Б. Аскерольд).

[88] Против вхождения в правительство выступило только «левое» крыло меньшевизма во главе с Ю.О. Мартовым.

[89] В 1917 г. партия оформилась как РСДРП (б), в 1918 г. с целью окончательного разрыва с социал-демократами была переименована в Российскую коммунистическую партию (большевиков) – РКП (б), в 1925 г., уже после образования СССР она стала именоваться Всесоюзной коммунистической партией (большевиков) – ВКП (б), а с 1952 г. – Коммунистической партией Советского Союза – КПСС.

[90] В рядах большевиков в противоположность меньшевистскому «легализму» возникло в 1909 г. течение «отзовизм» – группа «Вперед» во главе с А.А. Богдановым, выражавшая ультрареволюционные настроения, выступавшая против легальной деятельности партии (в том числе – участия в Государственной думе) и призывавшая к немедленным революционным действиям: партизанской борьбе и экспроприациям.

[91] «Все великие политические перевороты решались энтузиазмом передовых отрядов, за которыми стихийно, полусознательно шла масса» (Ленин В.И. О внутренней и внешней политике республики. // Полное собрание сочинений. Издание пятое, М., 1963, Т. 44, с. 326). Подобные высказывания демонстрировали несомненную близость воззрений В.И. Ленина и концепций С.Г. Нечаева и П.Н. Ткачева.

[92] «Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами… Недостаточно, чтобы мысль стремилась к воплощению в действительность, сама действительность должна стремиться к мысли» (Маркс К. К критике гегелевской философии права. Введение. // Маркс К., Энгельс Ф., Сочинения. Издание второе. М., 1958-1965, Т. 1, с. 422-423).

[93] Революция в России, согласно большевистской теории, должна была стать «прологом всемирной социалистической революции, ступенькой к ней» (Ленин В.И. Прощальное письмо к швейцарским рабочим. // Полное собрание сочинений. Издание пятое, М., 1963, Т. 31. с. 92), а русский пролетариат – «авангардом международного революционного пролетариата» (Ленин В.И. Что делать? // Полное собрание сочинений. Издание пятое, М., 1963, Т. 6, с. 28).

[94] Ориентация на сохранение государства в дальнейшем привела к формированию в России такого «правого» политического течения, как национал-большевизм, отстаивавшего в ленинском (а впоследствии – сталинском) культе государства продолжение геополитической линии и исторической миссии Российской империи.

[95] В этом контексте любопытным представляется мнение И. Валлерстайна, указавшего на поразительное сходство тезиса социалиста В.И. Ленина о самоопределении наций с концепцией либерала В. Вильсона, причем цели у обеих доктрин были одни и те же: создание собственного национального пространства и одновременно – стремление интегрировать периферию в оформлявшуюсямиросистему. (Подробно см.: Валлерстайн И. После либерализма. М., 2003). Фактически, именно в этот период начало осуществляться идеологическое слияние консерватизма, либерализма и социализма в контексте нациестроительства.

[96] Ленин В.И. О «левом» ребячестве и мелкобуржуазности. // Полное собрание сочинений. Издание пятое, М., 1963, Т. 36, с. 300.

[97] Ленин В.И. Детская болезнь «левизны» в коммунизме. // Полное собрание сочинений. Издание пятое, М., 1963, Т. 41, с. 24.

[98] В своем «Письме к съезду» – своеобразном политическом завещании, В.И. Ленин не упоминал о Советах (см. Ленин В.И. Письмо к съезду // Полное собрание сочинений. Издание пятое, М., 1963, Т. 45, с. 345-346).

[99] Еще в 20-х гг. ХХ в. Л.Д. Троцкий пришел к выводу, что «национальное государство пережило себя – как рама для развития производительных сил, как база для классовой борьбы и тем самым как государственная форма диктатуры пролетариата», а «спасение русской революции – в перенесении ее на всю Европу» (Троцкий Л.Д. Программа мира. // К истории русской революции. М., 1990, с.140-141).

[100] По выражению П. Андерсона, «к тому времени как правление Сталина достигло своего апогея, марксизм в России практически был сведен к формальному упоминанию» (Андерсон П. Размышления о западном марксизме. М., 1991. с. 31).

[101] Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., 1932.

[102] Во время правления И.В. Сталина сам термин «левые взгляды» неоднократно подвергался перманентной трансформации. Это происходило по мере выдвижения политических обвинений противникам Генерального секретаря ЦК: так, идеи троцкизма, изначально определенные как «левая оппозиция», уже через несколько лет стали «центристскими», а позднее были переименованы в «правотроцкистский заговор».

