"РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!"



АНТОН ПАННЕКУК

Материализм и исторический материализм

Понять характер эволюции марксизма до его настоящего этапа невозможно без обращения к социальному и политическому контексту периода его возникновения.

Приход капитализма в Германию привел к появлению оппозиции враждебной существующему тогда аристократическому абсолютизму. Восходящий класс буржуазии требовал свободы торговли и предпринимательства, печати и собраний (чтобы иметь возможность бороться за свои интересы), благоприятного законодательства, а также правительства, сочувствующего его интересам. Вместо этого буржуазия оказалась один на один с враждебным ей реакционным режимом, с помощью полиции и цензуры подавлявшего всякую критику. Борьба между этими силами, которая привела к революции 1848 года, шла вначале на теоретическом уровне, в виде борьбы идей и критики господствующей идеологии. Критика молодой буржуазной интеллигенции была направлена главным образом против религии и гегелевской философии.

Гегелевская философия, согласно которой саморазвитие Абсолютной Идеи создает мир, и затем посредством этого развивающегося мира, проникает в сознание людей стало идеологическим подспорьем для Христианской Реставрации после 1815 года. Религия — наследие прошлых поколений, всегда служила теоретическим обоснованием и оправданием существующих классовых отношений. Из-за невозможности открытой политической борьбы, борьба против феодальных узурпаторов велась только в скрытой форме, в форме нападок на религию. Именно это и стало делом группы молодых интеллектуалов 1840-х, среди которых вырос и достиг ведущего положения Маркс.

Будучи студентом, Маркс признал, хотя и без особого энтузиазма, метод Гегеля, сделав его своим собственным. Темой выбранной им для своей докторской диссертации был сравнительный анализ двух великих философов-материалистов Древней Греции - Демокрита и Эпикура, что по всей видимости указывает на уже тогда существовавшую склонность Маркса к материализму. Вскоре после этого он был приглашен на должность редактора газеты, недавно открытой оппозиционной рейнской буржуазией в Кельне.


Там он оказался в круговороте политической и социальной борьбы. Он так усердно вел свою работу, что спустя год газета была закрыта правительством. Именно в этот период Фейербах сделал свой окончательный шаг в сторону материализма. Фейербах отбросил фантастическую систему Гегеля, обратившись к простым практикам повседневной человеческой жизни, и пришел к выводу, что религия была продуктом деятельности человека. Даже сорок лет спустя, Энгельс восторженно отзывался о том эффекте освобождения, который имела работа Фейербаха на его современников, и тот энтузиазм, с которым Маркс принял новые идеи, несмотря на некоторые критические замечания. Для Маркса это означало новый поворот в социальной борьбе — переход от борьбы с химерами на небесах к открытой схватке с реальными вещами на земле.

Так, в 1843 году в эссе «Критика гегелевской философии права» он писал:

«Для Германии критика религии по существу окончена, а критика религии — предпосылка всякой другой критики… Борьба против религии есть косвенно борьба против того мира, духовной усладой которого является религия. Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа. Упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья. Требование отказа от иллюзий о своём положении есть требование отказа от такого положения, которое нуждается в иллюзиях. Критика религии есть, следовательно, в зародыше критика той юдоли плача, священным ореолом которой является религия. Критика сбросила с цепей украшавшие их фальшивые цветы— не для того, чтобы человечество продолжало носить эти цепи в их форме, лишённой всякой радости и всякого наслаждения, а для того, чтобы оно сбросило цепи и протянуло руку за живым цветком… Критика неба превращается, таким образом, в критику земли, критика религии — в критику права, критика теологии — в критику политики.»

Задача стоявшая перед Марксом состояла в том, чтобы исследовать факты общественной жизни. Изучение Французской революции и французского социализма, равно как и английской политэкономики и английского же рабочего класса, в сотрудничестве с Энгельсом во время их пребывания в Париже и Брюсселе, заложило фундамент теории исторического материализма. Эта теория социального развития, ключевым элементом которого является классовая борьба, разъяснена в таких его работах как «Нищета философии» (на французском языке 1846), «Манифест коммунистической партии» (1848) и в предисловии «К критике политической экономии» (1859).