[103] Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., 1932, с. 484.

[104] Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., 1932, с. 20.

[105] Каталоги современных российских «левых» партий и организаций см. на сайтах http://www.libelli.ru/links/oppositi/a-o.htm, 15.12.03 и http://www.broadleft.org., 20.12.03.

[106] См. www.kprf.ru

[107] См. Левые в России: от умеренных до экстремистов. М., 1997.

[108] Четкую связь статусной дифференциации с этно-конфессиональным фактором отмечал классик «антиколониальной мысли» Ф. Фанон: «Отнюдь не заводы и не счета в банке характеризуют «руководящий класс». Руководящие – это, прежде всего, те, кто откуда-то пришел, те, кто не похож на автохтонов, другие» (Fanon F. Les damnés de la terre. P., 1961, р. 32-33).

[109] По мнению тунисского социолога А. Мемми, колонизатор не мог иметь «левых взглядов» по определению: либо он «левый», тогда он обязательно уехал бы из колонии, либо он колонизатор, которому присущи такие неотъемлемые черты, как расизм и фашизм (Memmi A. Portrait du colonisé précédé de Portrait du colonisateur. P., 2001, p. 65-69, р. 79-80).

[110] Неслучайно на этапе становления «левых взглядов» в арабском мире многие социалисты оказались выходцами из арабо-христианской среды.

[111] Например, С. Муса считал, что «революция в Египте обречена на провал, а если она и будет успешной, то этот «успех» будет еще хуже, чем провал» (цит. по: El Said R. History of the Socialistmovement in Egypt (1900-1925). Doctorate Degree Thesis. Leipzig, s.a., p. 349).

[112] См. Левин З.И. Развитие арабской общественной мысли. 1917-1945. М., 1979, с. 165.

[113] По выражению Л.Н. Котлова, «рецепты осуществления социальной справедливости не выходили за рамки благотворительной деятельности состоятельных классов» (Котлов Л.Н. Становление национально-освободительного движения в арабских странах Азии. 1908-1914 гг. М., 1986, с. 59).

[114] Аль-Мансури М.Х. Тарих аль-мазахиб аль-иштиракийя (История социалистических учений). Аль-кахира (Каир), 1915.

[115] Процесс становления компартий Египта, Палестины, Сирии и Ливана получил широкое освещение в исследовании Г.Г. Косача (Косач Г.Г. Красный флаг над Ближним Востоком? М., 2001); динамике развития тунисского коммунистического движения посвящена работа Х. Аль-Каздаглы (Аль-Каздаглы Х. Татаввур аль-харака аш-шуюыйа би-тунис 1919-1945 (Развитие коммунистического движения в Тунисе 1919-1945). Тунис, 1992).

[116] «Интересы освобождения нескольких крупных и крупнейших народов Европы стоят выше интересов освободительного движения мелких наций» (Ленин В.И. Итоги дискуссии о самоопределении. // Полное собрание сочинений. Издание пятое, М., 1963, Т. 30, с. 38).

[117] Подробно см. Коммунистический Интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания Конгрессов Коминтерна и Пленумов ИККИ. 1919-1932. М., 1933.

[118] См., в частности: Косач Г.Г. Коммунисты в баасистском национальном контексте: пример Сирии (Ближний Восток и современность, М., 2003, выпуск 18, с. 277-326).

[119] Признание применимости «марксизма-ленинизма» на арабской почве для правительства Народной демократической республики Йемен (НДРЙ) означало в первую очередь превращение страны из «маргинала» арабского мира в субъекта международной политики (См. Наумкин В.В. «Красные волки» Йемена. М., 2003).

[120] Иванов Н.А. Кризис французского протектората в Тунисе. М., 1971, с. 163.

[121] Иванов Н.А. Кризис французского протектората в Тунисе. М., 1971, с. 45.

[122] Арабский исследователь Р. ас-Саид среди идейных «источников» арабского социалистического движения выделил фабианство, «идеи Второго Интернационала» (теории европейских социал-демократов) и марксизм. (Ас-Саид Р. Тарих аль-харака аль-иштиракийя фи Мыср. 1900-1925 (История социалистического движения в Египте. 1900-1925). Бейрут, 1975).

[123] Memmi A. Portrait du colonisé précédé de Portrait du colonisateur. P., 2001, p. 152.

[124] Эта мысль высказывалась даже умеренными социалистами, настроенными на «диалог» с Европой, например – тунисцем Х. Бургибой: «Поскребите любого француза, самого интеллигентного, самого либерального, самого левого и вы обнаружите человека, уверенного в своем превосходстве» (Bourguiba H. La Tunisie et la France, Vingt-cinq ans de lutte pour une cooperationlibre. P., 1954, р. 45).

[125] Это неприятие усиливалось и тем фактом, что на Арабском Востоке аморфность и дробность социально-политической структуры и незавершенность этнических процессов зачастую способствовали превращению парламентов в арену узкокорыстной племенной и клановой конкуренции.

[126] «Свободные офицеры» – созданная в 1938 г. политическая организация, направленная на свержение монархии.

[127] Насер Г.А. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 104, с. 90, с. 115, с. 118.

[128] Насер Г.А. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 118.

[129] Насер Г.А. Хутуб ва тасрихат (Речи и заявления). Аль-кахира (Каир), 1960, с. 577.

[130] Нередко термины «арабский социализм», «насеровский социализм» и «научный социализм» использовались египетскими «левыми» как синонимы.

[131] Насер Г.А. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 113, с. 105, с. 18.

[132] В дальнейшем отношение Г.А. Насера к коммунистам претерпело эволюцию – от открытого преследования к определенному сотрудничеству (особенно в период активной военно-экономической поддержки Египта со стороны СССР).

[133] The Charter. Cairo, 1962, p. 65.

[134] «Демократия может быть осуществлена лишь при участии всего народа в управлении страной» (Насер Г.А. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 108).

[135] Причем конечной целью борьбы за национальное единство объявлялось создание общеарабского государства. Однако при провозглашении этого лозунга в теоретических трудах четко не определялись ни политическое и социальное устройство будущего государственного образования, ни формы экономических отношений, декларировались лишь принципы федерализма и демократии. Практическим шагом к общеарабскому союзу стало создание в 1958 г. Объединенной Арабской Республики (ОАР), в состав которой вошли два арабских государства: Египет и Сирия.

[136] «Неизбежную и естественную классовую борьбу нельзя отрицать, но ее решение должно быть мирным, в рамках национального единства и путем стирания различий между классами» (TheCharter. Cairo, 1962, p. 57).

[137] В 1962 г. был издан декрет президента Г.А. Насера о создании этой политической организации.

[138] Насер Г.А. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 120.

[139] См., в частности: Шумейс А.М. Иштиракийятуна аль-‘арабийя (Наш арабский социализм). Аль-кахира (Каир), 1961; Сейф ад-Дауля И. Усус аль-иштиракийя аль-‘арабийя (Основы арабского социализма). Аль-кахира (Каир), 1965.

[140] «Мусульманская религия – на 100% социалистическая религия» (Насер Г.А. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 113).

[141] Апелляция к исламским ценностям становилась неотъемлемым «атрибутом» египетских социалистов. «Хотя согласно Корану и сунне пророка народу надлежит самому избирать для себя форму правления, в Коране особенно подчеркнуто, что образцом является правление большинства народа, а не личности или группы лиц, правление трудящихся масс» (Мохи-д-дин Х. Ад-дин ва-ль-иштиракия (Религия и социализм). Аль-кахира (Каир), 1976, с. 33).

[142] «Религиозного египтянина всегда обманывали с помощью самой же религии» (Насер Г.А. Проблемы египетской революции. М., 1979, с. 20).

[143] «Пройдя через фильтр концентрационных лагерей, «левые» призваны раствориться в единственной партии», – так оценивал перспективу эволюции «левых взглядов» в Египте современник Г.А. Насера, политический эмигрант А. Абдель-Малек. (Abdel-Malek A. Egypte. Societe militaire. P., 1962, р. 364).

[144] См. Charte d’Alger. Alger, 1964.

[145] «Мы хотим построить революционный социализм, учитывающий наши арабо-исламские традиции», – заявлял президент А. Бен Белла. (Бен Белла А. Речи и выступления. М., 1964, с. 59).

[146] «Когда мы построим социализм, наша страна станет раем» (Бен Белла А. Речи и выступления. М., 1964, с. 146).

[147] По замечанию З.И. Левина, «Коран ставится на службу прогрессу и социалистической ориентации Алжира» (Левин З.И. Ислам и национализм в странах зарубежного Востока. М., 1988, с. 175).

[148] Национальная Хартия Алжирской Народно-Демократической Республики. М., 1979, с. 36.

[149] Сам Х. Бумедьен открыто подчеркивал, что в Алжире невозможно «говорить о социализме, игнорируя армию» (Boumediene H. Discours. Alger-Constantine, 1970-1975, T. 1, p. 210).