Маркс и Энгельс обозначали такую систему взглядов как материалистическую, противостоящую идеализму Гегеля и нео-гегельянцев. Что они понимали под материализмом? Энгельс, рассматривая фундаментальные теоретические проблемы исторического материализма в «Анти-Дюринге» и в брошюре про Фейербаха, пишет в последней:
«Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к бытию ... Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счёте, так или иначе признавали сотворение мира — составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма» Положение о том что не только человеческий разум связан с мозгом, но и человек с его мозгом и разумом есть неотъемлемая часть животного царства и неорганического мира, было очевидной истиной для Маркса и Энгельса. Эта концепция является общей для всех «школ материализма».

Отличие марксистского материализма от других школ может быть уяснено из его полемических работ касающихся практических вопросов, политических и общественных.

Материализм был рабочим методом для Маркса. В своих работах он не обращается к философии, не превращает он и материализм в философскую систему. Он использует его как метод познания мира, тем самым показывая его действенность. В цитируемом выше эссе, Маркс опровергает гегелевскую философию права не в философском диспуте, но посредством уничтожающей критики существующей немецкой реальности.

На смену философской софистике и спорам вокруг абстрактных понятий приходит материалистический метод с его изучением реального материального мира. В этом отношении, Фейербах предвосхитил Маркса впервые указав, что религиозные идеи и концепции имеют корни в материальных условий существования. Рассмотрим несколько примеров, чтобы прояснить этот момент. Заявление «Человек предполагает, а бог располагает» богослов трактует с позиции всемогущества бога.

Материалист, напротив, находит причину несоответствия между желаемым и действительным, в социальных условиях товарного обмена и конкуренции.

Политики абстрактно спорят о необходимости свободы и социализма, материалист же спрашивает: от каких индивидуумов или классов исходят эти требования, что конкретно они под собой подразумевают, и какие общественные потребности они выражают.

Философ, в абстрактных предположениях о сущности времени, стремится установить, существует или не существует абсолютное время. Материалист же сверяет часы, дабы понять, может ли быть установлено точно, происходят ли два явления одновременно или следуют одно за другим.

Фейербах также использовал материалистический метод. Он видел в жизни человека источник всех религиозных идей и концепций. Обоснованность его материализма зависела, однако, от того имел ли он успех в ясном и всестороннем объяснении религии.

Материализм, который оставляет проблему неразрешенной — недостаточен, и ведет к идеализму. Маркс указал, что простой принцип рассмотрения человека вообще, как отправного пункта для исследований — недостаточен и не ведет к ясности.

В тезисах о Фейербахе 1845 года он обозначил коренное различие между материализмом Фейербаха и своим:

«Фейербах сводит религиозную сущность к человеческой сущности. Но сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений.» (тезис 6). «И он занят тем, что сводит религиозный мир к его земной основе. Он не замечает, что после выполнения этой работы главное-то остаётся ещё не сделанным. А именно, то обстоятельство, что земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство, может быть объяснено только саморазорванностыо и самопротиворечивостью этой земной основы. Следовательно, последняя, во-первых, сама должна быть понята в своём противоречии, а затем практически революционизирована путём устранения этого противоречия (тезис 4)».

Короче, человек может быть понят лишь как социальное существо.

От личностного нужно перейти к общественному, и разрешить те социальные противоречия, из которых и возникла религия.

Реальный мир - это чувственный и материальный мир, где вся идеология и сознание имеют свой источник - человеческое общество с природой как фундаментом, на который опирается общество, и который также подвергается изменениям со стороны человека.

Выражение этих идей можно найти в работе «Немецкая идеология», написанной в 1845-1846 гг. Часть, которая относится к Фейербаху, была впервые опубликована в 1925 году Рязановым, в дальнейшем главой института Маркса-Энгельса в Москве. Полностью работа не издавалась до 1932 года. Здесь тезисы о Фейербахе разработаны более детально.

Несмотря на то, что работа писалась Марксом в спешке, он, однако, дал блестящее обоснование важнейших идей касающихся развития общества позднее развитых им в пропагандистской брошюре «Манифест..» и в предисловии «К критике Политической экономии».

«Немецкая идеология» направлена, прежде всего, против теоретического представления, расценивавшего идеи как единственные факторы, которые определяют историю человечества.

Маркса презирал подобную точку зрения, «фантомы сформировались в человеческом мозге», писал он, «даже туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками». Было важно сделать упор на реальный мир, материальный и эмпирически данный мир, как источник всякой идеологии. Также было необходимо подвергнуть критике теорию материализма, достигшую апогея у Фейербаха.

Как протест против абстрактной идеологии, возвращение к биологическому человеку и его физическим потребностям - верно, но рассмотрение этого человека как абстрактного существа не является последовательным решением вопроса как и почему появляются религиозные идеи.

Человеческое общество в его историческом развитии – единственная реальность, управляющая человеческой жизнью. Только из общества можно объяснить духовную жизнь человека. Фейербах в попытке найти объяснение религии возвращением к «реальному» человеку, не находил этого самого реального человека, потому что искал он его в индивидууме, в человеке вообще. Такой подход не может объяснить мир идей. Таким образом, он был вынужден возвратиться к идеологии универсальной человеческой любви. «Поскольку Фейербах материалист, история лежит вне его поля зрения; поскольку же он рассматривает историю — он вовсе не материалист. Материализм и история у него полностью оторваны друг от друга».

То чего не смог достичь Фейербах, достиг исторический материализм Маркса, объяснив развитие человеческих идей из материального мира. Историческое развитие общества отлично показано в следующем предложении: «люди, развивающие своё материальное производство и своё материальное общение, изменяют вместе с этой своей действительностью также своё мышление и продукты своего мышления. Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание. При первом способе рассмотрения исходят из сознания, как если бы оно было живым индивидом; при втором, соответствующем действительной жизни, исходят из самих действительных живых индивидов и рассматривают сознание только как их сознание.» (Немецкая идеология). Мы знаем действительность только через опыт, который, как и реальный мир, приходит к нам посредством наших чувств. Философская теория познания, следовательно должна быть основана на этом принципе: материальный, эмпирически данный действительный мир - определяет сознание.

Основная гносеологическая (познавательная — прим.СРС) проблема всегда состояла в том насколько истина соответствует нашим представлениям о ней. Термин «критика знания» используется профессиональными философами для «теории познания», что уже подразумевает сомнение. Во втором и пятом тезисах о Фейербахе, Маркс обращается к этой проблеме и снова указывает, что практическая деятельность человека является существенным содержанием его жизни.

«Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, вовсе не вопрос теории, а практический вопрос (выделение СРС). В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления» (Тезис 2)… Фейербах сводит религиозную сущность к человеческой сущности. Но сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивидууму. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» (Тезис 5)».

Почему практический? Потому что человек, во-первых, должен жить. Его биологический организм, его способности и вся его деятельность приспособлены к этому. С ними он должен приспособить себя и самоутвердиться во внешнем мире, т.е. в природе, и как личность в обществе, вместе с тем он должен приспособить к этому свою способность мыслить. Способность мыслить – способность физическая. В каждой фазе своей жизни человек использует её, чтобы сделать выводы из своего опыта на котором строятся его ожидания и надежды, регулирующие его жизнь и деятельность.

Правильность его выводов, суть условие его выживания, определяется самим фактом его существования. Размышление - это целеустремленная адаптация к жизни, здесь модно говорить об истине, хотя и не в абсолютном смысле.

На основе своего опыта, человек выводит обобщения и законы, на которых основываются его ожидания. Они в общем правильные, что доказывается его выживанием. В отдельных случаях могут быть получены ложные выводы, и, следовательно, неудачи и поражения. Жизнь - это непрерывный процесс изучения, адаптации и развития. Однако, только практика является проверкой правильности мысли.