[150] Эта партия часто именовалась сокращенно и как «Баас» (ар. – «возрождение»).

[151] «Социализм не может победить в одной Сирии, так как это небольшая страна и ее возможности ограничены. Социализм может победить лишь в едином арабском государстве» (Афляк М. Фисабиль аль-баас (На пути к возрождению). Димашк (Дамаск), 1959, с. 217). Как и в случае с «насеровским социализмом», традиционная для «левых» доктрин идея невозможности построения социализма в отдельно взятой стране и необходимости мировой революции, сужалась до рамок Арабского Востока. Ср. тезис теоретика «насеровского социализма» А.К. аль-Хатема: «Пролетарии арабских стран, соединяйтесь!» (Аль-Хатем А.К. Хауль ан-назарийя аль-иштиракийя (По поводу теории социализма). Аль-кахира (Каир), 1959, с. 30). В 50-е гг. ХХ в. ПАСВ, восприняв насеровскийлозунг «свобода, социализм, единство», наметила курс на сближение с Египтом и активно участвовала в создании ОАР.

[152] «Наши разногласия с государствами социалистического лагеря – это разногласия по вопросу о политической линии, о путях перехода к социализму… Наши же разногласия с капиталистическим лагерем – это коренные, антагонистические разногласия, которые затрагивают саму основу капиталистической системы» (Аль-Баас. Димашк. 03.11.1963).

[153] В 1961 г., в результате разногласий политических элит Египта и Сирии, последняя заявила о своем выходе из ОАР, оказавшейся единственным «прецедентом» юнионистских устремлений.

[154] «Такое положение является чрезвычайным и исчезнет с исчезновением раздробленности» (Арабская нация едина, ее миссия бессмертна. Партия Арабского Социалистического Возрождения. Иракский регион. Хельсинки, 1975, с. 133).

[155] Во всех организациях ПНФ сирийская ПАСВ, разумеется, представляла собой абсолютное большинство, а ее программа играла решающую роль при разработке общей политики Фронта, сохранявшего видимость коллегиальности. По мнению Г.Г. Косача, «Фронт становился орудием, которым умело манипулировали структуры баасистского государства… Из всего спектра сирийских партий власть жестко, селективно и целенаправленно выбирала лишь некоторые группы политического действия» (Косач Г.Г. Коммунисты в баасистском национальном контексте: пример Сирии (Ближний Восток и современность, М., 2003, выпуск 18), с. 287-288).

[156] Следует отметить, что иракский президент внимательно изучил наследие И.В. Сталина и опыт ВКП (б) в построении централизованного госаппарата. Уже в 1979 г. С. Хусейн заявлял: «Мы теперь находимся в нашей сталинской эре. Мы ударим железным кулаком при малейших признаках отклонения от генеральной линии партии и начнем с самих баасистов» (цит. по: Апдайк Р.Дж.Саддам Хусейн. Политическая биография. Ростов-на-Дону, 1999, с. 216).

[157] В Европе, где в этот период происходила серьезная переоценка «левых ценностей», ряд теоретиков высказали враждебное отношение к правящему режиму Ирака. Во время визита во Францию С. Хусейна в 1972 г. там было опубликовано письмо «протеста против кровавого террора в отношении прогрессивно-революционных сил Ирака», подписанное А. Кривэном, Э. Манделем, Ж.П. Сартром.

[158] Тот факт, что за революционной фразеологией скрывалась глубоко традиционалистская опора на кланы и племена, представители которых составляли основу власти, закономерно приводил к формированию «левых» династий – усилению влияния сыновей Х. Асада и С. Хусейна в политических структурах Сирии и Ирака.

[159] В 1956 г. Тунис получил независимость, ставшую итогом многолетних переговоров с Х. Бургибы французской элитой.

[160] В 1964 г. Новый Дустур был переименован в Социалистическую дустуровскую партию.

[161] Следует, впрочем, отметить, что эти заявления зачастую носили сугубо декларативный характер: «Наш социализм отличается от всех прочих, во-первых, тем, что отвергает классовую борьбу, во-вторых, тем, что правительство стремится держать под контролем частную или кооперативную собственность, управлять ею, а не ликвидировать ее, и, наконец, тем, что мы не считаем, что нынешнее поколение должно жертвовать собою ради последующих поколений» (цит. по: Левин З.И. Общественная мысль на Востоке. Постколониальный период. М., 1999, с. 144).

[162] По мнению Н.И. Ворончаниной «никакое другое арабское государство не провозгласило столь решительного разрыва с шариатом и многовековыми традициями ислама» (Ворончанина Н.И. Культурные преобразования в современном Тунисе. М., 1978, с. 50).