Рассмотрим это на примере естествознания. Здесь мысль находит практически свою самую чистую и абстрактную форму. Это то, почему философы природы принимают эту форму как предмет для их наблюдений и не обращают внимания на ее сходство с мыслями человека в его ежедневной деятельности. Все же размышления о природе это только чрезвычайно развитая область всего социального трудового процесса. Этот трудовой процесс требует точного знания естественных явлений и его интеграции в законы, чтобы быть в состоянии использовать их успешно в области техники. Определение этих законов через наблюдение за специальными явлениями - задача специалистов. 

В исследовании природы является общепринятым, что практика, в этом случае эксперимента, является тестом правды. Здесь, также, признано, что наблюдаемая регулярность, известная как «закон природы», является вообще довольно надежными справочником по человеческой практике, и хотя они часто не всегда правильны и даже неутешительны, они постоянно улучшаются и разрабатываются через продвижение науки. Если человек упоминается как “законодатель природы,” нужно добавить, что природа очень часто игнорирует эти законы и проворицирует человека, чтобы сделать лучшие.

Практика жизни, однако, включает намного больше, чем научные исследования природы. Отношение естествоиспытателя к миру, несмотря на его экспериментирование, остается наблюдением. Для него мир это внешняя вещь. Но в действительности люди имеют дело с природой в их практических действиях, действуя на нее и делая ее частью их существования: через свой труд человек не выступает против природы как против внешнего или чужого мира. Напротив, тяжелым трудом своих рук он преобразовывает внешний мир до такой степени, что первоначальная природная субстанция больше не заметна, и в то время как этот процесс продолжается также изменяется и человек. Таким образом, человек создает свой собственный мир: человеческое общество в природе измененной им. Какой смысл имеет вопрос, приводит ли его размышление к истине? Объект его размышления состоит в том, что сам он производит своими физическими и умственными действиями и которыми он управляет через свой мозг. Это не вопрос частичных истин, таких как те, что Энгельс описал в своей работе о Фейербахе, будто искусственным производством натурального красителя ализарина доказывается обоснованность химической формулы работы [1]. Это не является, повторюсь, вопросом о частичной истине в определенной области знания, где практические последствия или подтверждают или опровергают ее. Рассматриваемый пункт здесь - философский, а именно, способно ли человеческое мышление охватить реальные, самые глубокие тайны мира. Что философ, в его изолированном исследовании, имеющий дело исключительно с абстрактными философскими концепциями, которые получены в свою очередь из абстрактных научных понятий, также сформулированных за пределами практического опыта жизни, должен иметь свои сомнения посреди этого мира теней - легко понять. Но для людей, которые живут и действуют в реальном мире каждый день, у вопроса нет никакого значения. Истинность мысли, говорит Маркс, ничто иное, как власть и господство над реальным миром.

Конечно, это утверждение воплощает противоречие: размышление, как могут говорить, не верно там, где человеческий разум не овладевает миром. Всякий раз – как Маркс указал в «Капитале» – продукты рук человека растут вне его интеллектуальной власти, которой он больше не управляет и которая противостоит ему в форме товарного производства и капитала в качестве независимой социальной организации, справляясь с человеком и даже угрожая уничтожить его, тогда его умственная деятельность подчиняется мистике сверхъестественного существа, и он начинает сомневаться относительно своей способности отличить правду от лжи. Таким образом, в ходе многих столетий миф сверхъестественного божества омрачал ежедневный материальный опыт человека. Только когда общество достигнет пункта, где человек будет в состоянии постигать все социальные силы, и будет учиться господствовать над своей окружающей средой, только тогда коммунистическое общество победит, тогда его идеи будут в полном согласии с фактами мира. Только после этого характер общественного производства, как фундаментальное основание всей жизни и поэтому будущего развития станет ясным человеку, только когда разум – только теоретически сначала – овладеет миром, только тогда наше мышление станет полностью правильным. И только тогда материализм, наука об обществе сформулированная Марксом, получит постоянное господство и станет единственной применяемой философией. Марксистская теория общества в принципе означает обновление философии.