[163] Широкое распространение лозунгов «арабского социализма» постепенно привело к тому, что «левая» фразеология начала использоваться «исламскими социалистами», консерваторами-теократами, «правыми» партиями и даже правящими монархами Марокко и Иордании для легитимации собственных политических шагов, а обещание абстрактной социальной справедливости стало непременным элементом тактики большинства арабских лидеров и партий. Четкая классификация «левых» и «псевдолевых» политических течений становилась все более трудной. Все это уже не столько способствовало популяризации «левых взглядов», сколько делало семантику понятия «социализм» все более аморфной, порой доводя терминологический хаос до абсурда.

[164] По мнению З.И. Левина, «характерным показателем места национализма и ислама в общественно-политической мысли могут служить конституционные документы мусульманских государств. Анализ конституций арабских стран подтверждает факт господства национализма, хотя на них и лежит печать ислама. Так, в конституционных документах нередко слово «умма» встречается в значении «нация» (и в сочетании «арабская нация»), но нигде – в его традиционном значении – «исламская община», или мусульмане» (Левин З.И. Ислам и национализм в странах зарубежного Востока. М., 1988, с. 28).

[165] В этом отношении весьма показателен тезис С. Хусейна: «Мы убеждены, что частная собственность будет сопровождать социализм вечно» (цит. по: Левин З.И. Общественная мысль на Востоке. Постколониальный период. М., 1999).

[166] Авторитарным тенденциям способствовала непопулярность либерально-парламентских принципов. Автократия же становилась наиболее эффективным средством нейтрализации междоусобной и племенной розни. Сложный комплекс этнических, конфессиональных и политических противоречий создавал основу для возникновения и укоренения сверхсильной авторитарной власти харизматических лидеров с прямым подчинением им законодательных органов и правительств. Кроме того, авторитарная форма правления зачастую намеренно отождествлялась элитой сподлинно исламской.

[167] Следует также отметить, что быстрое формирование партий авангардного типа сразу же после переворота оказывалось невозможным. Поэтому даже в тех странах, где существовали так называемые «массовые партии» и где такие партии формально сохранялись и после переворота, фактически, роль авангарда выполняла узкая группа лиц, объединенных в «Совет революционного руководства».

[168] В этих условиях в ряде арабских стран возникали политические движения, в своих заявлениях апеллировавшие к доисламским традициям (древнеегипетской, финикийской, вавилонской), стремясь использовать историю для доказательства культурной самобытности населения той или иной арабской страны.

[169] В 70-е гг. ХХ в. среди арабских писателей возникло движение против представления арабской литературы как единого целого. Тезис о непреходящем значении классического арабского языка как языка Корана, как связующего звена для арабских народов, все больше вытеснялся идеей о развитии диалектов в самостоятельные языки, за которыми стоит будущее. Арабская словесность окончательно эволюционировала в сторону литератур различных арабских стран (см. Левин З.И. Развитие арабской общественной мысли (О некоторых немарксистских течениях после второй мировой войны). М., 1984, с. 65-68).

[170] ПДС уже на этапе своего появления представляло из себя чрезвычайно разнородный спектр взглядов, представленный в программах целого комплекса политических течений (значительную часть которых представляли «левые» и «левоцентристские»), не объединенных организационными рамками.

[171] Подробно см. Киселев В.И. Палестинская проблема в международных отношениях: региональный аспект. М., 1988.

[172] Размежевание арабских «левых», активизированное арабо-израильской войной 1967 г., представляется во многом сопоставимым с ситуацией в европейском и русском «левом движении» после первой мировой войны.

[173] ФАТХ (ар. – «завоевание») – обратный акроним «Харакат аль-тахрир аль-ватаний аль-фаластыний» («Национальное движение за освобождение Палестины»).

[174] См. Левый экстремизм в арабских странах. М., 1987, с. 15-144.

[175] Цит. по: Левый экстремизм в арабских странах. М., 1987, с. 104.

[176] По мнению К.И. Полякова и А.Ж. Хасянова, «для многих политиков на территории автономии первостепенным стал вопрос о том, какие личные дивиденды получит тот или иной деятель от «мирного процесса» (Поляков К.И., Хасянов А.Ж. Палестинская Национальная Автономия: опыт государственного строительства. М., 2001, с. 4).

[177] Максименко В.И. Политические партии в переходном обществе. М., 1985, с. 169.

[178] См. например, каталог арабских «левых» партий на сайте http://www.broadleft.org, 01.03.2004.