Однако, Маркс не был озабочен чистой философией. «Философы лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его» - он сообщает в Тезисах о Фейербахе. Ситуация в мире требует практических действий. Сначала вдохновленные буржуазной оппозицией феодальному абсолютизму, позже подкрепленный новыми силами, которые исходили от борьбы французского и английского пролетариата против буржуазии, Маркс и Энгельс, спасибо их кропотливому изучению социальной действительности, пришли к заключению, что пролетарская революция, следующая по пятам революции буржуазной, принесет реальное освобождение человечества. Их деятельность была посвящена этой революции, и в Коммунистическом Манифесте они изложили первые направления для классовой борьбы рабочих.

Марксизм был с тех пор неразрывно связан с классовой борьбой пролетариата. Если мы спрашиваем, каков марксизм, мы должны, прежде всего, понять, что это не означает все, что Маркс когда-либо думал и написал. Представления его более ранних лет, например, являются представительными только частично; они - фазы связанные с развитием, приводящие к марксизму. В то время как роль пролетарской классовой борьбы и цель коммунизма уже обрисованы в общих чертах в Коммунистическом Манифесте, теория прибавочной стоимости развита намного позже. Все идеи развития Маркса определены социальными отношениями, характером революции, ролью, играемой государством. И у всех этих идей было различное содержание в 1848, когда пролетариат только начал развитие, чем они имели позже или имеют сегодня. Однако, огромной важностью обладает оригинальный научный вклад Маркса. Есть, прежде всего, теория исторического материализма, согласно которому развитие общества определено его производительными силами, которые создаются для определенного способа производства, и особенно производительной силой классовой борьбы. Есть теория определения всех политических и идеологических явлений интеллектуальной жизни вообще производительными силами и производственными отношениями. И есть представление капитализма как исторического явления, анализ его структуры в соответствии с теорией стоимости и прибавочной стоимости, и объяснение эволюционных тенденций капитализма через пролетарскую революцию к коммунизму. С этими теориями Маркс обогатил знание человечества надолго. Они составляют прочный фундамент марксизма. От этого пункта дальнейшие выводы могут быть получены при новых и изменившихся обстоятельствах. Из-за этой научной основы марксизм есть новый способ смотреть на прошлое и будущее, смысл жизни, мир и мышление, это - духовная революция, новое представление о мире. Однако, как представление о жизни, марксизм реален только через класс, который придерживается его. Рабочие, которые наполнены этой новой перспективой, узнают себя как класс будущего, растущего в числе, в силе и сознании, стремящегося взять производство в их собственные руки и через революцию стать владельцами их собственной судьбы. Таким образом, марксизм как теория пролетарской революции это действительность, и в то же самое время, сила, живущая только в умах и сердцах революционного пролетариата.

Марксизм не является несгибаемой доктриной или бесплодной догмой. Изменяется общество, растет пролетариат, развивается наука. Новые формы и явления возникают в капитализме, в политике, в науке, какие Маркс и Энгельс не могли предвидеть или предположить. Но созданный ими метод исследования, сохраняет свое значение в качестве превосходного гида или инструмента по направлению к пониманию и интерпретации новых событий. Пролетариат, чрезвычайно усиленный капитализмом, сегодня только достигает порога его революции и марксистского развития. Марксизм только сейчас начинает играть его роль, как живую силу в пролетариате. Поэтому марксизм является живой теорией, которая растет вместе с ростом пролетариата и с задачами и целями классовой борьбы.

1 – эта формула не доказала – как верил Энгельс – вескость материализма против «Вещи в себе» Канта. «Вещь в себе» - это результат неспособности буржуазной философии объяснить земное происхождение морального закона. «Вещь в себе», таким образом, была опровергнута и признана ложной не химической промышленностью, но историческим материализмом. Последний позволил Энгельсу увидеть заблуждение в «Вещи в себе», хотя он и предложил другие аргументы.

Антон Паннекук (как Дж.Харпер), 1942